Деньги, власть и ковид — три уровня «битвы за «инфекционку» в Николаеве


13:0303.06.2021

Конфликт вокруг «инфекционки», взбурливший в эти дни в Николаеве, был предопределен и неизбежен. Более того, все его участники — от НСЗУ до «мятежной» Федоровой — сделали все возможное, чтобы он состоялся.

Вначале краткий сюжет: Светлана Федорова, главврач «инфекционки», а точнее директор КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний» заявила о планах «снести» больницу. Учитывая то, что это заявление было предано огласке устами известного инфекциониста Украины Голубовской (большой сторонницы свежеотставленного министра Степанова), оно тут же получило колоссальный резонанс. Неприятно было как МОЗу с НСЗУ, которые и так находятся на шпагате необходимости возвращения медицинских стационаров в «нормальный режим» из «ковидной мобилизации», так и областным властям.

ИншеТВ рассказывало, что на самом деле речь шла только о том, будет ли инфекционная больница отвечать новым нормативам Минздрава для получения «ковидного» пакета. И по состоянию на сегодня ответ положительный.

Безусловно, противопоставить «комиссии с проверкой» своих бывших пациентов и родственников, хорошо заряженных эмоционально — это новое слово в истории конфликтов вокруг николаевских медучреждений. И многие люди назвали это слово: популизм и манипуляция.

Но в сегодняшней Украине обвинять кого-то в популизме? Это равносильно признанию его перспективности как политика.

А главное, что мы все вместе — общество, медицинское сообщество и власть — запустили, или позволили запустить, медреформу. Реформу, суть которой: медучреждения должны конкурировать. Конкурировать за бюджетное финансирование, за кадры, за оборудование, за помощь спонсоров (честно говоря, все это можно было найти и в прошлом, но теперь — стало правилом).

И вот Светлана Федорова конкурирует по предложенным правилам, только используя свой немалый талант ммм… полемиста, или популиста, тут уж кто как назовет. И ведь выигрывает в этой конкуренции.

Давайте признаемся: в Николаевской областной «инфекционке» действительно полностью укомплектован штат. Почему? Людям выгодно работать у Федоровой. Здесь хорошо лечат. Здесь больные хорошо (по украинским меркам, конечно) обеспечены лекарствами. Больше того, как много раз напомнила сама Светлана Федорова, в больницу за время ковида благотворители вложили около 170 млн.грн. Привлечь такие средства — это тоже мастерство руководителя.

Да, для Алексея Вадатурского, одного из крупнейших благотворителей больницы, его вложения имели неожиданный эффект потока обвинений.

Да, история «притесняемой больницы честного врача» уже стала одним из лозунгов в борьбе за контроль над миллиардными потоками в медицине. И сомнительно, что этот скандал поможет лечить больных в других николаевских больницах.

Да, конкурируя за средства для своей больницы, Светлана Федорова далека от корпоративных стандартов отношений с другими главврачами, легко критикуя коллег и чиновников здравоохранения, и даже прямо отказывая в помощи другим больницам, читай — «чужим» больным.

Да, очевидна схема: получить от благотворителей «на борьбу с ковид» новые ИВЛ — отказаться делиться ими с коллегами — требовать преимущества в финансировании, потому что у тебя больше ИВЛ.

Наконец, публичное давление на облсовет, ОГА и облздрав ради получения финансовой поддержки больницы — не в традициях корпоративной этики нашего здравоохранения. Больше того, публичное давление на свое руководство до официальных переговоров, действительно, попахивает шантажом.

Пост в Facebook оказывается эффективнее доклада на депутатской комиссии? Это непривычно, ненормально, но — эффективно? Позвольте, а какие другие, корректные и чистоплотные, способы конкуренции оставлены медучреждениям? Письма по инстанциям и кулуарные переговоры в кабинетах? Мы уверены, что результат будет справедливее? Справедливее для медиков и пациентов?

Наконец, давайте признаемся: больничная сеть будет и дальше изменяться (читай — сокращаться). Сегодня, на этом опыте перепросмотра ковидных пакетов, мы видим, насколько наши руководители способны организовать эти сложные процессы. Пока, как минимум, они безнадежно опаздывают.

Два дня, как закончились «ковидные пакеты», а НСЗУ все еще не отвечает на вопрос: за какой счет лечат больных? Неделя как эпидемия схлынула, а МОЗ все ищет формулу перебазирования пациентов с коронавирусом из одних больниц в другие.

Я уже не спрашиваю, как умники в МОЗ догадались сделать так, что лечить, точнее — госпитализировать больных с ковидом втрое (или даже впятеро?) выгоднее, чем лечить от других болезней, даже тех же инфекционных.

Еще одним уровнем этой «битвы за инфекционку» стал банальный вопрос полномочий областного совета. Не будем спешить обвинять Анну Замазееву. Помимо стремления погасить скандал и осадить беспокойную подчиненную, у Замазеевой есть своя задача. Ей необходимо восстанавливать полномочия областного совета, как владельца и управляющего органа коммунальных предприятий, в частности, областных больниц, получивших статус КНП. Децентрализация — децентрализацией, а за реальный контроль нужно бороться.

Конечно, если бы медицинские чиновники подготовили анализ эффективности лечения COVID-19 во всех больницах области: по смертности, длительности пребывания на искусственной вентиляции и т.д. Если бы облсовет на основе этого анализа делал прозрачные оргвыводы о финансировании больниц, возможно, кадровых решениях…. Тогда говорить о сведении счетов с непокорными было бы сложно.

Но ведь у нас за время медреформы третий губернатор, четвертый профильный замгубернатора, второй начальник облздрава. И мы все еще не знаем, оказывается, кто в области будет лечить детей до 7 лет с инфекционными заболеваниями. То проектируется специальный корпус в областной инфекционной больнице, то — в областной детской больнице. Проблема даже не в расходовании средств на «мертвые» проекты и экспертизы. Проблема в том, что наши больницы развиваются хаотически, в зависимости от уровня доступа главврача/директора КНП к деньгам бюджета, политспонсоров и благотворителей. Какой уж анализ эффективности лечения!

Тем временем в Николаевской области на сегодня 1810 человек умерли от COVID-19. А в Национальной академии наук считают, что реальная смертность от последствий ковида — втрое выше. Кто бы ни победил в сегодняшней «битве за николаевскую инфекционку», победа уже стала пирровой.

Попов Андрей

Понравилась статья? Расскажите друзьям![hupso]

'Деньги, власть и ковид — три уровня «битвы за «инфекционку» в Николаеве' не имеет комментариев

Будьте первым!

Желаете поделиться мнением?

© Inshe.tv

Share Button
Twitter Facebook Google Plus Youtube