Государство имени Рината Ахметова. Cколько олигарху №1 стоил первый срок президента Петра Порошенко


08:5126.03.2019
Share Button
За время президентства Порошенко Ахметов побывал на краю, но в итоге сорвал джекпот. Как ему это удалось?
LIGA.net провела ревизию, как спустя пять лет после Майдана чувствует себя очень крупный бизнес. Герой второй статьи – Ринат Ахметов.

Теплым апрельским днем по правительственному кварталу Киева маршировали организованные колонны разгневанных шахтеров. Они требовали отставки министра энергетики и справедливых цен на уголь. «Дежавю!», «Девяностые возвращаются», – подумали многие киевляне, помнящие многочисленные шахтерские марши 1990-х. Казалось, массовый протест горняков снова накрыл столицу в 2015-м. Официальным организатором акции выступил Независимый профсоюз горняков Украины. Протестующие хотели добиться уступок от власти, напомнив ей о влиятельных шахтерских митингах из недавней истории страны. Вышло иначе.

Спустя два дня депутат Мустафа Найем опубликовал скрины документа с красноречивым названием «Крепость». Это был план защиты своих интересов, разработанный крупнейшей частной энергокомпанией страны ДТЭК, принадлежащей самому богатому украинцу – Ринату Ахметову. Шахтерский десант в столице – составная часть «Крепости», следовало из документа.

У Ахметова было много стимулов «креативить» подобные планы. К концу первого года президентства Петра Порошенко его энергетический бизнес был в глубоком кризисе. В других направлениях бизнеса (а их у Ахметова еще 13) дела тоже шли неважно. Если в начале каденции Порошенко в 2014-м состояние Ахметова, по версии рейтинга Bloomberg Top 500 Billionaires, оценивалось примерно в $12 млрд, то спустя год его капитализация рухнула почти вдвое: многочисленные активы в металлургии, энергетике, финансовом секторе, ритейле и недвижимости стоили уже $6,5 млрд.

Давление на Ахметова нарастало. «Крепость» заинтересовала СБУ, там возбудили дело по ч. 2 ст. 110 Уголовного кодекса Украины – финансирование действий, совершенных с целью насильственного изменения или свержения конституционного строя или захвата государственной власти. Топ-менеджеров ДТЭК вызвали на допросы.

Параллельно прокуратура начала наступление на нефтегазовый бизнес Ахметова, добившись ареста счетов, имущества и продукции компании Нафтогазвидобування, совладельцем которой в нулевых был Петр Порошенко.

В кулуарах бизнес-конференций заговорили об очень большом банкротстве. Казалось, что низложение донецкого олигарха, бизнес которого пустил щупальца во все сферы украинской экономики, всего лишь вопрос времени.

Показалось.

К завершению первой пятилетки правления Порошенко, прошедшей под лозунгом деолигархизации, бизнес крупнейшего олигарха страны Рината Ахметова прекрасно себя чувствует: ДТЭК заработал десятки миллиардов на так называемой формуле Роттердам+, металлургия и банковский сектор приносят миллиардную прибыль, телеканал «Украина» – лидер рейтингов телесмотрения, ФК «Шахтер» опять чемпион.

Как Ахметову удалось решить все большие проблемы?

Энергетика: Киев – Роттердам

Война на Донбассе и смена власти в Киеве дорого обошлись самому богатому украинцу.

Оккупация Донбасса, с одной стороны, и блокада торговли с ОРДЛО – с другой повлекли за собой потерю активов и разрыв производственных цепочек в металлургии и энергетике.

Революция достоинства привела к власти вчерашнюю оппозицию, прежние соратники бежали из страны. Это сильно подорвало лоббистские возможности олигарха, который всегда умел добиваться выгодных для себя правил игры. В первую очередь в энергетике.

После формирования нового правительства, весной 2014 года, ставленники донецкого бизнесмена лишились руководящих должностей в госкомпаниях. Из Укрэнерго ушел Петр Омеляновский, из Укринтерэнерго – Максим Кучер. Министерство энергетики сделало ставку на более дешевую атомную энергию, предложив ДТЭК снизить свою долю и, соответственно, доходы в генерации.

Контрольный выстрел – Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) отказалась увеличивать тариф, по которому ТЭС поставляют электроэнергию на рынок. Как следствие, пострадали и угольные активы олигарха.

Тариф – важнейшее звено, которое по цепочке определяет доходность всего энергобизнеса. В 2015 году ТЭС получали не более 90 копеек за 1 кВт-ч. ДТЭК добивалась его увеличения до 1,2-1,3 грн за кВт-ч. 70% мощностей тепловых станций находятся в собственности ДТЭК Рината Ахметова, она бы и получила максимальную выгоду от повышения.

За годы президентства Виктора Януковича энергохолдинг Рината Ахметова был главным покупателем в приватизации энергоактивов. За это время он пополнился «Киевэнерго», «Западэнерго», «Донецкоблэнерго», «Днепроэнерго», «Днепрооблэнерго», «Крымэнерго», шахтой «Белозерская», предприятиями «Донской антрацит» и «Сулинантрацит», взял в концессию крупнейших добытчиков антрацита – «Ровенькиантрацит» и «Сведловантрацит».

Экспансию финансировали на заемные средства: западные банки и инвесторы стояли в очереди, чтобы дать ДТЭК недорогие займы в валюте. В конце 2014 года чистый долг компании достигал $2,9 млрд. Трехкратная девальвация гривни сделала неподъемными валютные обязательства ДТЭК, которая почти 100% дохода получает в гривне.

По итогам 2015 года ее выручка упала почти вдвое – до $4,3 млрд, убыток вырос на $64 млн – до $1,7 млрд. В национальной валюте эта цифра выглядит гораздо более внушительно – 37 млрд грн.

Ни медиакампания, развернутая против правительства и регулятора рынка, ни протесты завезенных в Киев шахтеров не помогали исправить ситуацию. По сути, стоял вопрос о существовании ДТЭК как таковой.

Назад и вверх. Вместо начала конца 2016-й стал для энергобизнеса Ахметова периодом ренессанса. Перед самым Новым годом суды неожиданно сняли арест с его газодобывающего бизнеса. А весной НКРЭКУ под руководством выходца из Roshen Дмитрия Вовка утвердила Порядок формирования прогнозной оптовой рыночной цены (ОРЦ) электроэнергии, более известный как формула Роттердам+. Решение стало без преувеличения спасительным для ДТЭК.
По этой цене тепловые электростанции, работающие на угле, продают электроэнергию в единый оптовый рынок. Стоимость угля считается по формуле «цена в портах Амстердам – Роттердам – Антверпен (АРА) + цена его доставки в Украину». Полученная цифра закладывается в стоимость электроэнергии, которую отпускают ТЭС. Методику применяют ко всему углю, который идет на ТЭС, в том числе добытому в Украине. В 2016-м импорт составил не более 5%. Крупнейший добытчик угля в стране все тот же – ДТЭК.

Цена электроэнергии начала увеличиваться. Бизнес ДТЭК сразу пошел на поправку. Критика властей с подконтрольного олигарху «ТРК Украина» сошла на нет.

По итогам 2016-го впервые с начала войны холдинг показал рост финансовых результатов – выручка увеличилась до $4,7 млрд.

В 2017-м донецкий олигарх решил, что пришло время продолжать покупки. За лето материнский холдинг СКМ потратил более 3 млрд грн на выкуп 25% акций «Донецкоблэнерго», «Западэнерго», «Киевэнерго», «Днепроэнерго», «Днепрооблэнерго» и довел свою долю в компаниях почти до 100%.

Благодаря самому большому в Европе «зеленому тарифу» бурно развивается альтернативное крыло – в дополнение к крупнейшей в Украине Ботиевской ветряной электростанции ДТЭК строит Приморскую ВЭС. Первая очередь на 100 МВт запущена в феврале 2019-го.

Отметился ДТЭК в солнечной энергетике, запустив небольшую Трифоновскую СЭС (10 МВт) и крупнейшую в Украине Никопольскую СЭС мощностью 200 МВт.

Минувший год стал самым успешным для энергетического детища Ахметова. По итогам 2018-го впервые за последние годы ДТЭК показал прибыль – $194 млн. Среднегодовой тариф для ТЭС вырос до 1,8 грн за 1 кВт-ч, в текущем году планируется рост до 2 грн.

В феврале этого года стало известно о планах покупки Киевобл- и Одессаоблэнерго у группы VS Energy россиян Александра Бабакова и Евгения Гинера.

Почему отношения государства и энергохолдинга Ахметова так радикально изменились? Единственная публичная версия, о которой писали СМИ, – скупка «на дне» облигаций ДТЭК компанией ICU Макара Пасенюка, которого называютфинансовой тенью Порошенко. Обеспечив условия для роста бизнеса, государство тем самым обеспечило и рост стоимости бумаг ДТЭК.

«Фактически сейчас работает только Роттердам+, и только потому, что там Петр в доле», – жаловался «Украинской правде» на проблемы с властью один из членов «клуба олигархов».

Оба предполагаемых участника «сделки» прогнозируемо опровергают подозрения. Облигации ДТЭК начали рост синхронно с рынком, настаивал гендиректор компании Максим Тимченко.

«Занимаясь долговыми рынками Украины и СНГ, не работать с еврооблигациями ДТЭК, Метинвеста, ПУМБа невозможно», – утверждал в интервью агентству «Интерфакс-Украина» управляющий директор ICU Макар Пасенюк.

Возможные злоупотребления при утверждении скандальной формулы и скупку облигаций ДТЭК изучает НАБУ. Расследование, как ни странно, напрямую не затрагивает ДТЭК. Если кому и грозят неприятности, то скорее руководству Нацкомиссии, которая принимала решение о новых правилах ценообразования.

«Думаю, оправдывать Роттердам+ точно должны не мы. Это вопрос НКРЭ», – заявил в недавнем интервью «Экономической правде» Тимченко.

Еще одна победа ДТЭК – в конце 2018-го Антимонопольный комитет вынес вердикт: холдинг не злоупотребляет монопольным положением на рынке.

Все проблемы позади? Определенно нет. C 1 июля стартует второй этап реформы энергорынка, который предполагает запуск энергетических бирж – цена электроэнергии будет формироваться на открытом рынке. Либерализация приведет к появлению множества независимых игроков, Роттердам+ потеряет актуальность.

Еще одна ближайшая перспектива – объединение украинской и европейской энергосистем, в результате чего Украина сможет импортировать электроэнергию. Компании Ахметова придется жить в условиях реальной конкуренции.

В ДТЭК, по крайней мере на словах, готовы принять вызов. «Как только у нас поменяется ситуация и появится нормальный прозрачный рынок, капитализация отрасли вырастет, а вместе с ней – капитализация нашей компании», – убеждал «Экономическую правду» Тимченко.

Метинвест: все опять хорошо. Очень
~

Металлургический бизнес Ахметова – основа бизнес-империи олигарха: с него все начиналось, и он до сих пор самый крупный в группе. В первые годы президентства Порошенко Metinvest Holding (СКМ принадлежит 71,24% и Смарт-холдингу Вадима Новинского – 23,76%) столкнулся с рядом трудностей:

  • война и оккупация части Донбасса лишили группу сразу шести заводов и разорвали производственные цепочки;
  • мировая конъюнктура цен на продукцию ГМК: в 2014-2015 годах цены на металл упали на 20-40%;
  • долг более $4,3 млрд и пиковые выплаты в 2014-2017-х годах.

Металлурги Ахметова – Новинского решили все проблемы. Вместо потерянных на Донбассе шести заводов купили семь новых. «В 2018 году Метинвест вместе с соинвесторами купил шахтоуправление Покровское и обогатительную фабрику Свято-Варваринская. Это частично компенсировало потерю Краснодонугля. В 2019 году Метинвест приобрел долю (24%) в Южкоксе. Это частично компенсировало потерю Донецккокса и Енакиевского коксохимпрома», – объясняет аналитик Concorde Capital Дмитрий Хорошун.

Ахметову повезло и с конъюнктурой: c начала 2016-го цены пошли вверх и держатся на докризисных уровнях. А менеджерам Ахметова удалось уговорить должников на беспрецедентно крупную и выгодную реструктуризацию: выплаты по долгам на сумму $2,3 млрд были перенесены на 2021 год.

Как результат, чистая прибыль компании в 2018 году превысила миллиард долларов, что является лучшим показателем за семь лет.

Ахметов на дороге, или Почему у Укрзалізниці все плохо

В инфраструктуре интерес Рината Ахметова сосредоточен на грузоперевозках по железной дороге и перевалке в портах. За время правления Петра Порошенко олигарх улучшил свое положение в этих секторах.

Ключевой актив группы СКМ на железной дороге – компания Лемтранс, крупнейший оператор на рынке грузоперевозок и основной контрагент «Укрзалізниці» (УЗ).

По данным Центра транспортных стратегий, в 2018 году СКМ перевезла в экспортном и внутреннем сообщениях 86 млн т грузов: это более трети всех перевозок УЗ (318,8 млн тонн). Между первым и вторым крупнейшими частными перевозчиками пропасть: Ferrexpo перевез в восемь раз меньше – 10,4 млн т грузов.

По данным Института будущего, в 2014 году группа СКМ контролировала железнодорожную перевозку около 35% грузов, сегодня – около 50%.

Жизненно важный интерес Ахметова в УЗ – возможность влиять на тарифную политику в грузоперевозках.

Тарифы УЗ в 2019-м базируются на идеологии времен СССР: перевозить сырье намного дешевле, чем товары с высокой добавочной стоимостью. Например, стоимость перевозки 1 т руды в 2,2 раза дешевле, чем 1 т железа или чугуна.

Такая система выгодна СКМ, основная доля грузов которой – руда и уголь, и невыгодна УЗ, которой не хватает денег на закупку локомотивов, ремонт вагонов и инфраструктуры.

За пять лет тарифы поднимали несколько раз. По данным УЗ, с 2014 по 2018 год грузовые тарифы выросли на 172%. (Последний раз тариф повышался в 2017-м – на 15%. В 2019 году УЗ предлагает увеличить тариф на 14,2% с апреля с последующей автоматической индексацией в привязке к индексу цен товаропроизводителя.)

По словам коммерческого директора УЗ Андрея Рязанцева, рост тарифа отстает от динамики повышения цен на основные элементы операционных расходов компании. Например, металлургическая продукция за этот период выросла в цене на 326%, зарплата (% роста по Украине) на 255%, стоимость 1 кВт-ч электроэнергии (% роста) – на 192,2%, стоимость 1 т дизельного топлива – на 188,4%. По подсчетам УЗ, экономически обоснованный тариф должен быть в три раза выше существующего.

Запланированное на 2019 год повышение не сглаживает разницу в цене перевозки разных классов груза, а значит, проблема дотирования со стороны УЗ перевозки сырьевых грузов, а следовательно, и экспортирующих их компаний, остается.

Работавший замминистра инфраструктуры в 2014-2016 годах Владимир Шульмейстер вспоминает, что Андрей Пивоварский, который возглавлял министерство в эти же годы, пытался ввести новую систему, выравнивающую разницу в тарифах на разные грузы. Проблема в том, что она невыгодна грузоотправителям сырья – и в первую очередь СКМ, как крупнейшему игроку.

«Если бы инициатива прошла, через два года разница в тарифах исчезла и мы бы пришли к единому тарифу в тонно-километрах, независимо от вида перевозимого груза. Как во всем мире. Эти инициативы были заблокированы СКМ в ассоциациях, потом регулятором, Минфином, Минэкономики и т.д.», – рассказывает Шульмейстер.

По данным Института будущего, УЗ теряет ежегодно до $800 млн из-за неэффективной тарифной политики.

Владыка морей. Морские порты важны для основного бизнеса Ахметова. Контроль над портами позволяет бесперебойно и на выгодных условиях экспортировать свою продукцию.

Ключевой актив в портовом бизнесе группы – компания Портинвест.

Эта компания арендует мощности только в двух портах – Южный и Мариуполь, однако ее влияние намного больше. «Сейчас АМПУ (Администрация морских портов Украины, управляющая всеми госпортами) полностью контролируется СКМ. Порты – частично Ахметовым, частично людьми, связанными с Арсеном Аваковым», – говорит экс-замминистра.

Ближайшая цель СКМ – подготовка к концессии порта Южный, активами которого уже 10 лет пользуется Портинвест на правах аренды.

«Изначально закон о концессиях писался при поддержке ЕБРР. Это был нормальный документ, созданный на примере опыта цивилизованных стран. Между первым и вторым чтениями в него было внесено около 700 правок, в результате получили законопроект, выписанный в интересах потенциального концессионера порта Южный, а именно – СКМ, – объясняет Шульмейстер. – Например, была внесена поправка, что по окончании концессионного договора концессионер имеет право на приоритетную покупку по остаточной стоимости активов, а также о компенсации государством убытков концессионера. Закон не успели вынести на голосование парламента, его судьба будет решаться после выборов».

«Изначально закон о концессиях писался при поддержке ЕБРР. Это был нормальный документ, созданный на примере опыта цивилизованных стран. Между первым и вторым чтениями в него было внесено около 700 правок, в результате получили законопроект, выписанный в интересах потенциального концессионера порта Южный, а именно – СКМ, – объясняет Шульмейстер. – Например, была внесена поправка, что по окончании концессионного договора концессионер имеет право на приоритетную покупку по остаточной стоимости активов, а также о компенсации государством убытков концессионера. Закон не успели вынести на голосование парламента, его судьба будет решаться после выборов». 

Владимир Шульмейстр
экс-замминистра Мининфраструктуры
По словам главы экспертной организации StateWatch Глеба Каневского, шансы, что прибыльный актив достанется СКМ, весьма велики. В 2017 году порт Южный получил 233,6 млн грн чистой прибыли, в 2018-м – 468 млн грн, в 2019 году ожидается 258 млн грн.
Телеком: разочарование, война и волшебная фея

Телеком – сфера, которую Ахметов, похоже, больше не считает своим приоритетным бизнесом. В середине 2015 года СКМ продал 44,96% в компании Астелит (тогда оператор Life) своему турецкому партнеру – холдингу Turkcell. Официальная сумма сделки – $100 млн. Но на этом телеком-история СКМ не закончилась: данное направление принесло группе как большие проблемы, так и очень неплохие дивиденды. Причем практически на ровном месте.

Особенно тяжелым для СКМ можно назвать 2017-й. Тогда казалось, что корпорация уже потеряла Укртелеком – крупнейшего в Украине оператора фиксированной телефонии и интернета.

Привет от Фонда Госимущества. 19 октября того года столичный хозсуд обязал расторгнуть договор купли-продажи 92,8% акций компании, заключенный еще в 2011 году в ходе приватизации между Фондом государственного имущества и ЕСУ, «дочкой» корпорации. Апелляционная инстанция поддержала это решение.

ФГИ настаивал на том, что покупатель госактива не выполнил часть взятых на себя инвестиционных обязательств и не передал государству систему связи для правительства. СКМ выстраивала защиту на том, что получила контроль над ЕСУ уже после приватизации – в 2013 году.

Привет от Фирташа. Беда не приходит одна. И в том же 2017 году стало известно еще об одной крупной претензии к телеком-бизнесу Ахметова. На этот раз ему выставил счет в $760 млн продавец оператора, экс-владелец ЕСУ – кипрская Raga Establishment Ltd. Позже выяснилось, что за этой офшоркой стоит известный кредитор – владелец группы DF Дмитрий Фирташ. И именно он хочет получить доплату от владельца СКМ. Из претензии следует, что после сделки в 2013 году компания Ахметова заплатила за оператора лишь $100 млн, а должна была – $860 млн.

Казалось, что для олигарха по делу Укртелекома все складывается как нельзя плохо. Так, в январе 2018 года стало известно, что кипрский суд запретил Ахметову тратить более 20 000 евро в месяц. Тогда были заморожены его активы на $820 млн. Под заморозку попала в том числе самая дорогая квартира в Гайд-парке в Лондоне, которую олигарх приобрел в 2011 году.

В ходе судебного разбирательства всплыли интересные подробности: переговоры между Raga и СКМ, согласно показаниям представителей Ахметова, начались по просьбе экс-президента Украины Виктора Януковича. Якобы он попросил Рината Ахметова купить долю в Укртелекоме. Побег Януковича мог спутать олигархам все карты: Ахметов остался с не очень нужным Укртелекомом, а представители Фирташа – без денег. Из-за этого и разгорелся конфликт между олигархами.

Его следствие – разделение Оппозиционного блока в парламенте. Давний партнер и соратник Фирташа Юрий Бойко в итоге присоединился к платформе Вадима Рабиновича «За життя». «Их [Ахметова и Фирташа] разделяет бизнес, а не политика», – косвенно подтвердил эту версию Рабинович на одном из телеэфиров .

Привет от госбанков. Квинтэссенцией проблем Укртелекома стали судебные иски от государственных Ощадбанка и Укрэксимбанка на сумму более 2,2 млрд грн. Они требовали взыскать просроченный долг. Еще в 2015 году Укртелеком взял на себя обязательство выкупить у них облигации своей материнской компании ЕСУ на сумму 2 млрд грн. Но телеком-оператору так и не удалось продать свой мобильный актив – Тримоб, поэтому у компании не было денег на покрытие облигаций. А сроки выплаты долга истекли.

В конце 2017 года на Укртелеком давили со всех сторон. У многих участников рынка была уверенность, что олигарх потеряет не только этот актив, но и очень большие деньги.

И сразу белая полоса. Как по мановению волшебной палочки какой-то проахметовской феи, дела у олигарха пошли на поправку. К лету 2018 года арест с его активов был снят, а кассационный хозсуд приостановилрассмотрение дела по возвращению Укртелекома в собственность государства.

С тех пор плохих новостей для Рината Леонидовича не слышно. «Приветов» от Фирташа, по крайней мере публичных, больше не было. Хотя апелляция в Лондонском суде была проиграна и, по идее, СКМ должен был выплатить очень приличную сумму денег. Но каких-то официальных сообщений об этом не последовало.

На повторном рассмотрении иска ФГИ в судах везет уже больше Ахметову, а не государству. Претензии госбанков по невыплаченным облигациям тоже не были поддержаны в высшей судебной инстанции.

Плюс маленький бонус. В 2018 годуметову даже удалось заработать «легкие деньги» на телекоме. Помимо Укртелекома у него в империи есть компания ММДС-Украина, владеющая ценными частотами в диапазоне 2,5-2,7 ГГц. Государство хотело выставить эти полосы на 4G-тендер. Но СКМ так просто эфир не отдавал. Только за компенсацию. В итоге в кармане у самого богатого человека страны в прошлом году легко оказались дополнительные 500 млн грн. С Ахметовым пришлось договариваться, так как отсудить ценную лицензию у него не удалось.
Агробизнес: “Терятель” земель

Агробизнес Ахметова, пожалуй, единственное направление, которое сильно прохудилось за пять лет. Вместе с бизнесменом Вадимом Новинским Ахметов владеет агрохолдингом HarvEast (75% принадлежит Ахметову, 25% – Новинскому). В 2013 году компания с земельным банком в 220 000 га заявляла о намерении увеличить свои площади до 500 000 га. Реализовать этот план не удалось. Земельный банк компании не вырос, а сократился и составляет сегодня 123 000 га

Активы HarvEast находились в в Донецкой, Запорожской, Черкасской, Житомирской областях и Крыму. Часть земель агрохолдинга «отпала» после аннексии полуострова, еще часть оказалась за линией соприкосновения на неподконтрольной Украине территории в Донецкой области. Как рассказывал в интервью LIGA.net генеральный директор HarvEast Дмитрий Скорняков, в Донецкой области в 2015 году у компании было 169 000 га, пятая часть которых не обрабатывалась из-за близости к зоне боевых действий и наличия фортификационных сооружений. В целом же, говорит Скорняков, в результате потери земель на временно неконтролируемой Украиной территории Донецкой области у компании из 169 000 га осталось только 97 000 га.

В последние два года HarvEast оправился от «военных» потерь и активно развивал новые направления деятельности: ореховодство, семеноводство, инвестировал в орошение и технологии. Также компания в 2018 году увеличила свой земельный банк, купив Агро-холдинг МС с 25 000 га в Киевской и Житомирской областях.

Другое, но важное

Чтобы перечислить все, что произошло с бизнесом Ахметова за пять лет, формат статьи не подходит. Только перечень основных активов бизнес-империи на сайте СКМ занимает 7 страниц. Кроме того, Ахметов является владельцем футбольного клуба Шахтер, который фигурирует на 72-й позиции в рейтинге самых дорогих футбольных клубов мира. «Трансферная стоимость» Шахтера составляет 123 млн евро.

Медиа. Рассказ о хозяйстве Ахметова был бы неполным без медиабизнеса.
Если заглянуть на сайт медиахолдинга Украина (МГУ), то можно насчитать восемь телеканалов, газету «Сегодня», журнал Vogue, продакшен и сейлхауз. На это направление в СКМ не жалеют денег: публичной информации о финрезультатах МГУ нет. Два собеседника Liga.net с медийного рынка оценивают ежегодные дотации только на телегруппу в десятки миллионов долларов. Щедрое финансирование и компетентный менеджмент позволили ахметовским медиа существенно потеснить конкурентов за минувшие пять лет. Флагманский актив МГУ – телеканал «Украина», который в 2014 году имел долю телесмотрения лишь в 8,2%, уступая и 1+1, и Интеру, и СТБ с ICTV, – в настоящее время бесспорный лидер с долей по итогам 2018 года 11,7%,онлайн-версия газеты «Сегодня» – одно из самых читаемых СМИ страны.

Медиа играют в империи Ахметова важную роль: защищают активы, прославляют акционера, помогают дружественным политикам, а недружественных активно критикуют.

“Канали «Інтер» та «Україна» протягом досліджуваного тижня видали в ефір порівняно найбільше матеріалів із порушеннями стандартів, які можуть свідчити про замовність або цензуру: 35 і 26 відповідно. Ці два телеканали посідають перші місця за цим показником уже третій рік”, – отмечается в февральском исследовании ОО Детектор Медиа, которое специализируется на мониторинге украинских СМИ.

Несколько кейсов. Как объяснялось выше, формула ценообразования Роттердам+, на которой зарабатывает миллиарды ДТЭК, – очень важный актив для Ахметова. В августе 2017-го на канале «Украина» вышел целый фильм «По следам Роттердам+», в котором оправдывалась формула. Один из самых заметных публичных критиков Роттердам+ – бывший член НКРЭКУ Андрей Герус. В марте 2019-го телеканал «Украина» анонсировал скандальный фильм – расследование его деятельности «По следам тарифных экспертов».

А в мае 2017-го вся страна узнала, что жена президента – лучший кандидат на ведение утренней зарядки на телеканале «Украина». Это случилось вскоре после «испарения» проблем Ахметова вокруг дела «Укргаздобычи».

Не только контент, но и дистрибуция. Хорошо владеть телеканалами. Еще лучше, когда ни от кого не зависишь в доставке контента до зрителя. Похоже, это стратегическая цель МГУ. В 2015 году Ахметов выкупил у экс-владельца Kyiv Post Мохаммада Захура спутникового оператора Xtra TV. Это одна из двух спутниковых ТВ-платформ, оставшихся на рынке (вторая – Viasat – входит с 2016-го в империю Игоря Коломойского).

Xtra TV и Viasat будут играть основную роль в кодировании спутникового сигнала открытых украинских каналов, которое должно быть запущено уже в конце этого года. Проще говоря, купить доступ к украинскому спутниковому ТВ можно будет только через этих двух посредников.

Секрет Зеонбуда. СМИ неоднократно приписывали Ахметову долю в провайдере эфирного цифрового телевидения Т2 компании Зеонбуд. Это монополист в своем сегменте. В СКМ всегда отрицали свою причастность к этому активу. Бенефициары Зеонбуда всегда были скрыты за офшорными компаниями.

Как минимум трое собеседников LIGA.net подтвердили, что Ахметов остается среди совладельцев Зеонбуда. Чего не скажешь о его партнерах. Одним из основных бенефициаров называли Дмитрия Фирташа. Но в прошлом году стало известно, что Зеонбуд выставил группе Интер (Фирташа – Левочкина) огромные счета по долгам за распространение сигнала. Это может быть косвенным подтверждением, что Фирташ вышел из Зеонбуда. Кто пришел на его место? Несколько собеседников редакции с телеком-рынка указали на окружение действующего президента Петра Порошенко. Но подтвердить эту информацию не удалось. «Я тоже слышал эти слухи. А дальше – комментировать не берусь», – говорил в недавнем интервью LIGA.net глава 1+1 Медиа Александр Ткаченко.

Формула влияния, или Почему Ахметов непотопляемый

После победы Революции достоинства Ахметов столкнулся с куда более серьезным вызовом, чем после Оранжевой революции. Тогда в его донецкий офис на БТРах приезжали посланники министра МВД Юрия Луценко, а сам Ахметов полгода не показывался в Украине. Олигарх хорошо усвоил этот урок и отлично подготовился за следующие 10 лет.

В 2014-м на Ахметова и его бизнес ополчилась новая власть. Из-за войны на востоке он потерял Донецк – это не только про штаб-квартиры многих его бизнесов, это про родной город, в развитие которого олигарх вложил сотни миллионов долларов.

Ахметов лишился около десяти промышленных предприятий на неконтролируемой части Донбасса. Мировая конъюнктура цен на металл в 2014-2015 годах – основа его бизнес-империи – была хуже некуда. Девальвация сделала неподъемными валютные долги многих компаний СКМ: дефолт казался неизбежным.

Реформаторы, пришедшие в министерства и регуляторы, начали энергично менять правила, которые компании олигарха выстраивали под себя.

Бизнес-партнеры и конкуренты, почувствовав слабость, атаковали группу на многих направлениях.

В 2019-м об этих проблемах уже ничто не напоминает: почти все направления бизнеса динамично развиваются. Ключевые компании показывают отличные финансовые результаты. Министры-реформаторы, мешавшие СКМ, давно не на госслужбе. Регуляторы рынков устанавливают тарифы, выгодные крупнейшему бизнесмену страны.

Как Ахметову удалось решить все проблемы?

Собеседники, с которыми разговаривали журналисты LIGA.net, выделяют несколько особенностей ведения бизнеса группой СКМ, позволяющих компаниям Ахметова сохранять влияние.

В пользу бизнесмена играет долгосрочная и хорошо проработанная стратегия . Кроме явных лоббистских ресурсов – «своих» депутатов и медиа – у Ахметова есть сеть неформальных лоббистов, а также лояльные группе люди во всех нужных ей госорганах.

«Ринат Леонидович находит общий язык с любой правящей верхушкой. Это осознанная стратегия, суть которой в свое время сформулировал еще Черномырдин: «бизнес не может быть в конфликте с властью». События 2004-2005 годов стали для Ахметова хорошим уроком – в такой стране, как Украина, будь готов к смене власти, поддерживай хорошие отношения с нынешней властью, но имей лидеров на вырост в оппозиции.

Ахметов сумел наладить хорошие отношения с президентами Ющенко и Януковичем. Но в годы президентства последнего он уже начал раскладывать яйца в разные корзины – дал о себе знать опыт Оранжевой революции. У Ахметова были очень сильные позиции в правительстве Азарова и прямые отношения с самим Януковичем, но параллельно он начал поддержку Арсения Яценюка. Такая диверсификация сработала после Революции достоинства.

Одной из точек преткновения в свое время был министр энергетики Демчишин, который представлял президентскую команду и против которого вел свою кампанию Ахметов. Но все наладилось после назначения в министерство приемлемого человека – Насилика.

После отставки Яценюка с должности премьер-министра нейтральные отношения Ахметова с Порошенко переросли в партнерские. Это связывают со схемой Роттердам+, благодаря которой, если верить СМИ, президент стал фактически партнером Рината Леонидовича. Лояльность к действующему президенту начали проявлять и массмедиа Ахметова, что заметно по нынешней избирательной кампании.

Сейчас Ахметов действует согласно той же стратегии. У него хорошие, даже конструктивно-партнерские отношения с Порошенко, но при этом есть как минимум два своих кандидата на выборах. Это Александр Вилкул, с одной стороны, и Олег Ляшко – с другой. Маловероятно, что Оппозиционный блок сможет участвовать в коалиции, но тогда нужна партия, которая могла бы участвовать в выборах коалиции, и такой может стать Радикальная партия Олега Ляшко».

Владимир Фесенко
украинский политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»

Несколько примеров. «Укрзалізниця»: компании СКМ взаимодействуют с госмонополией по всем направлениям: транзит, поставки комплектующих, покупка оборудования, перевозка и т.д. Сложилась прочная связь, резкий разрыв которой приведет к остановке железной дороги. Поэтому руководство госкомпании вынуждено договариваться с представителями Ахметова. Другими словами, бизнес Ахметова настолько крупный и всеохватывающий, что работа целых отраслей экономики зависит от сотрудничества с компаниями олигарха.

Но просто «рыночной силы» СКМ недостаточно: многие реформаторы, пришедшие в «экономические» министерства, столкнулись с тем, что люди СКМ были на ключевых постах.

«Когда мы пришли в министерство [инфраструктуры] в 2014 году, оказалось , что морской и финансовый департаменты в министерстве полностью контролировались людьми СКМ – там работали их бывшие сотрудники. Пивоварский (экс-министр. – Ред.) их уволил, – рассказал на условиях анонимности экс-чиновник МИУ. – Например, в министерстве был человек, всю жизнь проработавший в структурах СКМ, – Николай Полторацкий. Финпланы всех предприятий МИУ проходили через него. Мы его уволили. Но с приходом Омеляна (министр инфраструктуры с апреля 2016-го. – Ред.) все вернулось, тот же Полторацкий руководит экономикой в Администрации морских портов Украины».

Если не хватает ресурсов в министерствах, обычно есть возможность задействовать лоббистов на уровне Кабмина и Верховной Рады. Как объяснялось выше, тарифы в электроэнергетике и ж/д перевозках критически важны для бизнеса группы. И СКМ умеет их защищать.

«Министерство [инфраструктуры] хотело сильно поднять тариф на перевозку железной дорогой грузов первого класса, на третий опустить – таким образом убрать дискриминацию. Посыл такой: сырье вы будете возить дорого, поскольку там у вас высокая рентабельность, а товары с добавленной стоимостью – дешевле, – рассказывает бывший сотрудник МИУ. – Подали проект постановления, а из секретариата Кабмина Арсения Яценюка спустили совсем другой документ – о поднятии всех тарифов на 20%, который и был принят. Зачем поднимать в разы, если можно повысить всего на 20% – и никакой дискуссии».

“Наши главные ценности – это честность и порядочность”, – с этой фразы начинается история группы СКМ на корпоративном сайте. В этом пафосе есть доля правда. Почти все, с кем говорили журналисты LIGA.net при написании статьи, подчеркивают, что Ахметов и его менеджеры действуют в рамках закона и стараются играть по правилам. Бывший замминистра инфраструктуры Владимир Шульмейстер дополняет: «При этом он настолько крупный, что может формировать эти правила в своих интересах».

Читайте: Опасная жертва. Сколько Игорю Коломойскому стоил первый срок президента Петра Порошенко

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:5,00- 1 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Оставьте первый комментарий!

чтобы оставить комментарий

wpDiscuz

© Inshe.tv

Share Button