Журналисты требуют отчета ГПУ перед нардепами по делу «Нового времени» и его расследования о «бриллиантовых прокурорах»


20:3820.02.2019
Share Button

Сообщество независимых журналистов “Инициатива 34” призывает провести внеочередные слушания в комитете Верховной Рады по свободе слова с участием представителей Генпрокуратуры относительно журнала “Новое время”.

Об этом говорится в заявлении журналистов, опубликованном в Facebook.

“Мы выражаем поддержку журналистам издания “Новое время” в их готовности защищать свои права через суд. В то же время призываем безотлагательно провести заседание комитета Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики с участием представителей Генеральной прокуратуры, на котором рассмотреть действия подчиненных Луценко на предмет соблюдения ими украинского и международного законодательства в области свободы слова”, – заявляют работники СМИ.

Журналисты утверждают, что, получив через суд право доступа к электронной переписке журналиста Ивана Верстюка и внутренних документов издания “Новое время”, Генпрокуратура нарушила статью 10 Конвенции о защите прав и основных свобод человека, часть 3 статьи 25 Закона Украины “Об информации” и статьи 65, 162 УПК Украины.

“Действия Генеральной прокуратуры являются прямым наступлением на свободу слова, давлением на журналистов и их источники, а также препятствием выполнению профессиональных обязанностей работников СМИ и должны прекратиться”, – говорится в заявлении.

По словам журналистов, следующее заседание профильного комитета назначено на 27 февраля, и “нет гарантий, что Генеральная прокуратура не воспользуется полученным в суде постановлением и не придет в редакцию “Нового времени” с обыском до этого”.

“Именно поэтому существует острая необходимость в публичном заслушивании этого дела в парламенте”, – отмечают в “Инициативе 34”.

Авторы обращения видят опасность в том, что прокуратура не только готова любым способом раскрыть источники журналистов, но и намекает на то, что ответственность за разглашение материалов понесет не только источник, но и сам журналист.

“Это прямо противоречит украинскому законодательству и ставит под угрозу функционирование демократического общества, в котором журналистика как институт играет важнейшую роль”, – подчеркивают журналисты.

Что произошло

4 февраля судья Печерского райсуда Владимир Карабань предоставил Генеральной прокуратуре доступ ко всем документам редакции НВ и ко всем материалам, которые присылал на емейл-адреса издания его журналист Иван Верстюк. Соответствующее постановление следователь ГПУ официально вручил 13 февраля.

В постановлении говорится, что, если НВ не предоставит запрашиваемую информацию, издание ждет обыск.

Решение суда было вынесено в связи с тем, что Генпрокуратура посчитала публикацию статьи Верстюка «Бриллиантовая дочь» разглашением тайны следствия.

В статье, опубликованной на сайте НВ в августе 2016-го, рассказывается о том, что заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец, имея зарплату в 200 тыс. грн в год, заплатил более 120 тыс. фунтов стерлингов за обучение дочери в британских школах. Корниец – один из двух так называемых “бриллиантовых прокуроров”, – высокопоставленных сотрудников прокуратуры, задержанных в июле 2015 года на крупной взятке. Его уволили, но само дело о коррупции Корнийца до сих пор рассматривает столичный Голосеевский райсуд.

В статье Верстюка речь шла о “бриллиантовом прокуроре” Александре Корнийце (на фото) / Фото: Радіо Свобода

Отметим, что Верстюк – автор целого ряда резонансных расследований, в том числе о коррупции в оборонных закупках, а в постановлении суда не уточняется, к каким именно материалам предоставлен доступ следователям и даже за какой период.

Спикер Генпрокуратуры Андрей Лысенко заявил на своей странице в Facebook, что в статье Бриллиантовая дочь были опубликованы фотокопии материалов британской стороны, полученные в рамках международной юридической помощи.

“Опубликованные в статье документы являются материалами уголовного производства, не подлежащими огласке, поскольку их публикация может повредить следствию и помочь подозреваемым избежать ответственности”, – утверждает Лысенко.

Он также “напомнил” представителям общественности и СМИ, что “разглашение материалов досудебного расследования без разрешения на обнародование, полученного в установленном законом порядке, является уголовным преступлением и предусматривает наказание в виде штрафа от пятидесяти до ста необлагаемых налогами минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет”.

Журналистка СТБ Алена Лунькова опубликовала на своей странице в Facebook комментарий генпрокурора Юрия Луценко о том, что требует его ведомство от НВ через суд.

“О каком-либо ущемлении журналистской деятельности речи не идет. Если кто-то из журналистов считает такие действия препятствующими осуществлению журналистской деятельности, очень прошу, можете обратиться или ко мне непосредственно, или письменно, и мы обязательно найдем оптимальный путь”, – заявил генпрокурор.

Он добавил, что следствие иногда нуждается “в данных, которые публикуют журналисты”. Луценко объяснил, что это связано с потребностью “выявлять утечки внутри правоохранительных органов, а также иногда получать неизвестные следствию факты”.

“И тогда мы, конечно, не имеем другого варианта, кроме как обращаться с просьбой предоставить информацию от средств массовой информации и не более того”, – сказал генпрокурор.

По его словам, “ни о каких последствиях для журналистов или изданий” речи не идет.

“Я как бывший журналист могу вам гарантировать, что ни один журналист, ни одно издание, кроме тех, которые пропагандируют антигосударственную деятельность и поддерживают кремлевскую практику в Украине во время моей каденции не пострадали и не пострадают”, – добавил Луценко.

В НВ оценивают решение Печерского суда как нарушение свободы слова и права журналистов на защиту источников информации. 21 февраля Киевский апелляционный суд должен рассмотреть жалобу НВ на решение Печерского суда о доступе к переписке редакции с журналистом Иваном Верстюком и другим внутренним документам издания.

В августе 2018-го тот же Печерский райсуд предоставил Генпрокуратуре доступ к звонкам с мобильного, переписке и данным о местонахождении Кристины Бердинских, еще одного журналиста-расследователя НВ.

После этого, 26 сентября, Апелляционный суд частично удовлетворил ее жалобу на это решение и вернул дело в Печерский суд.

Впрочем, там оно попало ко все тому же судье Карабаню, который, начиная с 12 ноября, трижды переносил его рассмотрение. Следующая попытка назначена на 6 мая.

Что узнали СМИ

В комментарии Громадському Верстюк заявил, что настаивает на защите своих источников информации. Он подчеркнул, что защита источников информации журналистов предусмотрена украинским законодательством, а Европейский суд по правам человека считает защиту источников информации журналиста приоритетной.

Согласно украинскому законодательству, суд может вынести решение о раскрытии источников информации журналистов в том случае, если другого способа получить эту информацию нет. Однако в данном случае ГПУ поступает так, как удобней, не пытаясь допрашивать прокуроров или проводить внутреннее расследование, отметил журналист НВ.

Верстюк добавил, что в случае необходимости для защиты его прав и прав редакции НВ обратится в ЕСПЛ. Он также обратил внимание на то, что суд удовлетворил требование прокуратуры получить доступ не только к материалам, касающимся упоминаемой статьи, но и ко всем материалам, которые касаются его работы в НВ за 3,5 года.

В комментарии ТСН Верстюк отметил, что решение Печерского суда было принято без его присутствия или присутствия его адвоката.

Журналист подчеркнул, что не мог нарушить тайну следствия, так как не является сотрудником прокуратуры, который вел это расследование или свидетелем по делу.

“Если кто-то ее (тайну следствия – ред.) и нарушил – это сотрудники прокуратуры, которые это расследовали и, возможно, что-то кому-то разгласили”, – говорит он.

С позицией Верстюка согласился глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко, а юрист и эксперт по вопросам медиаправа Тарас Шевченко в комментарии ТСН выразил надежду, что решение судьи является ошибкой, а не “наступлением на свободу слова”.

Телеканал СТБ взял комментарий у спикера ГПУ Андрея Лысенко, который подтвердил, что ведомство действительно заинтересовано в том, чтобы получить не только материалы, касающиеся статьи о дочери Корнийца 2016-го года.

“Речь шла и о материалах, которые, возможно, еще не были опубликованы, но они также не могут быть обнародованы”, – заявил он.

“То есть, на будущее?” – уточняет у него журналистка.

“То есть, чтобы они вообще не вышли”, – отвечает Лысенко.

СТБ также взял комментарий у самого Корнийца, который рассказал, что пытается восстановиться на работе, так как его якобы уволили незаконно.

Говоря о статье Верстюка, он заявил: “Я продал квартиру в Киеве и спокойно оплатил обучение дочери в Великобритании”.

Корниец также рассказал, что сам инициировал в ГПУ дело о разглашении информации, когда увидел в интернете документы, обнародованные НВ.

“Я написал и в посольство Великобритании, и в уголовную полицию Великобритании, которая дала эти документы. Мне стало известно в прошлом году, что правительство Великобритании обратилось в украинскую Генеральную прокуратуру и было зарегистрировано это производство”, – заявил он.

На уточняющий вопрос журналистки, он ли инициировал это дело, Корниец ответил: “По разглашению документов британских – да. Это было мое заявление”.

Реакция на решение суда в Украине и не только

Ряд журналистских и правозащитных организаций поддержал позицию НВ.

“В преддверии выборов кажется, что посягать на защиту источников информации стало обычным делом в Украине. Напоминаем: защита источников информации журналистов является одним из основных условий свободы прессы!” – заявили в международной правозащитной организации Репортеры без границ.

В общественной организации Медиарух выразили возмущение требованием ГПУ раскрыть источники журналиста. В заявлении организации говорится, что действия ГПУ можно расценивать как давление и нарушение свободы слова и права на защиту источников информации.

“Согласно практике Европейского суда по правам человека, судья может принимать решение о раскрытии журналистских источников или о доступе к корреспонденции или другим материалам журналиста только в крайнем случае и после того, как все другие способы исчерпаны. Однако в этом деле мы видим, что судья вообще не принимал во внимание аргументы свободы слова и не провел взвешивания интересов журналиста и интересов следствия”, – отметили в Медиарухе.

В заявлении отмечается, что, согласно статье 387 УК, ответственными за раскрытие тайны следствия являются лишь должностные лица и граждане, которые подписали письменное предупреждение о неразглашении (например, свидетели).

При этом журналисты не могут нести ответственности за разглашение, поскольку на них не возложена обязанность хранения тайны следствия.

“Мы призываем ГПУ воздержаться от давления на Новое Время, и от действий, которые могут повлечь раскрытие источников журналистов-расследователей, а также отказаться от реализации постановления суда. Мы призываем Высший совет правосудия Украины дать оценку профессионализму и добропорядочности судьи, принявшему решение, которое ставит под удар источники журналиста и может грозить обыском независимому изданию”, – добавили в Медиарухе.

В защиту НВ выступил и Комитет защиты журналистов в Нью-Йорке.

“Украинским прокурорам следовало бы расследовать коррупцию, факты которой приводит НВ, а не давить на издание и его журналиста Ивана Верстюка, чтобы он раскрыл свои источники. Защита источников – фундамент честной журналистики, и мы призываем прокуроров немедленно закрыть дело”, – заявил программный директор организации Карлос Мартинес де ла Серна.

В Комитете защиты журналистов также процитировали заявление главного редактора НВ Виталия Сыча, который назвал действия Генпрокуратуры попыткой прикрыть коррупцию прокуроров.

“Я рассматриваю действия суда и прокуроров как попытку надавить на нас и узнать, кто слил нам информацию, чтобы прикрыть коррупцию в ГПУ. По сути, ГПУ не оспаривает тот факт, что один из ее сотрудников потратил на обучение дочери в 40 раз больше, чем он зарабатывает. Генпрокуратура расстроена, что мы об этом написали и якобы кто-то из прокуроров помог нам с документами”, – заявил Сыч.

В посольстве США выразили разочарование по поводу решения Печерского районного суда, согласно которому “настойчиво требуется доступ к журналистским материалам”.

“Медиа играют важную роль в расследовании коррупции и укреплении укр. демократии. Украинские чиновники должны поддерживать независимую журналистику, а не душить ее”, – говорится в заявлении посольства.

На решение Печерского суда отреагировала также ОБСЕ.

Представитель организации по свободе СМИ Арлем Дезир призвал украинские власти уважать право журналистов на конфиденциальность источников.

По его словам, право журналистов на защиту конфиденциальных источников является ключом к свободной прессе и журналистским расследованиям.

“Я призываю власти соблюдать эту конфиденциальность, особенно когда журналисты поднимают вопросы, представляющие общественный интерес”, – заявил Дезир.

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко назвал ситуацию “однозначным давлением на права журналистов” и “очередной атакой на украинских журналистов”.

“ГПУ готова обыскать редакцию столичного медиа Новое Время в поисках материалов, которые будут свидетельствовать против журналистов, готовивших публикации о возможных злоупотреблениях украинских прокуроров! Реально – Генеральная прокуратура привлекает свои большие государственные полномочия чтобы бороться с журналистами, которые критикуют прокуроров”, – говорится в его заявлении.

На сайте НСЖУ также сказано, что решение Печерского суда не выдерживает критики и является возмутительным и что, в соответствии с законодательством, журналист имеет право защищать свои источники.

НВ и журналиста Ивана Верстюка поддержали и народные депутаты из межфракционного объединения Еврооптимисты.

В заявлении на официальной странице объединения в Facebook сказано, что “притеснения антикоррупционных журналистов стали традиционным атрибутом деятельности ГПУ”, а прокуратуре “так удобно – бороться не с коррупционерами, а с теми, кто коррупционеров разоблачает”.

“Такое решение является незаконным, превышение пределов допустимого вмешательства в права личности на частную жизнь и защиту источников информации журналиста. Кроме того, оно нарушает международные стандарты и не соответствует обязательствам Украины по защите свободной прессы”, – заявили депутаты, выразив возмущение по поводу запроса ГПУ.

Среди нардепов, поддержавших НВ Елена Сотник, Сергей Лещенко, Алексей Рябчин, Виктория Войцицкая, Игорь Луценко, Сергей Кираль, Светлана Залищук, Владислав Голуб, Павел Ризаненко, Александр Черненко, Леонид Емец, Оксана Юринец, Ярослав Маркевич, Наталья Кацер-Бучковская.

Кроме того, Радіо Свобода собрало комментарии у нескольких юристов и медиаэкспертов.

Директор Центра демократии и верховенства права Тарас Шевченко подчеркнул, что решение суда не соответствует международным стандартам защиты прав журналистов. Он обратил внимание на то, что защита журналистских источников является одной из гарантий свободы слова.

“Однако еще больший риск возникает, когда правоохранительные органы пытаются получить доступ к журналистской информации не только с целью получения самой информации, а с целью помешать деятельности журналистов или запугать их”, – добавил он.

Медиаюрист Центра демократии и верховенства права Вита Володовская обратила внимание на то, что были нарушены четкие и однозначные положения статьи 163 Уголовно-процессуального кодекса.

“В частности, в постановлении никоим образом не обоснованы ни основания для рассмотрения без участия журналистов, ни невозможность другими способами доказать обстоятельства, которые предполагается доказать с помощью этих документов, что является обязательным”, – заявила она.

По мнению Володовской, судья не рассматривал тот факт, что речь идет об информации, которой владеет СМИ, и которая могла быть предоставлена при условии неразглашения.

“Приведенное в постановлении описание документов для доступа – чрезмерное и недостаточно определенное, что оставляет широкое поле для злоупотреблений (в частности, требовать проведения обыска из-за якобы непредоставления всех документов)”, – добавил она.

В свою очередь, адвокат Института развития региональной прессы Людмила Панкратова обратила внимание на то, что досудебное расследование в отношении Корнийца было завершено 24 февраля 2016 года, а статья НВ была опубликована через полгода – в августе 2016 года.

“То есть досудебное расследование на момент публикации уже было закончено, соответственно, тайны досудебного расследования не было. Поэтому здесь не может быть применена ст. 387 УК Украины “разглашение данных оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования””, – заявила она.

По мнению Панкратовой, доказательства, собранные на основании этого постановления, могут быть признаны судом недопустимыми, так как будут собраны с нарушением прав журналистов, то есть собранными с нарушением ст. 87 УПК Украины (недопустимость доказательств, полученных в результате существенного нарушения прав и свобод человека).

Исполнительный директор Института массовой информации Оксана Романюк заявила, что в соответствии с законом Об информации журналист имеет право не раскрывать свои источники, а решение суда, обязывающее его это сделать, может приниматься лишь в крайнем случае, если все другие способы исчерпаны.

Она также выразила сомнение в профессиональности судьи, который “не понял, что речь идет о СМИ” и призвала Высший совет правосудия дать оценку его профессиональности и добропорядочности.

Романюк также подчеркнула, что журналисты не несут ответственности за раскрытие тайны следствия, поэтому “публичные заявления о каком-то штрафе абсолютно не соответствуют действительности и звучат как давление на журналистов”.

Исполнительный директор Института массовой информации призвала ГПУ воздержаться от давления на НВ и реализации постановления суда.

Медиаюрист Института развития региональной прессы Людмила Опрышко среди прочего заявила, что в постановлении суда употребляются очень размытые формулировки, которые не дают возможности четко и конкретно идентифицировать тот документ, который должен быть предоставлен на основании этого постановления.

“Вследствие этого может быть ситуация, что что бы ни предоставило издательство, следователь скажет, что это не то, что имелось в виду, а значит, решение суда не выполнено и мы придем с обыском. А обыск – это еще большее вмешательство в право на защиту журналистских источников”, – отметила она.

Опрышко подчеркнула, что раскрывать источник информации журналиста в демократическом обществе можно лишь в исключительных случаях.

Журналист Нового времени Иван Верстюк считает, что происходящее между изданием и Генпрокуратурой, а также решение суда – не отвечают заявленному курсу Украины на ЕС, а реальная цель ГПУ отличается от официально озвученной. Об этом Верстюк рассказал в комментарии LIGA.net.

По его мнению, ГПУ пытается получить доступ к его источникам информации, чтобы понимать не только, кто предоставил документы о “бриллиантовом прокуроре” Александре Корнийце и обучении его дочери в Лондоне, как говорил спикер ГПУ Андрей Лысенко, но и какие дальнейшие публикации он готовит.

“Уму непостижимо, что такое происходит в европейской стране в 2019 году, когда страна даже в Конституции зафиксировала вектор на ЕС, где суды считают защиту журналистских источников приоритетом в делах, которые касаются медиа”, – сказал он.

Ранее суд предоставил следователям Генеральной прокуратуры доступ к внутренним документам редакции “Новое время” и всех материалов, которые присылал ей журналист Иван Верстюк.

Верстюк писал о коррупции в оборонных закупках, а ГПУ заинтересовала его статья “Бриллиантовая дочка” об обучении дочери экс-заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца в Великобритании за 120 тысяч фунтов стерлингов.

Дело Корнийца – одного из двух т.н. “бриллиантовых прокуроров” – находится на рассмотрении Голосеевского райсуда Киева.

Главный редактор издания “Новое время” Виталий Сыч заявил, что информацию, опубликованную летом 2016 года об обучении дочери Корнийца, редакция “получила из надежных источников” – и ГПУ оспаривает не саму информацию, а право ее публиковать.

Читайте: Виновные в избиении журналистов во время Майдана до сих пор не наказаны

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Оставьте первый комментарий!

чтобы оставить комментарий

wpDiscuz

© Inshe.tv

Share Button