В Украине будет двухпалатный Конгресс региональных властей при президенте, есть планы на еще один НПЗ для украинской нефти, терминалы, газовые терминалы в портах


18:2401.06.2021
Share Button

Об єтом и другом – в интервью заместителя главы Офиса президента Кирилла Тимошенко агентству «Интерфакс-Украина».

В мае-июне текущего года исполняется 2-я годовщина вашего пребывания на посту замруководителя Офиса президента и 1-ая – в качестве координатора президентской программы «Большая стройка». Что удалось реализовать, насколько это было сложно и интересно одновременно?

Интересно – это точно. Одновременно много чего удалось сделать, а что-то в процессе, потому что фронт работ увеличился. Изначально, в качестве замглавы Офиса президента я отвечал за информационную политику, а сейчас добавились региональная политика, специальные проекты президента и программа «Большая стройка».  Кстати, через несколько недель мы совместно с министерствами спорта и здравоохранения будем презентовать новый большой проект «Здоровая Украина» для людей, которые любят спорт и смогут заняться им бесплатно в любом парке Украины.

А подробнее…

Это вложение средств в активизацию большей части парков по Украине для занятий спортом или простой физической нагрузкой для всех, при этом, не потребуется специальное спортивное снаряжение. Реализовываться проект будет через глав обладминистраций, которые являются исполнителями многих инфраструктурных проектов. Я общаюсь с мэрами и они отмечают, что в последнее время мы наладили отношения с ними и это дало результат. 

Какие, по вашему мнению, самые яркие объекты программы «Большая стройка» спустя год, после ее запуска?

Из яркого – флагманский проект «Запорожский мост», движение по которому мы собираемся открыть ко Дню независимости. На самом деле, проект состоит из 4-х мостов. Это большой и очень тяжелый проект, требующий доработок по строительству. Пытаемся ускорить его до Дня Независимости.

Следующее – самая длинная в Украине трасса М-30 в 1400 км. Также ко Дню независимости. Проект сейчас в работе.

Также специальная трасса на Кишинёв с мостами. Кроме того, мы добавили в «Большую стройку» пункты пропуска. В этом году будем реконструировать и открывать новые в Черновицкой и Закарпатской областях.

Мы нарастили объемы строительства, потому что за предыдущие годы в стране накопилось много инфраструктурных проблем. Технология стройки простая, и я не знаю, почему раньше никто так не строил в Украине.  Мы готовим проектную документацию, проводим торги осенью-зимой или в начале весны. Чтобы, как только начинается строительный сезон, сразу выходить на работы и не ждать, когда придут деньги и выходить на работу осенью.

Большинство объектов в активной фазе. Однако, необходимо готовить проектную документацию – чаще всего по объектам, не касающимся дорог. К слову, что касается реставрации исторических объектов, документация, в принципе, отсутствовала. Это затягивает время.

Есть также многофункциональные комплексы, как большой дворец спорта в Хмельницком. И, конечно, Дарницкий мост, тендер на который огласили накануне, и мы его быстро достроим.

Что касается объездной дороги в Киеве, мы заканчиваем проектирование. Мы хотим, чтобы это была действительно хорошая окружная, а не просто отрезок дороги. Уже в этом году начнется стройка первых частей.

Программа «Большая стройка» расширилась. Сейчас в нее добавлены региональные аэропорты в Кривом Роге, Ужгороде, Ровно, Черновцах, других городах. В этом году начинается строительство взлетно-посадочных полос. Отдельная тема – аэропорт в Днепре. В течение 2 месяцев мы активизируем его строительство. Мы общаемся с различными инвесторами, чтобы они взяли в управление концессию и терминалы, поскольку с ними местные власти могут решить вопрос самостоятельно.

Еще один важный проект – «City Express» для Киева. «Укрзализныця» уже подписала меморандум о локализации в Украине завода по производству поездов швейцарской компанией «Stadler». Они уже выбрали локацию в нашей стране. Проект, который начинаем водворять в жизнь, нужен Киеву и агломерациям вокруг. Комфортабельные поезда со стыковками к метрополитенам разгрузят подъезды к столице. Уже в этом году «Stadler» передаст нам один или два поезда для тестирования. 

Есть ли решение по платным дорогам?

На данный момент существует 2 пилотных проекта: «Краковец-Броды-Ровно» и «Стрый-Мукачево». На них готовится документация. Работаем с инвесторами.  Почему они? Хочу напомнить, если мы запускаем платные дороги, то они должны стать альтернативой бесплатным дорогам. Участок трассы от Краковца до Дубно, по которой пролегает путь из Киева во Львов, неплохой, но однополосный. Именно поэтому инвесторы заинтересованы, чтобы там построить участок платной дороги.

Опыт разных стран показывает, что люди все же предпочитают пользование бесплатными дорогами, так что этот вариант не везде успешный.

Да, не везде. Поэтому мы очень точечно подходили к тому, чтобы было понятно, почему люди будут ехать по концессионной дороге. Наша задача – за 2 года доделать все общенациональные трассы. В прошлом году было обновлено 4,5 тыс. км. дорог «Укравтодора», в этом году будет столько же.  Стоит задача за два года доделать все общегосударственные дороги.

Как будет складываться ситуация с поставками битума из Беларуси для строительства дорог в Украине на фоне политической ситуации у северного соседа? Есть ли альтернативные пути поставок дорожного стройматериала в Украину и достаточно ли будет его объемов в случае торговых санкций со стороны Беларуси?

В объеме импорта битума в Украину Беларусь действительно лидирует, просто потому, что дешевле его логистика. Есть также украинский битум – Кременчугский, но объемов его не хватает, хотя завод и работает на полную мощность. Кроме того, по нему есть вопросы качества, зависящие от используемой нефти, но, в принципе, оно сейчас на уровне.

Помимо белорусского битума мы импортируем греческий, итальянский и других стран.  Уже в минувшем году отработали такую схему поставок, когда начались пробки на границе с Беларусью. Это была проблема, но мы сумели быстро наладить поставки битума танкерами.

Мы не думаем, что Беларусь перестанет поставлять нам битум, потому что мы действительно большой заказчик.

Но всегда нужно просчитывать подобные варианты…

В случае, если Беларусь откажется поставлять Украине битум, то у его поставщиков, по нашей информации, забронированы квоты в других странах. С этим не будет никаких проблем. Они уже поставили   свои базы во многих портах. Полностью отработаны все схемы по логистике его доставке по стране. Цена дорог от этого, скорее всего, не изменится. 

Кроме того, у нас есть идея относительно собственного НПЗ по переработке нефти. Битум не получается напрямую из нефти. Это производное от производства топлива, и нам нужно понять, какую и откуда нефть перерабатывать. Если мы хотим полный комплекс, то нужна украинская нефть, и из нее мы будем производить украинское топливо – гудрон, а из него свой битум. Это большая инвестиция. Мы говорили с несколькими инвесторами, но и государство тоже готово вложить деньги в такое предприятие. В то же время, нам нужно понять, каким образом мы будем получать нефть, чтобы не зависеть от любых политических ситуаций.

К вопросу об энергоносителях. Нефтяные терминалы в Одессе планировались очень долго, а также газовые. Есть ли мысли включить их в программу «Большой строки» и все-таки соорудить?

Здесь есть вопросы политики. В рамках «Большой стройки» Украина готова их построить. Есть вопросы, которые требуют доработки, ими занимается МИД. Я думаю, что мы все-таки выйдем на постройку таких терминалов. Тем более, что есть предварительные договорённости после визита президента Украины в Катар. Нам бы они помогли.  Будет это путем строительства через инвестора или при помощи нашего государства.

Что касается сжиженного газа – есть ли планы облагать его акцизом и использовать поступающий налог как источник финансирования «Большой стройки»?

Естественно, это прямые поступления в дорожный фонд. Мы в этом заинтересованы. Но это как весы. С одной стороны, дорожный фонд предназначен для ускорения темпов строительства дорог, а, с другой стороны, цена для населения. Поэтому мы ищем формулу, чтобы население не пострадало, но прибавился акциз.

Мы не говорим о повышении даже на гривну. Это прежде всего, а после уже стоит вопрос наполнения дорожного фонда.

Накануне в Украине сменились три министра, в частности, министр инфраструктуры. Какие задачи поставлены вновь назначенному Александру Кубракову?

Еще до назначения Кубракова министром, мы с ним занимались различными предприятиями инфраструктуры. К примеру, проблемами «Укрзализныци», соответственно, вопросами кредитных обязательств организации с очень большими кредитными ставками. Это было сделано. Сейчас его задача – ускорение создания понятной структуры железных дорог Украины, которая бы адекватно работала. Есть вопросы по связанными с «Укрзализныцей» вокзалами. Мы хотим начать их реконструировать, и возможно, сдавать в концессию. Есть вопросы закупки электроэнергии. Кубраков это решает сейчас. Есть также вопросы по портам. Кроме того, муниципальный транспорт. Сюда же относятся комплексы по автоматическому взвешиванию грузового автотранспорта.

А что нужно изменить в системе управления «Укрзализныци»?

Думаю, что весь вопрос в менеджменте. По составу и менеджменту Набсовета будет, наверняка, разбираться Кубраков. Мы бы желали видеть там такую команду, на которую не будут влиять какие-либо из заинтересованных сторон.

Не так давно президент озвучивал идею создания национальной авиакомпании. Не потеряла ли она актуальность на фоне фактически отсутствующего авиасообщения в Россией, Донбассом, Крымом, а сейчас и с Беларусью?

Идея не пропала, наоборот, она на финальном этапе. Такая авиакомпания должна обеспечить региональное сообщение для стыковых с Киевом, именно поэтому мы и начали развивать аэропорты в регионах. Это также рейсы в Европу, трансатлантические рейсы и на дальнемагистральные – Китай, Азия.

Еще она задача – пример COVID показал, что, когда наши граждане находятся где-то и не могут улететь, нам надо их доставить домой. И эта авиакомпания будет это делать.

Кроме того, прекращение воздушного транзита через Беларусь потенциально может увеличить наши доходы. Это, кстати, касается и наземного транзита. У нашего налогового и транспортного комитетов Рады есть идеи по введению сборов с транзитного транспорта, что дало бы возможность нам заработать.

Что касается переговоров о создании внутренней авиакомпании, мы ведем переговоры с зарубежными лидерами авиаотрасли и нашими специалистами. Мы хотим запустить на региональные и ближние страны Ан-148. Дальнее сообщение – при помощи лизинга «Boeing» или «Airbus».  Уже есть реальное просчеты, в том числе, ее доходности. В наши планы не входит ежегодное дотирование этой кампании, она должна приносить доход.

К вопросу о приватизации. До конца 2021 года уже выделено около 100 объектов, в том числе «Объединенная горно-химическая компания», «Одесский припортовый завод», облэнерго, завод «Большевик». На каких условиях будет происходить приватизация и на какую прибыль рассчитываете?

Эти объекты, разблокированные благодаря президенту и проекту «Большая приватизация», находятся на финальном этапе к приватизации уже в текущем году. Естественно, государство хотело бы заработать на объекте. Но в вопросе аукционов сложно называть планку. Это как и с отелем «Днепр» – никто не ожидал, что он будет стоить миллиард гривен. Очевидно, что аукционы будут открытыми и прозрачными.

Пример «Большевика» показывает, что объект, который стоит в центре города и никак не используется, государство может продать и заработать. На его месте появится новый объект. Это правильно. Собственно, мы и идем на такую приватизацию для того, чтобы объекты, которые простаивают, были приватизированы и государства с этого заработало. К тому же наша задача состоит еще и в ликвидации коррупционной составляющей по таким объектам.

О местном самоуправленим. Существуют ли проблемы конфликтов региональных властей в том или ином городе Украины? Если есть, то как удается сглаживать?

Во-первых, мы поменяли кадровую политику в отношении глав обладминистраций. К слову, конфликты помогает сглаживать их возраст и опыт.  Мы действительно поменяли большое количество глав администраций, где-то, не спорю, промахнулись. Я не скрываю этого. К сожалению, от таких перестановок может пострадать тот или иной регион, но в перспективе нескольких лет это даст свои результаты.

Сразу скажу – будут еще замены глав обладминистраций в ближайшее время, поскольку есть проблемы с некоторыми областями. Приоткрывать такие замены пока рано, но это произойдет в течение 2-х недель. Пока ищем кандидатов.

Мы также смогли, в целом уравновесить историю с мэрами. С ними нужно находить точки соприкосновения, у них есть свои просьбы, проблемы и мы стараемся их решать.

Скажите, а как, в целом, подбираются кадры? Например, нужен глава той или иной областной администрации –  где вы его ищете?

Как правило, работают знакомства с представителями региональных властей, с теми, кто работал в системе власти, те же местные народные депутаты. Мы действительно хотим сформировать кадровый резерв. Это проблема, потому что, помимо глав администраций, есть вопросы и по их заместителям.

Нам в помощь будет формат проведения ускоренных курсов в академии при президенте, куда мы набираем людей в несколько потоков.

Раньше было тяжело уговорить представителей бизнеса идти на государственную службу…

Конечно, тяжело. В большинстве случаев не хочется назначать таких людей, потому что на их бизнес-территориях есть какие-то свои интересы и не хочется, чтобы эти интересы стали впереди интересов государства. На уровне Офиса президента, в целом, практика с бизнесменами закончилась. Теперь это бюрократы, политики, управленцы, исполнительная власть.

Сейчас создается Конгресс региональный властей. Он начинает свою работу на текущей неделе – в Хмельницком с заседания Палаты местных властей, где будет присутствовать президент. Там же будут избраны члены президиума Конгресса.

Что это за структура?

В сам президиум Конгресса будут входить по 3 представителя из обеих палат, министры и руководство Офиса, включая президента. Сам Конгресс будет состоять из 2-х палат. Первая – местные власти, главы ОТГ, райсоветы. Вторая – главы обладминистраций и советов. В Офисе президента будет постоянно действующий офис Конгресса. И это будет не «пустой» орган.

У большинства представителей на местах есть вопросы, с которыми им нужно «достучаться» до Кабинета министров в решении того или иного вопроса своего региона, а в Офисе президента есть такая возможность, мы в этом будем им помогать. Это нужно для постоянного диалога с региональными властями.

Какую часть жалоб мэров составляют жалобы на работу правоохранительных органов?

Есть много жалоб, но в большинстве случаев действия правоохранителей подкреплены доказательствами проблем, которые есть у местных властей. Нет, не лично у мэров, а у их сотрудников, глав департаментов и т.д. Тот же пример Киева – он виден всем.

А можно поподробнее об этом примере?

Есть две части. Первая – это история, которая есть у команды Кличко с правоохранительными органами. Правоохранители предоставляют в прессу сведения, отражающие коррупцию в департаментах, коммунальных предприятиях. Они разбираются с этим. Что касается самого города Киев – это параллельный вопрос. Инфраструктура не развивается, кроме планов по застройке жилья, которые были привязаны к генплану и перевыполняются. В то же время планы по развитию инфраструктуры, развязок дорог, метро, мостов и т.д.  не выполняются даже на 50%.

Думаю, с учетом бюджета Киева можно было бы ускорить рост и развитие инфраструктуры. Все, что когда-то строилось, как бы это странно не звучало, строилось при Александре Попове.  Ни одной развязки, ни одной станции метро.  Сейчас же строятся только парки, ставятся фонтаны, стелется газон. Это очень хорошо, но у Киева есть другие проблемы – это трафик, который действительно вырос, люди стоят в пробках, метро не развивается. Так не может быть.

Тот же Подольско-Воскресенский переход. Каждый раз его обещают закончить его концу года, это уже просто смешно. Больше скажу, Киев ни разу за всё время, сколько мы занимаемся «Большой стройкой» не пришёл и не сказал, например, – нам нужен многофункциональный комплекс, мы хотим развязку, мы хотим кусок окружной, у нас не хватает денег, давайте на софинансировании что-то делать. Как делают все мэры областных центров. Ни разу Киев не пришёл ни с одним инфраструктурным проектом, что означает – киевскую власть это не интересует. Они не собираются помогать гражданам. Именно поэтому мы начинаем сами это делать.

Что по итогу с Подольско-Воскресенским переходом?

Киевская местная власть не хочет его отдавать и, при этом, мы видим, что они вновь не закончат его строительство к концу года. Максимум сделают съезд в одну сторону. То есть – поставить фонари на мосту и каждый день включать их, чтобы люди думали, что стройка на финальном этапе. А это совершенно не так.

И какой выход может быть из этой ситуации?

Выхода два: либо киевская власть поймет, что нужно этим заниматься, либо…  Мэр – это избираемая должность, это неоспоримый факт, но по главе Киевской горадминистрации будут другие выводы. Но решать это президенту. Есть различные варианты, в том числе, и принятие законопроекта «О столице», и правок к действующему Закону…

Думаете, Верховная Рада может проголосовать за него во втором чтении?

Соответствующие выводы будет делать комитет Верховной рады… Ситуация в Киеве накалилась до предела. Это не конфликт Офиса президента с Кличко, это конфликт Кличко, фактически, с самим собой и с горожанами. Прошло уже много лет, но ничего не развивается. Многие из системы КГГА приходили к нам с какими-то идеями, но сам Кличко и замы его с идеями не приходят, это им не нужно. Поэтому по Дарницкому мосту, например, мы тендер объявили, сейчас будем делать его. Если бы это интересовало киевскую власть, то, наверное, они бы пытались ускорить этот вопрос.

Но почему его тогда избирают?

А есть альтернатива? Мы пытались создать ему альтернативу, наверное, нужно немного больше времени. К нему лично как к персоне и легенде Украины нет никаких вопросов. Но если ты – мэр, ты должен набрать такую команду, при которой ты будешь действительно легендой, тебя буду любить, знать, уважать и писать о тебе в учебниках истории. А, если ты не можешь набрать хорошую команду, – к сожалению, значит, это проблема самого Кличко.

Относительно предстоящих выборов мэра в Харькове. Сейчас есть разные кандидаты.  Есть ли у Офиса президента какие-либо предпочтения?

Харьков, помимо того, что это крупный областной центр, не стоит забывать, что там есть граница с Российской Федерацией и в непосредственной близости – зона конфликта. Заинтересованность Офиса президента в том, чтобы мэр, которого выберут харьковчане, был проукраинским, проповедовал украинскую государственную политику, чтобы там даже не было намека в сторону федерализации. А также, конечно, развивал город. Но в городе, судя по нашим туда поездкам, делается много разных вещей – и инфраструктурных, и не только. У нас там глава обладминистрации мощная, в области есть развитие.

Но там финансовое состояние города не очень хорошее.

Есть кредитные обязательства, да, но, судя по той информации, которую мы получаем от местной власти сейчас, это не опасная ситуация. Да, действительно, берут кредиты, но их берут все, в том числе облсоветы – им недавно дали возможность кредитоваться, например, по местным дорогам.  

Можно ли сказать, что на должностях мэров вам бы хотелось видеть не политиков, а хозяйственников?

Это может быть соединение политика с командой хозяйственников. В любом случае, мэры – это не про политику. Многие из них это понимают и открыто говорят, что не нужно туда лезть. Мэром избирают для того, чтобы ты городом занимался, а не всеукраинской политикой. Именно поэтому у таких и успех есть у себя в городах, их и переизбирают.

Выборы в Верховную Раду по мажоритарному округу на Ивано-Франковщине. Президент высказался за Вирастюка. Если выборы будут отменены, что будет дальше?

Мне не хотелось бы это комментировать. Мы ждем решения судов, это может быть расценено как давление на суд. Там было много различных ситуаций, но мы считаем, что честно выиграл Вирастюк. Я его знаю не первый день. Будем ждать и потом принимать решение.

Но если выборы будут признаны несостоявшимися, Вирастюк опять будет выдвигаться?

Будем смотреть.

Не можем не спросить о коронавирусе и потенциальной третьей волне. Готовитесь?

Мы еще с осени прошлого года увеличили до неимоверных размеров количество коек с кислородом.

Но это было, честно говоря, в пожарном порядке.

Но мы за короткий промежуток времени смогли исправить ситуацию, кстати через систему обладминистраций. Вопросов с кислородом сегодня не стоит.

Совместно с Центром национальной службы здоровья и МОЗ и со всеми губернаторами мы реформируем систему COVID-больниц. То есть, как только начнется волна коронавируса, объекты из запаса могли бы быстро открываться, а, когда волна спадет, – чтобы они исключали эти больницы и оставляли только необходимые опорные. Остается только вопрос по вакцинации. Но на данный момент, мы понимаем, что в неделю мы можем обеспечить до 400 тысяч вакцинаций. Мы ускоряем темпы поставок, система готова.

400 тысяч вакцинаций в неделю, то есть около 1 млн. 700 тыс. в месяц. За 3 месяца, соответственно, 5 миллионов. Примерно так?

Всё будет зависеть от количества вакцин, которая к нам приедет. Если к нам приедет больше вакцин, мы сможем это обеспечить. Проблемы вакцинации нет. Помимо пунктов вакцинации мобильных бригад, разработаны специальные локации на стадионах. Мы подготовились. Дальше вопрос поставок. Это же не вопрос только Украины, дефицит вакцины есть везде.

Министр здравоохранение Максим Степанов ушел в отставку. Как вы говорите, проблема с вакцинами была во многих странах. Но все-таки, говоря об Украине – кто ошибся?

Здесь нельзя выделить одного человека, но, естественно, ответственные за это есть. На каких-то этапах были допущены ошибки в переговорах с зарубежными кампаниями, упущено время, поэтому такая ситуация у нас сложилась. Но ещё раз повторюсь, мы будем ускоряться в плане вакцинации. Для этого все готово и есть понимание того, что поставки вакцин сейчас пойдут.

К слову, Степанов пообещал, что в ближайшие 2 года будет выделено чуть более 5-ти миллионов гривен для развития трансплантации в Украине. Как сейчас ведется работа со строительством и закупкой оборудования для проведения пересадок органов?

Больницы, где будут проводиться трансплантации и докупка оборудования – это большой вопрос. Техника в некоторые места до сих пор не доехала, но мы должны довести дело до конца, как и обещали, потому что строительные работы в объектах завершены на 99%.  Далее – это система областных многопрофильных больниц в каждом областном центре, соответственно, по две больницы: областная детская, областная взрослая и многопрофильная. Мы начинаем этот проект. Есть также спецпроекты, как «Охматдет». Стоит задача президента, чтобы ко Дню независимости вся техника наконец-то уже доехала и было полностью укомплектовано здание.

Нынешний министр Ляшко очень заинтересован, чтобы система трансплантации заработала в Украине. Он также заверил меня в том, что на фоне политических событий в Беларуси, куда часто ездят наши граждане на пересадку органов, найдет другие варианты, где украинцам можно проводить трансплантации.

В последнее время имидж президента стал более официальным. Практически исчезли его публичные ролики, где он занимается спортом, ездит на машине. С чем это связано? Это его сознательный выбор или результат деятельности имиджмейкеров?

Конечно, президент немного изменился, все-таки 2 года работы дают свой отпечаток. Но я точно уверяю, что у него не пропало желание кататься на велосипеде, ходить в походы или сидеть за рулем.  Он действительно стал во многих моментах более взвешенным, в каких-то моментах более серьезным, но это не поменяло президента в целом – каким он был, таким он и есть. Сейчас работы побольше накопилось, на видео не  хватает времени, но я думаю, что мы время от времени будем радовать аудиторию какими-то историями….

Вы наверняка слышите упреки в том, что президент у нас не только глава государства, но также глава исполнительной и немного законодательной власти…

Это же отпечаток того, как прошли выборы. Действительно есть монокоалиция, есть Кабмин. У нас единство власти. Конечно, и ответственность больше, но это ускоряет многие процессы принятия решений. Принимаются большие и знаковые законопроекты, которые никогда не принимались, потому что были постоянные договорняки. Многие могут обвинить президента в том, что он консолидировал власть, но консолидировала ее большая команда – президент, Верховная Раду и Кабмин. Президент руководит государством, но исполнительная власть много в чем сама принимает решения. Но это действительно одна команда, которая несет ответственность.

Насколько высока вероятность досрочных выборов президента? Слухи об этом ходят туда-сюда…

Президент избран. Конечно, решения принимать ему, я не вижу никаких оснований… Избранным президентом всегда будет кто-то недоволен. Это политика и это электорат. Давайте посмотрим на рейтинг доверия…

В том-то и дело, что он достаточно высок и с технологической точки зрения выиграть выборы сейчас достаточно просто.

«Не вижу каких-либо оснований, но решение, конечно, принимать президенту».

Законопроект про медиа, в том виде, каком сейчас существует, имеет шанс быть принятым?

Этот вопрос ведет Александр Ткаченко. Честно говоря, эта ситуация зашла в долгий путь обсуждений и в ближайшее время должна быть финализирована. В период обсуждений основная задача – приведение в порядок рынка медиа, – начала уходить в сторону. Сейчас основная задача – это приведение в порядок медиарынка и его «узаконивание». Государство должно понимать, что безопасность информационного пространства должна регулироваться. Некоторые желания некоторых групп убрать всю регуляцию – так не будет. 

Вас  устраивает ситуация на телевизионном рынке? Своих каналов у президента нет, «Суспильне» ему не подчиняется, наиболее рейтинговые новости – на каналах, которые принято считать олигархическими..

У президента нет своего телеканала, потому что он – не президент-олигарх.

Мне кажется, что деолигархизация новостных служб телеканалов когда-нибудь все-таки случится в Украине. Конечно, большой бизнес имеет право владеть каналами, но большинство из них или почти все решили, что должны влиять на политику. Вот это должно закончиться.

Что касается того, будет у президента свой телеканал или нет, то я вам честно скажу – есть примеры того, когда общественный вещатель является не нейтральным, а тем, кто озвучивает позицию других политических сил. Мне кажется, это очень странно. Я знаю много примеров в других странах, когда правительство назначает главу Набсовета общественного телевидения, либо сам Набсовет, либо квоту, потому что они понимают, что госбюджет выделяет на это немалые деньги и министерства часто недовольны расходованием денег. А у нас в Набсовете большинство – это общественные организации и представительство Верховной Рады в меньшинстве.

Что касается «Национальной общественной телерадиокомпании Украины», то можно много рассказывать о том, что рейтинга нет, а доверие есть. Но мы не первый день живем. Не существует доверия без рейтингов.

Наш президент не договаривается с олигархами на каналах, или с их менеджерами. Нам это не нужно. Сами наши шаги показывают, что мы делаем правильные решения. Люди это видят и умеют отделять правду от фэйков. В этом и есть наша задача, как государства, – отделять информацию от дезинформации.

Напомним также: С новым счастьем. Заместитель Ермака в новом году успел обзавестись поместьем (ФОТО)

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button