Олигарх в изгнании Дмитрий Фирташ. Ставка сыграла, но он все равно проиграл


19:5425.04.2019
Share Button

Дмитрий Фирташ – одна из центральных фигур в украинской политике и бизнесе последнего десятилетия. Получив известность в середине нулевых как совладелец одиозного газотрейдера Росукрэнерго, Фирташ стремительно нарастил влияние и активы.

Чтобы перечислить все его успехи, не хватит пальцев на руках. Вот лишь самые значимые. За какой-то десяток лет Фирташ стал газовым, титановым и азотным магнатом, выиграл войну у премьера Юлии Тимошенко, «пережил» младоолигархов Виктора Януковича и, по его собственным словам, способствовал должности мэра Киева Виталия Кличко.

В 2014 году журнал Новое время и инвесткомпания Dragon Capital отдали Фирташу шестую позицию в рейтинге богатейших украинцев, оценив его активы в $1,45 млрд.

Оценка 2018-го втрое ниже – $489 млн. Это крупнейшее падение в «высшей лиге».

Конечно, к подобным медиарейтингам можно относиться с долей скепсиса. Во-первых, акции предприятий Фирташа никогда не торговались на биржах. Во-вторых, рейтинги, как правило, не учитывают всех долгов фигурантов.

В случае с олигархом этот фактор имеет значение. С одной стороны, перед его структурами есть многомиллионный долг государственного ОПЗ. С другой, у Group DF, которая объединяет активы олигарха, огромная задолженность перед финансировавшими его покупки российскими госбанками.

2014 год действительно стал переломным в бизнес-карьере олигарха. И дело вовсе не в деолигархизации, объявленной президентом Петром Порошенко.

13 марта, за два месяца до прошлых президентских выборов, олигарх получил «черную метку» от США – по запросу ФБР, Фирташа задержала в Вене местная полиция. Его подозревают в создании преступной группы и подкупе индийских властей – все ради доступа к крупному титановому месторождению.

Спустя год, 30 апреля, австрийский суд отказал США в экстрадиции бизнесмена, который сумел убедить Фемиду в политической подоплеке дела. Несмотря на победу, попасть в Украину Фирташ до сих пор не может.

Во-первых, продолжаются судебные разбирательства в Австрии. Во-вторых, задержать его, по прилету в Украину, обещал глава МВД Арсен Аваков – не первый, но и не второй человек в стране.

Будут ли изменения после президентских выборов? По информации Украинской правды, в лагере Фирташа были убеждены, что Петру Порошенко нельзя выигрывать выборы во второй раз. А, значит, косвенно поддержали Владимира Зеленского.

С другой стороны, похоже, сохранит свое влияние Арсен Аваков, с которым у Фирташа, мягко говоря, натянутые отношения.

LIGA.net разбиралась, как пережил пятилетку правления Петра Порошенко один из самых влиятельных бизнесменов современной Украины, и что его ждет дальше.

Венская встреча

22 апреля в фешенебельном венском отеле пересеклись Петр Порошенко, Сергей Левочкин, Дмитрий Фирташ, Виталий Кличко, Виталий Ковальчук и Юрий Стець.

Официальная версия такова: Порошенко и Ковальчука пригласили на День рождения Владимира Кличко. Совершенно случайно они столкнулись в отеле с Фирташем и перекинулись несколькими фразами.

По другой версии, разговор продолжался более суток, с небольшим перерывом. Тема встречи была отнюдь не праздной – президентские и парламентские выборы.
“Мы получили, что хотели: Кличко стал мэром, Порошенко – президентом”
– заявит Фирташ в 2015-ом на суде в Вене
Тогда казалось, что слова разошлись с делом. Удар на выборах в Раду, осенью 2014-го, не получил обещанных 50% списка. А в 2015-ом, перед местными выборами, партию и вовсе ликвидировали по требованию президента. Виталий Кличко стал свадебным главой БПП и до сих пор пребывает в этой должности, хоть и написал заявление о сложении полномочий еще два года назад.

Когда показания Фирташа получили медийный резонанс, Петр Порошенко опроверг информацию о каких-либо существующих договоренностях с олигархом.

“Я никогда не отрицал короткую встречу с Фирташем. Но отрицаю любые договоренности. Этого не существует. Если что-то другое было заявлено под присягой в суде, он должен нести ответственность за ложь под присягой”, – заявил президент.

В итоге, имеем слово против слова. Пока не появятся прямые доказательства договоренностей, каждый может выбирать версию по вкусу. Австрийский суд поверил Фирташу.

5 ударов по империи олигарха

Последующие пять лет показали, что Порошенко – не лучший вариант для империи Фирташа. За это время Group DF изрядно похудела.

Правда, прямой «заслуги» Петра Порошенко в этом нет. «Раскулачиванием» олигарха больше занимался «Народный фронт» Арсения Яценюка и Арсена Авакова.

Главным конкурентным преимуществом Фирташа долгие годы были хорошие связи с Россией и Газпромом. Благодаря этому, Фирташ покупал газ дешевле, чем НАК «Нафтогаз» и прочие импортеры.

Газовая дельта позволяла аккумулировать огромные средства, которые группа направила на экспансию в украинскую промышленность. Сначала в химии, а затем и других секторах – логистике, медиа, агро, недвижимости.

Схема оказалась крайне уязвимой. С обострением украино-российских отношений, захватом Крыма и началом боевых действий на Донбассе вести бизнес стало тяжелее.

Первый удар – иссяк источник дешевого газа. Страна перешла от прямых закупок газа из РФ на реверсные. Химический бизнес Фирташа, для которого газ выступает основным сырьем, оказался в кризисе. Подорожание газа в Украине совпало с падением мировых цен на удобрения. А жемчужина в «химической» коллекции Фирташа – горловский “Стирол” – остался на, временно, оккупированной территории.

Второй удар по группе – аннексия/оккупация Крыма. “Крымский Титан” и “Крымсода” были доходными активами. Аннексия привела к логистическим трудностям, санкциям, а потом – и к искам от российских банков и аресту активов.

Третий удар – реформа газового рынка и противостояние с НАК Нафтогаз Украины. Страна переходит от схемы монополизма в импорте к плюрализму. Десятки трейдеров соревнуются в условиях и ценах поставок. В результате, даже доля самой НАК, изрядно упала. А группа Фирташа вообще потеряла рычаг влияния на промпредприятия (например, на ОПЗ).

Четвертый – «банкопад» или чистка финансового рынка, которую инициировал Нацбанк, возглавляемый Валерией Гонтаревой. Базовый банк ФПГ Фирташа – “Надра” – чистку не пережил.

Пятый удар – потеря административных рычагов, а вместе с ними, и влияния на госкомпании – тот же НАК или ОПЗ, где до 2014-го реализовывалась типичная схема: прибыль – частникам, убытки – государству. Еще одно следствие – разрыв договоров аренды с титановыми ГОКами, которые нашли новых кураторов.

В итоге, за прошедшие годы, не потеряли позиций только транспортный, медийный и аграрный дивизионы олигарха.

Газ, долги и Коболев

Облгазы, которые принадлежат Дмитрию Фирташу, объединены в Региональную газовую компанию». Под ее контролем находятся 20 газораспределительных предприятий по всей стране. Участники сети, ежегодно, транспортируют украинским потребителям 20 млрд куб. м природного газа.

Облгазы – самая проблемная часть активов Фирташа. Именно этот сегмент холдинга генерирует большую часть негатива в информационном пространстве. Главный оппонент – НАК «Нафтогаз Украины».

Деятельность облгазов чрезвычайно конфликтна и непрозрачна. В Украине около 3 млн потребителей газа до сих пор не имеют приборов учета. Эти потребители платят согласно административно установленным нормам. Размер нормы не имеет никакого отношения к реальной жизни. Сколько именно «социального» газа потребляют без счетчиков установить невозможно.

Оппоненты РГК во главе с Андреем Коболевым неоднократно высказывали подозрения о том, что часть «социального» газа лишь списывается на бытовых потребителей. А на самом деле перепродается промышленным предприятиям.

Хотя доказать, что такие случаи носят массовый характер, еще не удавалось.

Вторая проблема – задолженность. Цены для населения и ТКЭ – ниже цен для промышленности. Поэтому единственным продавцом газа для РГК выступает Нафтогаз. Однако даже по этим ценам значительная часть населения не платит. В результате, потребители должны облгазам и предприятиям теплокоммунэнерго, ТКЭ также должна РГК, РГК должна НАКу.

Несмотря на проблемность рынка поставок населению, Нафтогаз стремится вытеснить с него облгазы Фирташа.

Обвинения НАКа можно разделить на три части: долги, вывод газа за счет «мертвых душ» и злоупотребления с незаконными доначислениями.
“Пока мы продолжаем доказывать, что группа Фирташа является банальными ворами газа и субсидий и нас, к сожалению, не слышат в Украине, страны ЕС демонстрируют нам на практике, что такое принцип верховенства права.
Средств, которые облгазы и “газсбыты” задолжали группе Нафтогаз уже хватило бы, чтобы полностью профинансировать 10-летнюю программу модернизации ГТС Украины”
– заявлял Андрей Коболев

На начало 2019-го, облгазы задолжали Укртрансгазу, за услуги балансирования, до 30,4 млрд грн. Связанные с ними “газсбыты” увеличили долг перед Нафтогазом до 29,3 млрд. Всего – около 60 млрд грн, говорил Коболев.

Финансовые результаты облгазов в 2018-ом – неудовлетворительные. 20 операторов, работающих под брендом РГК, в прошлом году получили 4,55 млрд грн убытков, сообщили LIGA.net в пресс-служба компании.

“Основной статьей расходов газораспределительных компаний являются объемы газа для производственно-технологических потерь (ПТП). Рыночная стоимость этого газа составляет 8,3 млрд грн. А годовая тарифная выручка 20 газораспределительных компаний составляет всего 8,8 млрд грн», – говорят в РГК.

В 2016 году, при утверждении объемов газа для ПТП, Минэнергоугля, по мнению РГК, на 36% занизило реальные потребности газораспределительных компаний. Профильным министерством утвержден ПТП в объеме 992 млн куб м, в то время как операторы ГРМ нуждаются 1,6 млрд куб м газа в год.

Из-за этого, группа оценивает убытки газораспределительных предприятий за 2015-2018 гг. от заниженной стоимости, заложенной в тарифе, в 9,5 млрд грн.

Диаграмма предоставлена пресс-службой РГК
В марте начались проверки, о необходимости которых неоднократно говорил Нафтогаз. В ходе проверок облгазов, на трех из них, выявили незаконные доначисления за газ.

Завершились проверки “Винницагаза”, “Волыньгаза” и “Киевоблгаза”. По всем трем облгазам результаты одинаковые – нарушения лицензионных условий, а начисление дополнительных объемов газа бытовым потребителям, с использованием коэффициента, являются незаконными.

Сложная химия: одни убытки

Производство минеральных удобрений – профильный бизнес для Фирташа. До кризиса, предприятия группы Ostchem – Стирол, Северодонецкий, Ровенский и Черкасский Азоты – производили около 3% азотных удобрений в мире, а их продукция экспортировалась более чем в 100 стран.

Будучи крупнейшим кредитором Одесского припортового завода и Сумыхимпрома, группа имела влияние и на эти государственные активы. Позже, долг ОПЗ перед Ostchem в $250 млн, фактически, заблокировал его приватизацию.

Помимо заводов, в группу входят дистрибуторская сеть УкрАгро НПК и специализированный морской порт Ника-Тера.

Арест был наложен в рамках дела, в котором суды частично удовлетворили иск Проминвестбанка к Ровноазоту (как поручителя ЧАО «Северодонецкое объединение АЗОТ») по договору об открытии кредитной линии от 23 июля 2013 года о взыскании $45,9 млн задолженности.
В последние месяцы ситуация начала улучшаться.

В феврале в 2019 года Ровноазот запустил один агрегат аммиака (До того, завод долгое время работал на привозном аммиаке). Это позволит полностью обеспечить потребности в сырье для производства аммиачной селитры объемом около 50 000 т в месяц. В марте готовился к запуску второй аммиачный агрегат. Он будет поставлять сырье для производства известково-аммиачной селитры.

В марте заработал северодонецкий Азот, простаивавший с сентября прошлого года.

Чтобы отстоять внутренний рынок, компания олигарха инициировала антидемпинговое расследование против россиян.

C 28 февраля 2017 года Украина ввела пошлины на импорт азотных удобрений из России — от 4,19% до 31,84%.

Этого Фирташу и коллегам по цеху показалось мало. В январе, Союз химиков подал в МЭРТ заявление об очередном расследовании против импорта минеральных удобрений. Его результаты пока неизвестны.

Помог и государственный “Аграрный фонд”, закупивший удобрений на 3 млрд гривень.
Николаевский порт «Ника-Тера» Фирташ купил в одно время с химзаводами, чтобы обеспечить бесперебойный экспорт удобрений.

Но, в отличие от “азотов”, порт не требовал господдержки в виде низких цен на газ и иных льгот. Именно поэтому, порт успешно пережил резкое охлаждение отношений бенефициара с властью.

Химическая составляющая осталась, но перестала быть основной. Зато в разы выросла перевалка зерновых. Вместимость зернохранилищ порта выросла за последние пять лет с 40 000 до 210 000 т.

В 2018 году порт установил свой рекорд грузооборота – 5,84 млн т – на 40% больше, чем в 2017-ом. Доля зерна, зернобобовых и масличных культур, а также продуктов их переработки – 4 млн тонн или 68% от общего объема перевалки.

Больше не банкир

Огромная эмблема Надра Банка Дмитрия Фирташа до сих пор украшает бывший главный офис финучреждения, но сейчас здание занимает топ-менеджмент Фонда гарантирования вкладов физлиц.

Надра обанкротился в феврале 2015 года. Основная причина — недостаток капитала в соответствии с требованиями стресс-тестирования.

Фирташ не подтвердил готовность оказать учреждению оперативную финансовую поддержку, в том числе, для погашения долгов, полученных предыдущим акционером. Это привело к дальнейшему ухудшению финансовых показателей банка и невозможности выполнения обязательств перед вкладчиками и кредиторами.

Вместе с банком, государству, в лице Фонда, достались 3,6 млрд грн выплат вкладчикам, проблемные залоги и большой портфель долга по рефинансу НБУ.

Фирташ, как бывший акционер банка, – один из крупнейших должников регулятора, говорила экс-глава НБУ Валерия Гонтарева. Его долг – 9,8 млрд грн. В этом смысле он уступает только двум банкам Олега Бахматюка.

Проблема в том, что Нацбанк не может предъявить ему, какие-либо, претензии – личное поручительство, которое Фирташ давал регулятору, еще при спасении банка, в 2008 году, было утеряно после реструктуризации долга.

Как уточнил собеседник LIGA.net в НБУ, это произошло еще при Владимире Стельмахе во главе Нацбанка, то есть до 2010 года.

Титан: Крым, ВТБ и суды

При Викторе Ющенко и Викторе Януковиче, Дмитрий Фирташ стал настоящим титановым королем.

Его компании контролировали добычу и обогащение титаносодержащих руд, производство двуокиси титана, титанового шлака, губки, слитков и слябов.

За этими скучными названиями скрываются бизнес с многомиллионным оборотом. Титановый прокат необходим в авиакосмической отрасли, двуокись титана – в пищевой и лакокрасочной. Без него невозможна работа таких гигантов как Boeing, Airbus, Dupont.

Титановый бизнес Group DF представлен следующими предприятиями:

«Мотроновский горно-обогатительный комбинат» (Днепропетровская обл., Украина)
“Междуреченский горно-обогатительный комбинат” (Иршанск, Украина)
“Валки-Ильменит” (Иршанск, Украина)
“Юкрейниан Кемикал Продактс” (Армянск, Украина) — ранее «Крымский титан»
“Запорожский титано-магниевый комбинат”, 49% (Запорожье, Украина)

При Петре Порошенко титановый корабль Фирташа едва не стал “Титаником”. На то были и внешние, и внутренние причины.

После аннексии Крыма, группа, де-факто, перерегистрировала в соответствии с российским законодательством “Крымский титан”, передав его российской “дочке” Group DF “Титановые инвестиции”.

Украинское юрлицо также перерегистрировали – с 2015 года Крымский титан носит название “Юкрейниан кемикал продактс”.

Ни запрет торговли с полуостровом, ни экологическая катастрофа в Армянске, после выбросов с территории завода, не смогли остановить его работу. Крымский титан получает ильменит – сырье для производства с материковой Украины, рассказывал народный депутат Мустафа Джемилев.

Но сырьевая база Group DF похудела. С августа 2014 года Кабмин решил не продлевать с Крымским титаном договор аренды Иршанского ГОКа и Вольногорского ГМК.

Оба комбината перешли под контроль новосозданного титанового госхолдинга. Торговать продукцией ГОКов стали компании, связанные с влиятельным нардепом от Народного фронта Николаем Мартыненко, следует из расследования “Схем”.

Вторая проблема – Украина начала процесс возвращения Запорожского титано-магниевого завода, единственного в Европе производителя губчатого титана, который находился под контролем Фирташа c 2012 года. Тогда кипрская компания бизнесмена Tolexis Trading Limited приобрела 49% в уставном фонде создаваемого ООО ЗТМК. После приватизации Tolexis должна была выделить 880 млн грн на модернизацию завода.

Работы планировали закончить в первом квартале 2015 года. 23 сентября 2016-го детективы НАБУ задержали, по подозрению в растрате 492 млн грн, директора комбината, топ-менеджера Фирташа, Владимира Сивака.

По версии следствия, вместо финансирования модернизации ЗТМК перечислил большую часть взноса Tolexis скандальной компании “Энергомережа”, “Запорожьеоблэнерго”, банку “Надра” и компании “Синтез Ресурс” – в счет погашения долгов ещё государственного ЗТМК.

Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) оспорила приватизацию, ссылаясь на невыполнение инвестобязательств. За два года дело прошло по всей вертикали хозсудов. Первые два решения были в пользу государства. Но, уже 22 марта 2019 года, Коллегия судей Верховного Суда отменила решение первой и апелляционной инстанций и вернула на повторное рассмотрение в Хозсуд Запорожской области.

Еще один фронт против олигарха открыли кредиторы. Суд Кипра, По иску российского ВТБ, наложил арест на движимое и недвижимое имущество Фирташа почти на $46 млн. В том числе, на акции компаний, которые владеют ее бизнесом – той же Tolexis.

А высокий суд Англии и Уэльса арестовал два особняка в Лондоне, площадью 1500 и 2600 кв. м. Их стоимость – около 50 млн фунтов, писал Коммерсант.

На первый взгляд, иск российского госбанка и решения судов выглядят атакой на активы предпринимателя. Есть и обратная сторона медали: арест можно использовать для сохранения того же ЗТМК, если его отсудит украинская прокуратура.

Недвижимость: Парус, Арена, Республика

Дмитрий Фирташ оказался не лучшим девелопером, его инвестиции в коммерческую недвижимость обернулись для него многомиллионными убытками.

Group DF была очень специфическим игроком: инвестировала или в крайне дорогие или гигантские объекты.

Самый известный актив группы в Real Estate – это бизнес-центр “Парус”. Фирташ купил половину, на то время, самого высокого и дорогого бизнес-центра у Вагифа Алиева в далеком 2007-ом. Весь 33-этажный “Парус” тогда оценивали чуть ли не в полмиллиарда долларов. Очень скоро туда переехала штаб-квартира Group DF.

В рамках этой же сделки Фирташу досталась часть торгово-развлекательного комплекса “Арена Сити” (Arena Entertainment).

Но недвижимость не была для группы приоритетным направлением, пока в начале десятых Фирташ в партнерстве с Алиевым не затеяли мегастройку многофункционального комплекса Respublika: 300 000 кв метров магазинов и “интертеймента”, плюс небольшой город в виде одноименного жилого комплекса. Объем инвестиций, только в ТРЦ, достигал около $300 млн.

Масштабный проект обернулся для Фирташа громким фиаско. С началом кризиса строительство замедлилось, а когда в 2015-ом лопнул банк Надра, и вовсе замерло на отметке 80% готовности.

Оказалось, что Фирташ отдал ТРЦ в залог НБУ, чтобы получить рефинансирование Нацбанка. Когда банк обанкротился, Respublika перешла к НБУ. Банковский регулятор 15 раз безрезультатно выставлял ТРЦ на продажу. Покупатель нашелся только в феврале 2019-го. ТРЦ “ушел” за 777 млн грн (при начальной цене продажи 2,59 млрд грн) таинственной компании «Солтекс Капитал».

Фирташу пришлось попрощаться и с другими своими активами в Real Estate. Было продано здание отеля “Санкт-Петербург”, расположенное на бульваре Шевченко.

В 2016-м Вагиф Алиев, по неофициальной информации, выкупил половину “Паруса”, которая принадлежала Фирташу. Передача прав за 50% бизнес-центра была безденежной. За долю Фирташа Алиев якобы взялся погасить более $50 млн долга Group DF. Официально эта информация так и не получила подтверждение.

Собеседники LIGA.net на столичном рынке недвижимости говорят, что позже часть “Паруса” досталась бизнесмену Вадиму Столару.

Похоже, что Фирташа уже нет и среди совладельцев ТРЦ “Арена-Сити” (Arena Entertainment). В апреле 2019-го издание НВ Бизнес сообщило со ссылкой на источники, что Фирташ продал свою долю в ТРЦ Сергею Тигипко. Приблизительная сумма сделки $13-15 млн .

Медиа: рейтинг и Порошенко

Телеканал “Интер” – главный рупор группы, основа медийного и электорального влияния. Хотя Фирташа нельзя назвать его единоличным владельцем: акциями канала также владеют Сергей Левочкин, Валерий Хорошковский и Светлана Плужникова. В Inter Media Group также входят телеканалы “К1”, “К2”, “НТН”, “Мега”, “Enter-Фильм”, “Zoom” и “Пиксель”.
В 2013-ом у канала было твердое второе место в рейтинге.

За 5 лет его позиции заметно ухудшились.

Интересно, что «Интер» – один из наиболее лояльных каналов по отношению к Петру Порошенко. Таковы результаты исследования, которое в рамках проектов Совета Европы провела коалиция общественных организаций («Комиссия журналистской этики», «Платформа прав человека», «Украинский институт медиа и коммуникации» и StopFake). Более того, за указанный период, на канале позитива о Порошенко было больше, чем на «Пятом» и «Прямом».

Дмитрий Фирташ вместе с экс-главой АП Сергеем Левочкиным выкупили у бывшего главы СБУ Валерия Хорошковского контрольный пакет в Интере в 2013 году. Тогда не было известно, как перераспределились доли всех участников после сделки. В пресс-релизе озвучивалась феноменальная для медийного рынка сумма – $2,5 млрд. Мало кто из экспертов мог в нее поверить.

Вплоть до 2015 года достаточно существенный пакет в структуре собственности вещателя имел российский Первый канал – 29%. Впоследствии он тоже достался Фирташу, Левочкину и Хорошковскому. И, наконец, только в апреле 2016 года, когда изменения в законодательстве обязали телеканалы публиковать на сайте реальных владельцев медиа, стало известно, что Хорошковский на самом деле не вышел из бизнеса. У него по-прежнему осталась крупнейшая доля – 45%. У Фирташа только 36%, у Левочкина – 9%.

Дмитрий Фирташ может оказаться совладельцем в еще одном телевизионном бизнесе – монопольном телевизионном эфирном провайдере Зеонбуд. Правда, озвучивал от своего имени эту информацию только один человек – экс-нардеп Николай Томенко. Участники рынка говорят об этом лишь неофициально.

В числе реальных владельцев Зеонбуда, Томенко назвал также Рината Ахметова и Александра Януковича. Сейчас провайдером по-прежнему владеет кипрский офшор Planbridge Ltd. В конце 2018 года у него сменились номинальные держатели акций. Раньше это были четыре киприота и британец. А теперь – 5 латвийцев и все тот же британец.

В кулуарах и в неофициальных разговорах с журналистами участники рынка говорят, что в структуре собственности Зеонбуда появились новые владельцы, якобы из окружения Петра Порошенко. Официальных подтверждений этому нет.

В прошлом году стало известно, что Зеонбуд выставил группе Интер огромные счета по долгам за распространение сигнала. Это может быть косвенным подтверждением, что Фирташ вышел из акционеров Зеонбуда.

Можно предположить, что Дмитрий Фирташ и Ринат Ахметов не смогли больше уживаться в одном активе после конфликта вокруг Укртелекома.

В 2017 году продавец оператора, экс-владелец ЕСУ – кипрская Raga Establishment Ltd выставил Ахметову счет в $760 млн. Позже выяснилось, что за этой офшоркой стоит кредитор – Дмитрий Фирташ. И именно он хочет получить доплату от владельца СКМ. Из претензии следует, что после сделки в 2013 году компания Ахметова заплатила за оператора лишь $100 млн, а должна была – $860 млн.

Собственник СКМ долг не признавал.

Прогноз: выборы и экстрадиция

Самой главной угрозой, лично для Фирташа, все 5 лет оставалась экстрадиция в США.

“Обвинения – абсолютная неправда. Мы никаких взяток не давали. Все эти, так называемые свидетели, были арестованы в Америке. С ними работали агенты ФБР. Они им угрожали и говорили: “Нам нужна эта рыба, нам все равно, это правда, или нет, мы должны эту рыбу поймать”, – заявил он на заседании 30 апреля 2015 года.

Пять лет юристы всячески затягивают процесс. Не факт, что это получится делать вечно.

Вторая угроза – выборы. За пять лет правления Порошенко, у олигарха есть потери, почти, по всем направлениям. Но, очевидно, если бы 5 лет назад он сделал иную ставку – они могли бы быть еще больше.

Как будет развиваться бизнес Фирташа после победы Владимира Зеленского, сейчас не знает никто. С Игорем Коломойским, которого с Зеленским связывает многолетнее партнерство, Фирташ конкурирует на множестве рынков (химия, логистика, медиа).

Смена власти, на которую возлагает надежды олигарх может принести новые сюрпризы

Читайте также:
Государство имени Рината Ахметова. Cколько олигарху №1 стоил первый срок президента Петра Порошенко
Опасная жертва. Сколько Игорю Коломойскому стоил первый срок президента Петра Порошенко

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button