“Соглашение, в котором обе стороны являются победителями”. Как устроен Единый телемарафон, и что его ждет дальше


08:4712.05.2022

С началом большой войны крупнейшие украинские каналы объединились в единый телемарафон, который координирует министр культуры Александр Ткаченко. Внутренняя социология показывает высокий уровень доверия к марафону среди зрителей, но его дальнейшая работа под угрозой. Причина – деньги. Месяц марафона может стоить одному каналу около $1 млн, а владельцы не спешат доставать деньги из кармана.

Как создавался марафон, почему не удалось договориться с каналами Петра Порошенко, дает ли Офис президент указания – что показывать, и почему в эфире преобладают представители власти – в разборе LIGA.net.

ЗАПУСК МАРАФОНА И СОВЕЩАНИЯ С ТКАЧЕНКО

В первый день полномасштабного вторжения России большинство каналов пытались запустить каждый свой спецэфир. Но уже 25 февраля на базе телеканала Рада был запущен общий марафон с участием 1+1, СТБ/ICTV и Интера. “У нас была техническая возможность объединить все каналы и поднять сигнал”, – рассказывает директор канала Рада Вадим Перенчук.

Подобный телемарафон – совершенно новое явление в медиапространстве. Объединить каналы, которые были до войны конкурентами и финансировались по-разному, было непросто, говорит медиаэксперт Светлана Остапа.

Так же непросто понять, кто автор идеи марафона. Остапа говорит, что идея принадлежит власти, которая хотела удержать под контролем информационное пространство во время войны. Глава Нацсовета по теле- и радиовещанию Ольга Герасимьюк уверяет, что это была инициатива медиа.

“С началом войны каналы начали звонить друг другу и спрашивать, что делать. Рынок упал, всех интересует война и никто телешоу смотреть не будет, – рассказывает один из руководителей фракции Слуга народа. – Сначала они сами сделали марафон, объединившись друг с другом. Затем к ним приставили старшим министра Ткаченко, который добавил Суспільне и канал Рада. В итоге это формализовали через указ президента”.

Сейчас в телемарафоне принимают участие: Суспільне, 1+1, ТРК Украина (Украина 24), ICTV/СТБ, Рада и Интер. Ранее каждая медиагруппа отвечала за пятичасовой слот, с 4 мая слоты продлили до шести часов на каждого, рассказывает ведущий ICTV Вадим Карпьяк.

Каждый день в 10:00 менеджеры каналов проводят совещание с участием министра культуры Ткаченко и главы Нацсовета Герасимьюк. Представителя от Офиса президента на этих совещаниях нет, убеждают его участники.

От ОП с продюсерами и редакторами общается пресс-служба, говорит советник главы ОП Михаил Подоляк. Но основные темы и возможных спикеров обсуждают на совещаниях сами продюсеры и редакторы.

“Это больше ресурсная штука. У кого-то лучше международная редакция, у нас – сильная региональная сеть, – объясняет Николай Чернотицкий, председатель правления Суспільне. – Совещание проводится для понимания, как мы можем эффективнее использовать ограниченные ресурсы, чтобы получить максимальный эффект”.

По его словам, на утренних совещаниях проходят дискуссии, но никто “не бьет кулаком и не говорит, что либо так, либо никак”.

Каждая редакция самостоятельно работает над наполнением эфира, уверяет директор 1+1 media Ярослав Пахольчук. “Конечно, есть определенная координация между информационными продюсерами, чтобы темы и спикеры не повторялись из слота в слот. Есть взаимопомощь и обмен материалами, поскольку у каждого разветвленная сеть региональных и зарубежных собкоров”, – говорит он.

“Осуществляется совместное руководство. Отдельно работает группа редакторов, креативщики, создающие айдентику и ролики”, – добавляет Герасимьюк.”Мы объединены идеей, что у нас официальная информация. А дальше каждый канал решает по своему усмотрению. Сейчас идеальная возможность для тех, кто хочет понять украинское телевидение”, – говорит Карпяк.

ПЕРЕГОВОРЫ С ОПОЗИЦИОННЫМИ КАНАЛАМИ

Телеканалы Пятый, Прямой и Эспрессо ведут свои эфиры, хотя с первыми двумя долгое время велись переговоры по участию в едином марафоне. По словам Герасимьюк, за контакты с каналами отвечал Ткаченко, но переговоры завершились ничем.

“Даже создали общий чат, обсудили план. Они сказали: “Хорошо, подумаем”. А потом написали, что им не подходит”, – утверждает Герасимьюк.

Один из руководителей ОП объясняет, что каналы хотели участвовать в марафоне, но вне их слота показывать свой контент.

У 5 канала другая версия. По словам шеф-редактора Владимира Мжельского, было несколько встреч в Zoom на уровне Ткаченко, Герасимьюк, представителей Пятого и Прямого. Канала Эспрессо не было.

“На одной из них нам предложили присоединиться к марафону. Сказали, что через два дня нам выделят отдельный слот, – рассказывает Мжельский. – Но через два дня сказали, что пока слота нет, и пообещали вернуться к теме через неделю. После этого мы решили транслировать только половину марафона. Другую половину издаем свои продукты”.

Эспрессо не предлагали участия в марафоне. Несмотря на это, вещатель также начал транслировать его половину, говорит нардеп от Евросолидарности Николай Княжицкий (его жена владеет 22,5% акций канала): “Мы писали письмо на СНБО о желании участвовать в марафоне. СНБО и Нацсовет ответили, что это не их полномочия”.

В ночь на 4 апреля Концерн радиовещания, телевидения и радиосвязи (КРРТ) прекратил цифровое вещание трех каналов. На эту платформу приходилось 40% аудитории. По словам Княжицкого, сделано это без предупреждений и документов.

Советник главы ОП Подоляк на вопрос о причинах ответил одним предложением: на основании решения СНБО от 18 марта.

СПРАВКА. Это решение предусматривает объединение всех общенациональных телеканалов, программное наполнение которых состоит преимущественно из информационных и/или информационно-аналитических передач, в круглосуточный информационный марафон “Единые новости #UАразом”.

По словам Мжельского, 5 канал вообще не подпадает под это определение. “Мы почти три года вещаем по другой концепции. Но никто не может посмотреть лицензию. Все в бункере”, – жалуется он.

В решении СНБО ни одного слова об отключении каналов нет, говорит Княжицкий. “Так же нет соответствующих документов в КРРТ и Госспецсвязи. Более того, Зеонбуд заявил, что Эспрессо должно платить за передачу сигнала. А это около $50 000 в месяц”, – добавил нардеп. “Это самоуправство. Кто-то в КРРТ сидел на кнопке и сделал этот вынужденный шаг, потому что ему позвонил какой-то руководитель”, – предполагает Мжельский.

По словам Герасимьюк, Нацсовет не принимал никаких решений. Ткаченко на вопросы LIGA.net не ответил.

Собеседник в руководстве СН предполагает, что за отключением этих каналов может стоять Офис президента: “Не знаю, как сейчас, но подсанкционные каналы Медведчука в свое время выключали по указанию ОП”.

ПИАР ЗЕЛЕНСКОГО И СОБСТВЕННИКОВ

Все причастные к созданию марафона менеджеры и журналисты единогласно утверждают, что власть не дает указаний, что и как показывать.

Выбор тем отдается на откуп медиагруппам, говорит ведущий ICTV Карпяк. “Чтобы нам позвонил кто-то из Офиса президента и предложил список тем – такого нет”, – убеждает он.

По словам Перенчука, каналы сами понимают, что в эфире марафона не должно быть критики военно-политического руководства.

Подоляк уверяет, что “стопы” касаются только распространения ложной информации и враждебных нарративов, которые могут навредить национальной безопасности. “Например, в первые недели была серьезная работа по настойчивым рекомендациям от военных не давать в эфир видео с мест бомбардировок и ракетных обстрелов”, – объясняет он.

“Любая коммуникация – это всегда диалог и двусторонний процесс. Иногда что-то предлагают представители каналов, иногда что-то предлагаем мы– как власть. Предложение обсуждается, и принимается решение”, – добавляет Подоляк.

В то же время эксперты фиксируют увеличение пиара властей, чего в начале марафона не было. “Политики из других политсил появляются в марафоне редко. Преимущественно представители ОП, члены правительства и эксперты”, – говорит Остапа.

Карпяк объясняет отсутствие плюрализма мнений тем, что журналистов интересуют в первую очередь люди, принимающие решение.

“В мирное время, когда есть решение парламента, мы собираем мнения властей, оппозиции и независимых экспертов. Сейчас людей интересует свершившийся факт. Например, как получить статус ВПЛ, – говорит ведущий ICTV. – И лучше всего, когда это комментирует человек, который действительно имеет полномочия принимать решение. Сейчас у нас нет времени слушать, а как было бы лучше”.”О многих вещах сейчас не желательно говорить, потому что россияне смотрят наш марафон еще внимательнее, чем украинцы”, – считает Вадим Карпяк.

Председатель правления Суспільне Чернотицкий также отбрасывает обвинения в чрезмерном контроле со стороны властей. “В марафоне работают пять медиагрупп и телеканал Рада. Это множество журналистов. Если бы существовал резонансный запрет, то это не осталось бы незамеченным”, – убеждает он.

Однако даже в условиях войны каналы не пренебрегают пиаром бенефициаров. В слоте ТРК Украина можно увидеть стандартные ролики о фонде Рината Ахметова, а на “плюсах” – фонд Игоря Палицы.

“Еще можно понять, когда ТРК Украина показывает сюжет о монтерах, которые ремонтируют провода под обстрелами. А другое дело, когда рассказывают о фонде Ахметова, который передал 300 пакетов какой-либо помощи, – говорит менеджер одного из участников марафона. – Каналы обещают, что будут стараться минимизировать такие вещи”.

ГДЕ БРАТЬ ДЕНЬГИ

Старую привычку частных телеканалов – пиарить своих владельцев – можно объяснить тем, что из-за падения рекламного рынка финансовая ситуация для большинства затруднительна. А государство помогать не спешит.

Напротив, государственным вещателям срезали бюджеты после секвестра. У телеканала Рада  финансирование сократилось на 60%, говорит Перенчук. А с Суспільного сняли 187 млн грн. “Я думаю, это не последнее сокращение. Поэтому экономим, где можем”, – признается Чернотицкий.

1+1 media вынуждена урезать зарплаты, сокращать специалистов и консервировать помещения, говорит Пахольчук. Сейчас марафон обходится “плюсам” в 25-35 млн грн.

Нацсовет по телевидению предлагал государству, как облегчить финансовое состояние участников марафона, говорит Герасимюк. Как вариант – отсрочить или за счет госбюджета обеспечить платежи каналов Зеонбуду за сигнал. За это каналы платят около $500 000 в год.

Петренко считает, что помощь каналам за счет госбюджета – призрачная история, поскольку в дальнейшем бюджет будет все больше страдать от недопоступлений. Поэтому государство обращается за помощью к международным партнерам. По словам Перенчука, министр Ткаченко проводил большой разговор с международными донорами.

На этой встрече говорилось о более 10 млн евро с расчетом 1 млн в месяц на одну медиагруппу, говорит один из участников встречи на условиях анонимности. По его подсчетам, этих средств должно хватить на 2,5 месяца. Но пока до предметных договоренностей дело не дошло.

А запас прочности у каналов невелик. Если государственные вещатели говорят, что в условиях экономии средств должно хватить до конца года, то частные каналы предостерегают, что денег у них максимум до осени.”Раз мы в телемарафоне, то можем претендовать и на небольшую компенсацию”, – говорит один из причастных к созданию марафона журналистов.

Поскольку телемарафон имеет общегосударственное значение, 1+1 media рассчитывает на поддержку со стороны государства, говорит Пахольчук.

Рекламный рынок понемногу подает признаки жизни. С 24 апреля медиагруппам разрешили размещать рекламу на альтернативных каналах. Рекламу в эфире марафона обсуждали, но решили, что это сейчас неуместно.

ЧТО ЖДЕТ МАРАФОН

Пока телевидение занимает только третье место в перечне ресурсов потребления информации во время войны. Об этом свидетельствуют результаты опроса, который заказывала одна из медиагрупп, и который есть в распоряжении LIGA.net. Телемарафону доверяют 76% респондентов.

Но, по мнению Остапы, от марафона чувствуется определенная усталость: как у самих медиагрупп, желающих денег от государства или от доноров на его производство, так и у аудитории, желающей других форматов.

“Часть аудитории возмущена тем, что к марафону допустили ведущих, ранее работавших на пророссийских каналах, – говорит эксперт. – Также считаю неуместным юмористические новости “Байрактар ньюз” от 95 квартала, которые недавно появились. А почему это тогда не Дизель шоу?”

У власти есть понимание, что марафон нужно улучшать, но каналы не готовы идти в производство из-за проблем с деньгами. А владельцы не готовы доставать деньги из кармана, говорит один из руководителей ОП.

“Если даже запустить ток-шоу, то его после первой острой дискуссии могут на утро закрыть. Причем это официально сделает Нацсовет. Развлекательный контент сейчас неуместен”, – объясняет он.

По мнению собеседника, сами каналы за марафон, поскольку для них это способ выживать и оставаться на плаву. “Марафон – это соглашение, в котором обе стороны являются победителями”, – считает он .

Понравилась статья? Расскажите друзьям![hupso]

'“Соглашение, в котором обе стороны являются победителями”. Как устроен Единый телемарафон, и что его ждет дальше' не имеет комментариев

Будьте первым!

Желаете поделиться мнением?

© Inshe.tv

Share Button
Twitter Facebook Google Plus Youtube