Без царя. Что происходит в городе, которым берутся править трус, балбес и бывалый


20:5809.09.2017
Share Button

Это у Гайдая все было гротескно ясно – контрастно выписанные образы и роли, когда Трус – хилый рефлексирующий интеллигент, ворующий по мелочам под страхом разоблачения, Бывалый – дока в авантюрных делах, сторонник здорового образа жизни и дисциплины, а Балбес – не то, ни се, но ярко окрашенный, неутомимый и готовый лезть во все дырки – хоть на пожар, хоть на медведя.

В жизни все не так. Потому что нет прямых линий и черно-белых силуэтов, потому что некиношные характеры значительно сложнее или, наоборот, еще проще. В жизни можно встретить бывалого балбеса или трусливого бывалого, трусливого балбеса или бывалого и трусливого балбеса в одном лице.

Все познается в сравнении. Когда в посудную лавку попадает испуганный скунс, вдруг оказывается, что слон – не самое страшное. А когда он не один?
Жанр того, что происходит в Николаеве, еще не определен. Может быть, это трагикомедия, а может, — драма. Все будет зависеть от того, как будут дальше разворачиваться события.

Пока же николаевцам предложили наблюдать за тем, как будет решаться в принципе нерешаемая задачка. А именно: после путешествия по неведомым дорожкам николаевский губернатор решил, что город, который предоставил ему временное пристанище, должен нажать на красную кнопку самоуничтожения.

Да, наверное, это весело. От скуки, пресыщения или страха и не такого хочется. Наверное, он с кем-то посоветовался. Возможно, спецоперация, условия которой озвучены на днях, началась не вчера, а пару месяцев назад. Может быть, ее авторам кажется, что она естественна и логична. Как говорится, «мама, я ваше горе готов разделить, но по пунктам». А по пунктам получается следующее.

Губернатор предложил мэру и горсовету застрелиться или сделать харакири, кому как нравится. Надо отдать ему должное: идея усовершенствовать органы местного самоуправления посетила его не впервые. Еще в начале блистательного пути по николаевской земле у него было стойкое желание помочь председателю облсовета Виктории Москаленко найти свою дорогу в жизни. Жизнь идет так медленно, а проходит так быстро, так зачем время терять на то, что не получается и не приносит удовольствия окружающим? Но не вышло.

У всех действующих на нашей территории вчера и сегодня лиц есть прошлое. И иногда это прошлое пересекается. И чем ветвистее прошлое, тем точек пересечения может быть больше, но это детали. В общем, Виктория Москаленко усидела, и даже недавний анимационный вихрь ГПУ ее не потревожил, что, учитывая исходники разгоревшегося скандала, несколько странно. Но ГПУ виднее. Может, это будет вторая часть марлезонского балета, кто знает.

Пока Савченко дал понять, что мультиковская гидра в облсовете его волнует мало. Ну, может, он знает больше. А может, и меньше. Судя по подготовке последней спецоперации с обысками и задержаниями, осведомленных о ней было крайне мало.
Итак, мишенью губернатора стал мэр, а заодно и горсовет. Горсовет, не исключено, впал в немилость потому, что самостоятельно не смог решить вопрос импичмента городскому голове. Всем понятно, что юридически никакого самороспуска быть не может – даже если предположить добровольное сложение с себя депутатских полномочий, в партийных списках за ныне действующими депутатами большой хвост фамилий, которые должны зайти в горсовет вместо выбывших. Для обнуления избирательных списков нужно провести партийные съезды, и то это все вилами по воде писано, потому что четкой процедуры подобного задуманному пока нет.
В общем, не вдаваясь в юридические подробности и не препарируя инициативу двух нардепов по низвержению Николаевского горсовета, можно сказать следующее: при самом благожелательном продвижении их предложения выборы нового горсовета и городского головы Николаева вряд ли состоятся раньше плановых. А даже отправленные в отставку мэр и депутаты будут исполнять свои обязанности до принятия присяги их сменщиками.
Спросите у юристов, сколько будут стоить их подписи в этот период, и чем это грозит городу в дальнейшем. Тут уже не об инвестпривлекательности речь, зачем тратить на это время.
Да, Сенкевич откровенно слаб и беспомощен, он – это хаос и отсутствие системы управления, но сегодня нам предлагают еще больший, всепоглощающий хаос. Накануне зимы, отопительного сезона и принятия бюджета, не будем говорить об этом громко.
По сути, если бы не «Самопомощь» и предъявленная ей «черная метка», у Савченко и Сенкевича могло бы сложиться полное взаимопонимание, их психотипы во многом схожи. Оба не любят рутинной работы, оба стараются застраховать себя от ответственности за сомнительные решения, оба снаружи больше, чем внутри. И если бы Сенкевич публично отрекся от «Самопомощи», возможно, его пластичность и готовность подыгрывать самым сумасбродным пиар-ходам старшего товарища стала бы его охранной грамотой.

С другой стороны, любой конфликт – двигатель прогресса, если обе стороны в этом прогрессе заинтересованы. Пока мэр пытается отшутиться и отсидеться, а губернатор в момент его плохо аргументированного отсутствия в городе заявил горсовету «Иду на вы» и пошел.
Что сегодня горожане могут сказать Сенкевичу? В лучшем случае, «хороший ты мужик, но не орел». И это в самом лучшем случае. Но не только в Сенкевиче дело. После общения с губернатором несколько фракций горсовета бодро заявили: к самоуничтожению готовы.

Вы скажете, это их дело? Нет, наше. Не в лотерею они свои депутатские мандаты выиграли, а торговать и размениваться волеизъявлением горожан – даже не глупость, а трусость и хамство. Со стороны это выглядит так: избирали их горожане, под имитацию идей и обещаний, а тут пришел чужой дядька, постучал чем-то по столу, и они, не спросив нас, делегировавших им, извините, право управлять городом, поджали хвосты, легли на спину и засучили лапами. Согласившись, таким образом, ввергнуть Николаев в еще больший хаос.

Чего хочет Савченко? Ну, навскидку – аэропорт и порт НГЗ. И там, и там большие деньги, но туманные перспективы. Чего вообще хочет этот странный человек от нашей области? Он, безусловно, натура творческая, а у людей творческих амплитуда колебаний значительна и непрогнозируема, когда душа требует то ли музыки и цветов, то ли зарезать кого-нибудь.  То есть сегодня ему хочется, чтобы все отжимались, завтра – чтобы искали дорогу домой, то есть, к себе, послезавтра – чтобы молились сообща, еще через день – чтобы ходили строем. Не будем копаться в его страхах, он и сам в них копаться не хочет, но его настроенческая непредсказуемость устойчивости нашей области не добавляет. Здесь не то место, чтобы отсидеться и переждать. И не то состояние, чтобы погружением в себя скоротать определенное время. Чтобы медитировать на действующий механизм, его надо запустить, а область сложнее ветряка, который крутится, когда есть ветер, а когда его нет, ну, тут уж…
Но странные и алогичные способы самоутверждения – дело, безусловно, личное и даже интимное. Таким бы оно и оставалось, если бы не касалось очень многих людей, для которых Николаев – не просто территория. Сегодня они чувствуют себя обманутыми и униженными, потому что если мэр не осознает всей унизительности ситуации, ее понимают и глубоко переживают горожане. Впервые руководитель области, чужой и не особо пытающийся стать не чужим, без спроса и разрешения не просто влез в чужой монастырь со своим уставом, но и пытается стать единоличным кукловодом, уничтожив даже условное право горожан решать, какая кукла лучше, и что делать с неудавшимися.
С другой стороны, даже очень недовольные Сенкевичем и бездействующим горсоветом понимают: если губернатор считает, что с помощью перевыборов он хочет уменьшить присутствие ОппоБлока в горсовете, то даже если состоится самороспуск и досрочные перевыборы, результат будет обратным. Даже разочаровавшиеся сторонники Сенкевича мобилизуются на его защиту, потому что «это наше дело, и нам решать». А что касается электората ОппоБлока, то большего подарка и инструмента для его мобилизации и активизации и придумать сложно.
Новый политический сезон не будет томным. К выборам готовятся все – на всех уровнях украинской политической структуры. К очередным или внеочередным – уже не имеет значения. Процесс пошел, вяло контролируемый или неконтролируемый вовсе. Николаев держится на здоровых обломках старого и на неокрепших ростках нового. Безнадега, апатия и неверие плотной тьмой затянули наш город. В этих условиях растоптать в людях чувство собственного достоинства, последние островки веры в то, что и они в своем городе могут что-то решать, — верх глупости или беспечности.
Трусость не может быть оправданием бездействия, а несамостоятельность и личный интерес не могут быть оправданием пагубных действий. Николаев пережил и многое, и многих. Переживет и это. Жаль только лет, потраченных напрасно.

Оксана Тихончук.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:4,31- 32 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


© Inshe.tv

Share Button