Город на двоих. Чем запомнилась “эпоха” Дятлова-Сенкевича-2 (ВИДЕО)


19:3409.11.2020
Share Button

Итак, вот мы и подошли к моменту, который разделил мэрскую жизнь Сенкевича на до и после. О причинах импичмента говорили много и разное, но известный украинский политолог Владимир Фесенко сформулировал их предельно точно: “Политические амбиции Сенкевича зашкаливали и вступали в конфликт с дефицитом управленческой амуниции и политической незрелости. Противостояние мэра и городского совета – явление нередкое в политической практике Украины. 42 голоса за отставку Сенкевича и ни одного голоса против. Это политический диагноз управленческого провала мэра Николаева. Сенкевича сгубили головокружение от неожиданного электорального успеха на выборах мэра города, породившее завышенные амбиции, и неудачи на посту городского руководителя, в которых он стал обвинять всех, кроме самого себя. Решение его снять с поста главы города Николаева – это не столько результат межпартийных конфликтов, сколько следствие политико-психологических и управленческих проблем Сенкевича и его “войны со всеми”. Это яркий пример того, что хороший айтишник – не всегда хороший менеджер”, – сказал тогда Фесенко.

Не ОппоБлок был инициатором импичмента, у Дятлова как раз все выстраивалось при мэре Сенкевиче более-менее продуктивно – назначались свои люди, принимались нужные решения. Конечно, учитывая обстоятельства проигрыша Дятлова на выборах, он был уверен, что этого мало. Ну, действительно, сложно убедить человека довольствоваться частью, когда он ежесекундно помнил, что мог получить все.

В тот период и БПП, и Наш край порядком устали от непрофессионализма и заносчивости городского головы, который слышал только себя, и чье слово или обещание, данное другим, не стоило ровным счетом ничего. Да что БПП, Самопомич, которая официально и породила Сенкевича, тоже не могла понять, что происходит с ее выдвиженцем. Больше всех возмущался Сергей Исаков. А ведь это именно он водил перед выборами Сенкевича за руку, поправлял его ляпы, подсказывал слова, учил общаться с журналистами. Возможно, он не научил его самому главному. А может, есть вещи, которым научить нельзя, это или есть, или нет. В последствии Исаков и стал официальным инициатором импичмента, которого тогда еще можно было избежать.

О роли Алексея Савченко, николаевского губернатора времен президентства Порошенко, в переформатировании городской власти сказано и написано достаточно, и почти все правда, но с нюансами. Савченко вообще был, как мы сегодня понимаем, губернатором ярким. Несмотря на это, создавалось впечатление, что ему все время скучно. Скучно работать, скучно жить скучно. Не надоедало ему только испытывать окружающих его людей, проводить над ними безобидные или обидные опыты. Он был довольно изобретателен в своем экспериментаторстве – заставил чиновников и депутатов отжиматься на камеру, подсадил народ на свои смысловые клипы, радовал Фейсбук постоянными экстравагантными сообщениями, по которым теперь некоторые даже скучают. Савченко тоже, как Сенкевич и Дятлов, считал себя избранным. Нет, не так: до его вершины воображаемой избранности ни Сенкевичу, ни Дятлову не дойти никогда…  

Так вот, считается, что именно Савченко предложил действующим лицам горсовета формулу, которая должна была разрешить кризис и выйти из тупика. То, что городская власть в кризисе, было всем очевидно, и местным, и приезжим. Кто бы сюда ни приезжал, от Садового до Гройсмана, все говорили о том, что городу плохо. Гройсман, кстати, был у нас за 2 месяца до импичмента и прямо назвал Николаев депрессивном. Сенкевич пытался ему возражать, мол, город открыт для бизнеса, но есть трудности. Гройсман продолжал – город неухоженный и запущенный, а с таким бюджетом развития он должен процветать, а не быть таким заброшенным. Он, бывший мэр Винницы, знал, о чем говорит. Поэтому свой диагноз городской власти завершил жирной точкой: «С мэром все понятно».

Формула Савченко заключалась в том, чтобы руководители всех фракций горсовета стали заместителями городского головы и могли непосредственно влиять на исполнительную власть, направлять ее и контролировать – раз мэр не справляется. Дятлов должен был стать первым замом – как руководитель самой большой фракции. Крыленко тоже считал, что должен стать первым замом – как представитель провластной фракции. Гранатуров считал, что не может быть в непосредственном подчинении у Сенкевича – он же проиграл ему в первом туре всего 408 голосов, и после всего случившегося еще вопрос, проиграл ли. Поэтому для Гранатурова придумали должность управдома (управделами) ОГА и даже дали посидеть в губернаторском кабинете – Савченко к тому моменту оборудовал себе другой. Все пожали друг другу руки и сказали «да». И Сенкевич сказал «да». А потом передумал.

«Бюджеты пилятся». За день до импичмента

Как утверждал Дятлов, даже после того, как Сенкевич слово дал, а потом забрал обратно, у фракции еще не было решения относительно его отставки. Ну, в конце концов, у них с ним, конечно, не любовь до гроба, но взаимовыгодный брак по расчету, и расчеты себя оправдывают. Они позвали его на поговорить и выяснить в конце концов, чего он хочет, что он может, как видит себе свою дальнейшую мэрскую жизнь и их коллективные и личные интересы.

Этот разговор в каком-то предбаннике был записан, видимо, кем-то из присутствующих. Изначально из полуторачасового разговора было нарезано 7 кусков видео, которые мы перелили в один кусок. Временами слышно плохо и мешают лишние звуки. Поэтому кому не хватит изложенных цитат, вслушивайтесь сами. Те, кто слушал эти записи в 2017-м, не сразу узнали голос Сенкевича – он дрожал. От смелости, конечно. А вот голос Дятлова – уверенный и вальяжный. Он наверняка получал удовольствие от лебезящего перед ним Сенкевича и наслаждался его страхом – как возмездием за свой, пережитый в 2015-м, из-за которого Сенкевич и стал городским головой.

Вначале разговора Сенкевич откровенничал – рассказал о том, что уже давно планировал выйти из Самопомочи и уже вышел бы, если бы не генпрокурор Луценко. Он сказал, что в Николаеве нет мэра, есть ширма. Поэтому Сенкевич решил повременить с выходом из партии, чтобы его не назвали «сцыкуном». Эх, знал бы тогда об этом Садовой, который бросился на защиту Сенкевича сразу после импичмента. «Таємне стає явним. Коаліція БПП, «Опоблоку» та «Нашого краю» здійснила кримінальний реванш у Миколаєві. Прогресивного мера Олександра Сенкевича голосами цього альянсу відправили у відставку. Чи викликає у когось подив те, що операцію публічно за вказівкою Порошенка курував губернатор?», – написал тогда Садовой.

Но вернемся к разговору, который состоялся за день до импичмента, он как раз приближается к главному.

Сенкевич: То, что касается недавней эпопеи с замами, то помимо уважения к некоторым людям, здесь есть другой фактор, фактор избираемости моей должности. Если мы говорим о том, что моя должность не просто там, скажем, пожизненная – меняй себе замов, любых людей. Мне нужно будет избираться снова, поэтому я смотрю на выборы, которые пройдут через 4 года. И ложить (именно так было сказано, – прим.ред.) на плаху какую-то часть, огромную часть голосов, которая поддерживала меня не потому что я такой красивый и умный, а потому что они были против Игоря Сергеевича Дятлова, чисто математически было бы глупо. Как вы считаете?

Кто-то из ОппоБлока: Я, например, уверен, что Игорь Сергеевич был бы гораздо эффективнее, чем Дадиверин, но я так понимаю, что эффективность и улучшение жизни в Николаеве – не самое главное для вас. Вы сказали, мои голоса на следующих выборах я не могу поставить вразрез, отдав должность зама…Я не говорю конкретно про Игоря Сенкевича, я говорю, что ваши замы неэффективны.  

Сенкевич: Дело не в том, что я ставлю свои интересы выше интересов николаевцев. Я просто ставлю для себя вектор того развития, которое я вижу, выше какой-то сиюминутной выгоды. Хотя я понимаю, что нам ничего не мешает с вами и Игорем Сергеевичем работать и в горсовете, и в рамках проектов.

Кто-то из ОппоБлока: Та система координат, которую вы изначально ставили, которая для вас была принципиально, сейчас де-факто уничтожена. И вы стали заложником этой ситуации. Мы изначально хотели конструктива. Сейчас мы упираемся в ситуацию, когда ваши люди не способны решить наши с вами общие вопросы.

Сенкевич: Смотрите, когда «оппозиционеры» появились в исполнительной власти, кто от этого проиграл? «Оппозиционеры» или мой персональный рейтинг, Сенкевича как такового?

Кто-то из ОппоБлока: Я вообще не ставил бы так вопрос. Город выиграл или нет?

Сенкевич: Мы же не дети, мы же понимаем, что есть несколько вещей. Вопрос политический….Просто сегодня сложилась ситуация, когда в наши с вами отношения входит третий игрок. Это неправильно. Кроме тог, есть у меня постоянные отношения с ОппоБлоком, с вами, наша совместная жизнь. Все эти договоренности, я их не стесняюсь, и говорю по телевизору, журналистам, они все имеют ситуативный характер. То есть: мы договорились, мы выполнили взаимные обязательства, мы разошлись. Продолжаем работать: мы договорились, выполнили обязательства, продолжаем работать в сессионном зале. Пропадают «противаги», кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Все будут хорошими, ничего в городе происходить не будет. Бюджеты пилятся…      

Кто-то из ОппоБлока: Где пилятся, кем (общий довольный смех). Хорошо, хоть признались.

Дятлов: Вы все правильно говорите – и про поддержку, и про избирателей. При этом у нас же тоже есть – и поддержка, и избиратели. И есть фракция в горсовете, которая в последнее время, в течение последнего года, постоянно вас поддерживала, во всех сложных ситуациях. Когда мы говорим о рейтинге, говорим о той ситуации, которая сложилась, когда у нас с вами был разговор с предложением пойти первым замом или замом, у нас с вами до сих пор много общего. (Далее Дятлов говорит, что их объединяет возраст – оба молоды, хоть у Дятлова за плечами опыт главы облсовета, а Сенкевича опыта нет, но на нем ответственность – если у него не получится, избиратель разочаруется и не будет голосовать за молодых). Поэтому мы вспегда подставляли вам плечо. К сожалению, я сегодня не услышал, а по-человечески хотелось бы услышать извинения за то, что за этот месяц по моей фамилии прошлись как в публичной, так и не в публичной плоскости. Когда я давал согласие работать в исполнительных органах власти, я тоже переживал, чтобы избиратель меня понял. Вы прекрасно понимаете, что избиратель с одной стороны меня бы понял, а с другой стороны, в кресле первого зама или просто зама я бы мог дойти до каких-то выборов. Я это тоже прекрасно понимал. И мои слова вам были, что выборы, очередные или внеочередные на территории Украины, то конечно это станет здесь перчаткой для выяснения политических отношений разных политических сил… А если мы говорим с вами как мужчины, а не как политики, то принятое или не принятое решение – оно говорит о многом. Когда вы предложили, а потом отменили свое решение…У меня была попытка выяснить. Я попросил Игоря Николаевича (Копейку) подняться к вам и дать вам трубку, чтобы выяснить – что это? В декабре, когда вы предлагали замов, вы взяли на себя большую ответственность, я вас об этом предупреждал. Все свои обещания, которые я давал как руководитель этой команды, мы выполнили. Года еще не прошло, но то, что есть усталость от работы ваших замов, это факт. Я бы не хотел, чтобы вы рассматривали сегодняшнее  общение как принуждение к какой-то там любви. Любовь или есть, или ее нет. У нас депутаты ОппоБлока всегда выстраивали с мэром города партнерские отношения. И я считаю и заявляю вам в глаза, что свои слова надо держать. Тупиковая ситуация, которая сложилась сегодня в городском совете, и сложилась в исполнительной власти, это череда событий, которые накалили ситуацию. К сожалению, вы все сделали так, чтобы она еще больше накалилась. Работать по принципу ситуативных союзов – это очень плохая…. Это путь в никуда. Мы разделили с вами ответственность, когда в декабре отдали голоса за всех замов. Я так считаю. Несмотря на то, что внутри фракции многиеп были против, мы поддержали ваше предложением дали вам вотум доверия. Хотелось бы, чтобы вы укрепляли это доверие, а не использовали депутатов ОппоБлока и конкретно меня в какой-то конкретной ситуации.

Сенкевич:  Давайте начнем с того, что идея предложить вам первого зама принадлежит не мне, а человеку, который говорит, что у нас в городе два городских головы. Во-вторых, я не получил от вас согласия в публичной плоскости о том, что вы согласны. С другой стороны, я осознаю, что войдя в николаевскую исполнительную власть, вы открываетесь для большего удара, чем находясь в политической плоскости в качестве депутата городского совета. Удар, который будет нанесен и по вам как по работнику исполнительной власти, а не как по лидеру оппозиции, и по мне – как по человеку, который декларировал одно на выборах, а впоследствии стал делать совершенно другое. С чем боролись – на то и напоролись. Если быть совсем откровенным, я получил информацию, что вы с Алексеем Юрьевичем тоже общаетесь, как и со мной общаетесь. Я ни в коем случае не хотел ставить под удар вас как общественного деятеля. Наоборот, мне как городскому голове вы интереснее как оппозиционер, как человек, который оппонирует мне в сессионном зале, о чем я не раз говорил. Поэтому еще раз говорю: в публичной плоскости не прозвучало, что Игорь Сергеевич Дятлов принял предложение на первого зама. (Дальше Сенкевич объясняет какие-то свои телодвижения желанием кому-то «спалить мозг»).

Дятлов: Как говорится, откровенность за откровенность. Инициатива по первому заму, мне, честно говоря, все равно, кому она принадлежит, вам или Савченко. Разговаривал я с вами. И это была инициатива вашего руководителя фракции, чтобы мы встретились. Это первое. Второе: раз вы уже вначале имели разговор, и вам там что-то рассказали, и вы что-то там себе решили, вы не нашли в себе возможности сказать мне это в глаза. Партнеры так не поступают. У нас, наверное, разное представление о партнерских отношениях. Я не зря вам сказал, что когда мы в декабре дали больше всего голосов за ваших замов, я считал, что у нашей фракции с мэром города партнерские отношения. И вы прекрасно понимаете, что ситуация, при которой будут досрочные выборы, она непредсказуема. Если кто-либо считает, что это игра Дятлова, Савченко или Сенкевича, то когда кто-либо выходит в публичную плоскость, не имея предварительного разговора, он кидает всех остальных. Вы не нашли в себе силы меня набрать, вы нашли в себе силы решить, что лучше для меня, решить, каким образом сыграть на моей фамилии. Мы можем долго дискутировать, но, к сожалению, тот разговор, который был в кабинете, и та договоренность, к сожалению, руководитель фракции Самопомочи ее нарушил. (Речь идет о разговоре в кабинете Савченко. Сенкевич утверждает, что это Гранатуров первым «разнес» эту информацию, куда только было возможно»).

Сенкевич: Сегодня я не пришел сюда рассказывать, какая у меня команда «Дрим Тим». Я объективно понимаю, что это не «Дрим Тим». Но это лучшее из того, что я смог собрать из тех людей, которым я доверяю. Сегодня, что касается меня, моей персоналии, то если я уйду из этого здания, у меня будет больше позитива, чем негатива. Я же выйду победителем из этого здания. Я буду говорить: мы не дали украсть, я буду так говорить, риторика будет такая. Я скажу, вот Солтис хотел все приватизировать, а я не дал. Я хочу, чтобы вы это понимали, поймите мою картину мира сегодня. Я думаю объективно обо всех нас. Я думаю, это может выглядеть как-то по-другому. Мне кажется, что мы все с вами залезли по норкам и сидим, как сурикаты, и ждем, что сейчас прилетит кондор и схватит кого-то из нас, потом второго, потом третьего. (Сенкевич, видимо, имеет ввиду угрозу сверху как таковую, потому что сурикаты обитают в Африке, а кондоры в Америке, и охотится на сурикатов они не могут, – прим.ред.). Сегодняшние события, которые происходят, это как раз и есть нападение кондора, которое нам надо пережить – может быть, в норке, может, под дубом каким-то. Но уверен, что это только усилит нас вместе.         

Душевный разговор. Если перевести его на человеческий, то Сенкевич говорит ОппоБлоку: пацаны, все ж так классно было, мои избиратели думали, что я за них, ваши избиратели думали, что вы за них, а у нас с вами все хорошо, «мы договорились, мы выполнили взаимные обязательства, мы разошлись. Продолжаем работать: мы договорились, выполнили обязательства, продолжаем работать в сессионном зале». Бюджеты пилятся, но, как можно судить по возгласам на записи, не всегда с участием ОппоБлока. Не всегда. Но с участием.

Продолжение следует.

Оксана Тихончук.

Первую часть читайте тут Город на двоих. Чем запомнилась «эпоха» Дятлова-Сенкевича (ВИДЕО)

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:4,17- 6 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button