Город на двоих. Чем запомнилась «эпоха» Дятлова-Сенкевича (ВИДЕО)


19:0105.11.2020
Share Button

В Николаеве подвели итоги выборов в горсовет, и они удивили многих – не столько избирателей, сколько самих участников. Многоразовые депутаты, казалось, вросшие корнями в сессионный зал Николаевского горсовета, сгруппировались под новыми брендами и рассчитывали вплыть в старую гавань белыми лебедями, а в итоге оказались за бортом.

 Вместе с партией «За майбутнє» «пошли на дно» Юрий Гранатуров, Игорь Концевой, братья Сергей и Вячеслав Карцевы, Сергей Мотуз. В целом партия набрала 4,93% голосов на выборах в горсовет, ей не хватило 0,07%, чтобы туда попасть.

Еще драматичнее сложилась судьба другого проекта «Миколаївці». С этой партией в горсовет не попали Игорь Дятлов, Татьяна Козакова, Сергей Исаков, Александр Омельчук, Александр Жолобецкий, Владислав Ентин, Светлана Ласурия, Лариса Веселовская, Александр Бернацкий, Андрей Яковлев, Павел Зоткин, Наталья Манзюк, Артем Грозов, Александр Гусев, Светлана Гладун и др. Партии «Миколаївці» не хватило всего 0,03% голосов, чтобы преодолеть 5-процентный барьер. Говорят, речь шла о 19 голосах.

Еще на прошлой неделе не хватало голосов для попадания в горсовет и партии «Наш край», но вдруг после пересчета на нескольких участках 0,05% голосов, нужных для преодоления проходного барьера, нашлись, и «Наш край» в горсовет просочился.

В первых двух партиях уверены, что их непопадание в горсовет – результат «происков врагов», которые «откусили» их голоса для такого же нового образования «Пропозиция», которую в Николаеве уже окрестили партией подневольных и мэрозависимых. Действительно, триумф этой партии в Николаеве с 23% в горсовете вызывает множество вопросов. В первую очередь, потому что Сенкевич – не Филатов, а Николаев уж никак не Днепр.

Но нас сегодня интересует не это. Александр Сенкевич может считать своей личной победой то, что в обновленный горсовет не попали люди, которые видели его в разных ситуациях и многое о нем знают. В том числе, каким образом он стал мэром Николаева 5 лет назад.

Тройка, семерка, туз

В первом туре выборов Николаевского городского головы 2015-го года лидерами гонки считались действующий городской голова Юрий Гранатуров, выдвиженец ОппоБлока Игорь Дятлов и представитель Самопомощи Александр Сенкевич. Вот каким он тогда был, чего хотел, как видел свое мэрство.

По итогам голосования 25 октября 2015 года Юрий Гранатуров набрал 25 496 голосов, Александр Сенкевич – 25 904 голосов, Игорь Дятлов – 44 764 голосов. Таким образом Гранатуров проиграл Сенкевичу всего 408 голосов, превосходство Дятлова было очевидным.

Для Николаева выход Сенкевича во второй тур уже было сенсацией, кстати, как и для него самого. Время было горячим, постреволюционным, но Николаев – не Львов, тут сторонников Майдана было меньше, чем тех, кого пугала и сама Революция, и постреволюционная ситуация. Поэтому появление Сенкевича во втором туре уже было чудом, хотя многие сегодня говорят, что чудом хорошо организованным. Об этом молчит Юрий Гранатуров, хотя при словах о том, что для иностранных посольств фальсификация на выборах сроков давности не имеет, слегка вздрагивает.

В общем, не будем тянуть кота за хвост, второй тур мэрских выборов состоялся 15 ноября 2015 года и победил в нем Александр Сенкевич.

Все помнят эту историю, когда во втором туре выборов в реестре Николаева откуда-то появились почти 20 тыс. дополнительных избирателей, и Дятлов проиграл Сенкевичу 17 тыс. голосов.

И даже не это самое интересное. Самое интересное то, как вел себя в эти дни Игорь Дятлов. Обычно высокомерный, самодовольный и самоуверенный, он поздравил Сенкевича с победой, не дожидаясь официального подведения итогов, а вечером 15 ноября, еще в день голосования. В его заявлении было сказано: “Отрадно, что выборы в Николаеве в очередной раз прошли демократично, открыто, без явных нарушений. Их результатом стало свободное волеизъявление николаевцев, которое все обязаны принять и уважать“.

По прошествии пяти лет этот текст больше похож на записку заложника, написанную под чью-то диктовку. Впрочем, в жизни Дятлова это был не первый подобный случай – мы помним его крики «Бандитам – тюрьмы» во время свержения памятника Ленину на площади. Помним, кто в этот момент стоял за его спиной и диктовал текст.

Наверняка, примерно то же самое происходило и во время выборов. В конце концов, тот, кого удалось запугать один раз, испугается и во второй, если сразу понять, чего именно он боится. А время было горячее, людей с оружием по городам и весям было много.  

В конце концов, и новую революционную власть в лице губернатор Вадима Мерикова понять можно: кровь, пролитая на Майдане, еще не успела остыть, а тут мэром города на Юге Украины, в непосредственной близости от захваченного Крыма, может стать бывший «рыг»… Политическая целесообразность в те годы была решающей при куда более важных, государственных делах. А тут – какие-то выборы. Кроме того, в то время активно обсуждалась ситуация, что после победы на местных выборах ОппоБлока, который взял 26 мандатов из 54, губернатора могут «уйти», как не справившегося с поставленной задачей. А тут еще второй тур мэрских выборов. В итоге Мериков усидел, а Дятлов проиграл. Или наоборот.

Знал ли Сенкевич, что, по сути, его назначили, и победил не он? Знал ли он, что Дятлова заставили отказаться от победы? Наверняка. Возможно, во всех подробностях. Самое неприятное, что и Дятлов знал, что Сенкевич знает о его, скажем так, не смелости. Таким образом они стали друг для друга нежелательными свидетелями событий, по итогам которых один считал другого самозванцем, а тот его – сдавшемся до финиша.

Вот с таким багажом эти двое оказались в одной лодке. То есть, в Николаевском горсовете.

Двое в лодке

Дятлов придумал для себя красивую легенду, мол, победила молодость, новое поколение николаевских политиков, это новый виток, новый этап. В общем, не выиграл Гранатуров – уже хорошо, пора на свалку истории «скучных стариканов». Никто, конечно, в его искренность не поверил, тем более, что вел он себя, как «я не первый, но и не второй», и таки имел основания так думать. Имел бы – если бы в свое время не сдался без боя. А так получалось, что выборы прошли, а борьба за власть в Николаеве продолжалась.

Что сделал Сенкевич в первую очередь? Избавился от команды, которая привела его в мэрское кресло. Точнее, он сделал это раньше, еще до второго тура. А став мэром, стал собирать вокруг себя непонятных и неизвестных в городе людей. Сначала сюда чуть ли не в полном составе переехала «Школа мэров». Там не смогли преодолеть кадровый кризис – руководитель школы мэров Руслан Рохов стал советником николаевского городского головы и планировал здесь провести полевые испытания пропагандируемых в школе передовых теорий. Осел в Николаеве и преподаватель Школы Александр Олефир, который стал исполняющим обязанности первого заместителя николаевского городского головы. В новой команде мэра появился и еще один выпускник «мэрских курсов» – Василий Гошовский. Дальше – больше. Николаевцы не успевали запоминать фамилии новых иногородних замов, а они уже становились старыми, на их места приходили другие, такие же. Дадиверин, Турупалов… Их фамилии горожане сегодня и не вспомнят, как не вспомнят ничего хорошего от их присутствия в городской власти. Как пришли – так и ушли.

Но по большому счету, мэрство Сенкевича разделилось на два периода – на до импичмента и после.

В первом были попытки приютить «львовский мусор», который из-за конфликта Садового с Порошенко, как летучий голландец, путешествовал по всей стране. Был скандал из-за пьяного общения Сенкевича с горожанами, который с удовольствием подхватили всеукраинские СМИ.

Этот факт Сенкевич вынужден был признать, хотя надо отметить, что признается в своих неблаговидных действиях он крайне редко и крайне неохотно.

Самым «веселым» событием из «первого пришествия Сенкевича», как называют период его мэрства до импичмента, было, конечно же, его бегство через балкон. Произошло это после того, как сотрудники Департамента по защите экономики МВД Украины пришли, чтобы вручить Александру Сенкевичу протокол о коррупции. Он сначала заперся в своем кабинете и никого не впускал, а потом…исчез. Как позже выяснилось, мэр из окна своего кабинета перелез на находящийся рядом балкон, на который выходили окна других кабинетов. С балкона градоначальник влез в окно одного из этих кабинетов и ушел «огородами».

Интернет взорвался мэмами и карикатурами, но Сенкевич в этот раз стоял насмерть: через балкон не лазил. Его настойчивость в отрицании «перелаза» понять можно – во-первых, драпать от какого-то протокола, который все равно пришлось потом принять, – это не поступок мужественного, непорочного человека, на все сто уверенного в собственной невиновности. Во-вторых, ну, позор же на всю страну и даже дальше. «Мэр Николаева – балконный супермен» – самый безобидный заголовок тех времен о городском голове Сенкевиче, который во время выборов называл себя «супермэром». Но, несмотря на все отрицания, бегство через балкон – это бегство через балкон, а не «переход через проход». Несмотря на то, что камеры видеонаблюдения были быстро зачищены, горисполком расположен в людном месте со множеством глаз.

Бурю протеста вызвала идея Сенкевича о рекультивации кладбищ. Он предложил доставать останки из могил, за которыми никто не ухаживает, и «перезахоранивать их компактно, в одном месте, а на освободившемся месте производить новые захоронения». Горожане были в шоке от предчувствия этой коррупционной шири, когда степень ухоженности могил будут определять назначенные люди, заинтересованные в освобождении дорогих мест на старых кладбищах, и побольше. Но у мэра сработала чуйка, он понял, что с зачисткой кладбищ, как и с гостеприимством по отношению ко львовскому мусору, –  это перебор.   

Было еще много чего интересного, о чем николаевцы успели забыть – все так быстро меняется, плохое вытесняется еще худшим, всем хватает и своих проблем.

Да, а что же все это время Игорь Дятлов? Нет, все это время он был внутри и непосредственным участником городского управленческого механизма, в замах у Сенкевича был его верный соратник Александр Омельчук, без ОппоБлока не принималось ни одно решение. Нет, прецедент был, но кратковременный.

Но и у лидера фракции ОппоБлока в горсовете, как и у руководителей других фракций, претензий к мэру накопилось столько, что решить их без «хирургического вмешательства» уже не получалось.

Не помогло и вмешательство губернатора Савченко – слово «импичмент» уже прозвучало. Однако перед исторической сессией Дятлов и депутаты от ОппоБлока позвали Сенкевича на итоговый разговор.

Да, это тот самый разговор – то ли в бане, то ли в сауне, запись которого была опубликована, но тоже незаслуженно забыта – после импичмента не нашлось желающих копаться в этом разговоре, да и смысла, казалось, не было, поскольку все уже состоялось. А зря – там не только признание городского головы про «бюджеты пилятся», там много интересных деталей о том, как складывалась жизнь Дятлова и Сенкевича после мэрских выборов, которые сделали их взаимозависимыми.

Продолжение следует.   

Оксана Тихончук.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:4,00- 8 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button