Подноготная одной гуманитарной организации. HEKS/EPER и трагедия в Бериславе


17:4329.06.2024

В память о погибших постараюсь заполнить тишину и безмолвие вокруг трагического события 1 февраля 2024 года в городе Бериславе Херсонской области. Тогда не вернулись из гуманитарной миссии и навсегда покинули этот мир двое моих французских коллег: Guennadiy Guermanovich и Adrien Pajol. Для меня хорошо знакомые Геннадий и Адриен. За плечами десятки дистрибуций, долгие месяцы совместной работы, поездок и общения. Их гибель 1 февраля 2024 года в украинском городе Берислав Херсонской области является всемирно известным фактом, который прокомментировали Президент Франции Эммануэль Макрон и Президент Украины Владимир Зеленский.

Статья будет интересна всем, кто оказывает гуманитарную помощь гражданскому населению Украины, профессионально занимается вопросами безопасности.

Полезность статьи, на мой взгляд, очевидна и всем жителям Украины. Международные  благотворительные фонды создали за два года войны множество рабочих мест и стали для преимущественно молодых англоязычных украинцев чуть ли не единственной площадкой достойного заработка. К сожалению, мало кто освещает специфику пребывания таких организаций в Украине, особенности работы, статус, внутриорганизационную кухню. А также насколько законодательство Украины в состоянии регулировать их деятельность. Декларативно – да, на практике – посмотрим.

Ниже, без претензий на какое-либо обобщение, с грустью о потерях, остановлюсь на том печальном событии февраля. Опишу действия и бездействие должностных лиц, работающих в конкретной международной организации де-юре зарегистрированной в Украине и обладающей статусом юридического лица. Речь пойдет о “Відокремленом підрозділі Фонду допомоги Євангельсько-Реформаторської церкви Швейцарії в Україні”. Далее – HEKS/EPER Ukraine. Формально церковной организации, в которой я проработал более двух лет.

В названии статьи слово “убивал” весьма условно взято в кавычки. Прочитав статью, каждый самостоятельно решит: убирать кавычки или оставить. Я и преимущественно моё окружение, работавшие и продолжающие работать в HEKS/EPER Ukraine, а это без малого человек 15-20, зная ситуацию изнутри, давно сделали выбор. Задолго до трагедии мы ощущали себя заложниками беспредела, творящегося в этом полувоенном по состоянию на 1 февраля 2024 года подразделении.

Потрясающую по образности оценку HEKS/EPER Ukraine как организации сделал на одном из митингов в середине февраля, сразу после трагедии, Patricok Sautron (сейчас  исполнительный директор). Он нашел смелость и в сердцах  сравнил HEKS/EPER Ukraine с “гнилой рукой”, с которой надо “что-то делать”. Патрик – человек умный и наблюдательный, не раз на своей шкуре ощущал “прелесть” дурковатости силовиков, захвативших власть в ХЕКСе.

О том, что HEKS/EPER Ukraine есть вытянутой рукой головного Офиса в Цюрихе, и эта рука в прямом смысле ГНИЛАЯ (по крайней мере была), я постараюсь доказать ниже языком фактов. Ну, а яблоко от яблони … сами понимаете.

Напомню о событии.

1 февраля 2024 года руководство HEKS/EPER Ukraine в лице пятерых граждан Франции во главе с кантри-директором Stephane Moulem и одним гражданином Украины прибыли на двух легковых автомобилях Skoda Kodiaq в город Берислав (Херсонская область) без определенной цели.

План Поездки (Travel Plan), как внутриорганизационный документ легитимизирующий и конкретизирующий перемещение команды по региону, содержащий информацию о цели, маршруте поездки, составе команд, количестве машин, а также содержащий обязательный инструктаж – отсутствовал. Спонтанное решение о перемещении в Берислав было принято накануне поездки. Это была волюнтаристкая альтернатива совершенно другого, ранее запланированного маршрута ассессмента (оценки чего-либо), где с документами было как раз все в порядке. Говорю это смело, поскольку перед глазами неосуществленный Travel Plan выезда команды в Херсонскую область на 29.01-2.02.2024, составленный покойным французом Адриеном: другой маршрут, другие населенные пункты, другой состав участников (не только французы, среди участников есть и я, как Team Leader).

Таким образом, информация о поездке, якобы имеющей целью изучение гуманитарных потребностей населения города Берислава, документально ничем не подтверждена. Это не более чем легенда, возникшая позже, с целью “отбелить” авантюру.

Забегу наперед и скажу: посещение Берислава было экстремальной туристической поездкой (туром) в “горячую точку” потерявших голову, распоясавшихся, обезумевших от авторитаризма и власти, поверивших в собственную исключительность и безнаказанность секьюрити HEKS/EPER Ukraine.

К сожалению, на это приключение повелся кантри-директор HEKS/EPER Ukraine Stephane Moulem, потащивший за собой, очертя голову, всю французскую команду.

Кстати, сравнение поездки в Берислав с экстремальным туризмом – это не мое желание побольней “уколоть” организаторов этого действа. Это осознанная реакция за сутки до гибели думающего и способного анализировать французского инженера по профессии, честного и порядочного Адриена на отмену его варианта Travel Plan-а. Собственно, среди работников ХЕКСа факт достаточно известный и понятный.

С самого начала идея “приключенческого путешествия” на правый берег Днепра попахивала легкой придурковатостью, если не сказать прямо – ГОВНОМ! На момент поездки в HEKS/EPER Ukraine “эйфория” пребывание в атмосфере авторитарной вони стала явлением обычным. Бесконтрольность позволяла секьюрити поехать попить кофе под грохот канонады в Часов Яр (практически под Бахмут – Донецкая область) или просто мотануться “поглазеть” в Станислав (Херсонская область), когда там еще не успели остыть трупы погибших от обстрелов местных селян. А еще секьюрити арендовали большой офис в Херсоне просто под крышей из МЕТАЛЛОЧЕРЕПИЦЫ на 2-м этаже 2-х этажного строения (пристройки к огромному логистическому ХАБу). Там ежедневно работали сотрудники ХЕКСа. Осенью 23-го офис ночью “накрыли” вместе с ХАБом и Новой Почтой. К счастью, никто не пострадал. Известный случай.

Спекуляция на тему необходимости проведения ассессмента и право последней подписи в Travel Plan-е было постоянным козырем в рукаве секьюрити, который развязывал руки на любую аферу. Команда: “Стоять смирно! – Идти прямо!” озвучивалась и преподносилась как главная идеологема компании, суть и формат работы! Мы, как команда Программы, по 7-8 часов сидели весь 2023-й и начало 24-го года в бронежилетах в “красных зонах” по школам, сараям, разного рода “генделыкам” или просто “в поле”, регистрируя в Cobo или ComCare каждого бенефициара, вручая персонально в руки каждому жителю привезенную гуманитарку. Это было железное требование организации. Не нравится – увольняйся! Для сравнения – другие фонды приезжали в те же “красные зоны” параллельно с нами, максимум за полчаса передавали местным штабам гуманитарку, оформляли документы и, перекрестившись, быстро сматывались восвояси. На нас руководство и сотрудники этих фондов тыкали пальцем, потом этим же пальцем крутили у виска. Мы-то привыкли к экстриму, а они – нет!

Кто автор идеи абсолютно неподготовленной поездки в Берислав – уже  не имеет никакого значения. Это важно и одновременно нет! Надо понимать. Или ты добровольно (никто в задницу паяльник не вставлял) садишься в машину и отправляешься с  командой в туман неизвестности. В последующем, как должностное лицо, несешь ответственность за реализацию своей компетенции. Ни на кого, кроме себя, не сетуешь. Или ты, терзаемый сомнениями, оценив риски, под личную ответственность как должностного лица, добровольно НЕсадишься в машину и никуда не едешь, но при этом сохраняешь внутренний стержень и приобретаешь два существенных для морального человека бонуса: сохраняешь жизнь себе; сохраняешь жизнь членам команды! Злоупотребляя вторым, ты можешь потерять контракт и работу. Добровольно приняв первый – позорный скулеж на тему: это не я, это ГЕНА; это не я, это СТЕФАН; это не я, это “хотелки” Головного Офиса в Цюрихе – надо бы уже прекратить! Мы ж не в детском садике …

Возвращаемся к событиям 1 февраля.

Берислав – небольшой городок на правом берегу Днепра, расположенный через тонкую нить Днепра, в 2,5 км от позиций оккупационных войск РФ на левом берегу Днепра (город Каховка). Численность оставшегося населения менее 2000 человек (как в селе). Город и горожане постоянно находятся на расстоянии прямого снайперского поражения. Это зона с особым режимом пропуска и пребывания, которая контролируется ЗСУ и Службой безопасности Украины.

В тот же день между 15:00 и 16:40 (могу ошибиться в минутах) в результате нападения российских FPV-дронов, ракет и авиации упомянутые мною двое граждан Франции Геннадий Германович и Адриен Пажоль погибли, остальные члены миссии получили ранения разной степени тяжести. Машины сгорели.

По умолчанию, ответственным за подготовку и проведение миссии согласно компетенции и возложенных служебных обязанностей, был участник поездки, гражданин Украины, должностное лицо HEKS/EPER Ukraine, секьюрити-менеджер Одесской, Николаевской и Херсонской областей Анатолий Каримов.

Парень на тот момент пребывал в ситуации мучительного выбора. До продления контракта оставалось меньше месяца. Не то время, чтобы проявлять принципиальность и “мозолить” глаза начальству правилами, протоколами и должностными инструкциями. Зачем? Можно сосредоточиться на будущей карьере, проявить “рвение”, немножко “подшестерить” …

Была и  альтернатива: принять судьбоносное решение в пользу профессиональной чести, человеческого достоинства, главное – жизни людей, поступить так, как поступила коллега секьюрити-офицер Александра Матяш!? Саша не выдержала беспредела и вольностей руководства HEKS/EPER-секьюрити и незадолго до трагедии уволилась из организации! Как чувствовала! Дверью хлопнула, и очень сильно!

У десантника-отличника и правильного физкультурника секьюрити-менеджера “кишка” оказалась тонка! Альтернативный вариант имени Александры Матяш не прошел, само-очеловечивание не состоялось. “Бабло” триумфально победило зло!

Жаль, что работая в HEKS/EPER Ukraine, Анатолий так и не обратил внимание на коллегу, симпатичную женщину Александру, способную на мужские поступки, мог бы многому у нее научиться.

Убежден, что непрофессионализм, некомпетентность, служебная халатность секьюрити-менеджера HEKS/EPER Ukraine Каримова повлекли за собой тяжелые последствия в виде гибели и ранений граждан Франции. Обстоятельства требовали от него, как законтрактованного работника гуманитарной организации и должностного лица, наделенного правами и обязанностями – ПРЯМОГО ОТКАЗА от участия в миссии в Берислав 1 февраля 2024 года по следующим основаниям:

–  каждый день с 25 января до трагедии 1 февраля город Берислав и Бериславская громада интенсивно обстреливались российскими войсками (авиация, управляемые бомбы, пуски ракет, беспилотники), активно работала российская воздушная разведка. Только 30 января, за день до трагедии, на Бериславскую громаду было сброшено 10 управляемых 1000 кг бомб – КАБов. И так каждый день! – если не бомбы, то ракетный обстрел. В течение шести дней до трагедии, в день трагедии и после, российские операторы FPV-дронов устроили настоящую охоту (сафари) на движущихся по городу Берислав людей, велосипедистов и транспорт. Любой движущийся по городу объект ставал реальной целью. Есть убитые и раненные. Это как запущенная машина убийства в Ирпене и Буче, но только дистанционная. В районе обеда 1 февраля под осознанный обстрел попала и скорая медицинская помощь с большим “красным крестом” на капоте (медики чудом остались живы). Никто из жителей на улицу носа не показывал, спасая свою жизнь по подвалам. В промежутках между “тревогами” местная власть умоляла людей эвакуироваться! Данную информацию по каждому дню января – начала февраля 2024 года можно отследить и проверить на телеграмм-канале “Новости Береславского района” https://t.me/NB_3993. Рекомендую! – для осознания и прозрения в какое ПЕКЛО отправил секьюрити-менеджер себя и французское руководство гуманитарного фонда.

–  за три дня до проведения миссии и в день осуществления миссии в городе Берислав и в целом в Береславской громаде была повреждена мобильная (мобильный  интернет) связь, кабельный интернет, телефонная связь. Это существенное обстоятельство также  напрочь проигнорировано. Отсутствие связи не остановило “охотников за приключениями”. Секьюрити-менеджер с “ослиной” упрямостью продолжал погружать участников миссии HEKS/EPER Ukraine в “информационный вакуум”, вернее в “информационную яму”, откуда, учитывая обстоятельства высказанные выше, вероятность возврата с каждым километром уменьшалась. Таким образом, на территории Бериславского района миссия с французами реально растворилась (размазалась) в информационной пустоте. Попросту – пропала из виду! Именно поэтому о гибели французов все узнали только через часы, благодаря специальной линии военной связи “старлинк”, которую нашли на ближайшем к городу Береславу блок-посте у дежуривших там военных. О ВАЖНОМ!!! Наличие мобильной или другой связи (интернета) гарантировало бы квалифицированную медицинскую помощь, которая французам была так необходима. Уверен, при наличии связи в прифронтовом городе она пришла бы своевременно, а мои коллеги, граждане Франции, возможно, остались бы живы! Будете спорить?

–  отсутствие каких-либо предварительных договоренностей с руководством Береславской громады и руководством города Берислава о встрече с делегацией HEKS/EPER Ukraine. В сумерки, под вечер, без предупреждения и договоренности, миссия во время сигнала “ТРЕВОГА” приехала к руководителю Бериславского Гуманитарного штаба Ларисе Дамаскиной прямо домой в тот момент, когда Лариса  пряталась вместе с мамой в подвале собственного частного дома, чем подвергли ее и ее семью смертельной опасности. Поговорив с ними несколько минут, она попросила миссию немедленно удалиться. Горький опыт жизни в Бериславе подсказывал: ее дом после таких “безбашенных” гостей -это 100% мишень! Так и вышло, после отъезда иностранных гостей начался интенсивный  обстрел именно её подворья. Информацию легко проверить, связавшись с местными жителями и Ларисой Дамаскиной;

–  Берислав – зона с особым режимом въезда. Для перемещения туда необходимо заранее предупреждать местную военную администрацию, а те в свою очередь штатных военных (ЗСУ) а также Службу безопасности Украины (СБУ). Этого секьюрити-менеджером сделано не было. На этот счет есть официальное заявление как военной администрации Херсонской области, так и представителей ЗСУ и правоохранительных органов на следующий день после трагедии;

–  с 11:00 утра до 18:00 вечера в день трагедии 1 февраля на территории города Берислав и Бериславской громады пять раз: 10:48-11:23; 12:52-13:30; 14:35-15:17; 15:55-16:51; 17:32-18:27 – объявлялась длительная по таймингу ТРЕВОГА. На всех картах эта зона обозначалась как “красная” с угрозой поражения ракетами, FPV-дронами, авиацией  и управляемыми бомбами. Что это как не сигнал для любого профессионала-секьюрити, сопровождающего иностранную делегацию, к немедленному выходу из зоны (покиданию зоны) или прекращению движения и перемещению в бомбоубежище.

Да ну, плевать на протоколы! Наш секьюрити-менеджер Анатолий с вполне объяснимой упрямостью НЕАДЕКВАТА вез миссию HEKS/EPER Ukraine дальше – в самый центр смертельной опасности. Со стороны, в залитом красной краской на всех картах прифронтовом Бериславе, это выглядело как юродство и сумасшествие. Без знаний  города, без связи, не имея в запасе ни одного варианта надежного укрытия, клинические безумцы надеялись на фарт, на красивый исход.

–  секьюрити-менеджер превысил собственные полномочия и добровольно, по собственной инициативе, с первых минут миссии до её окончания находился за рулем одного из двух автомобилей Skoda Kodiaq. Это не предусмотрено его служебной инструкцией и не входит в его служебные обязанности. Задача секьюрити – обеспечение безопасности миссии, слежение за обстановкой, связью и контроль за небом (FPV-дронами, авиацией  и управляемыми бомбами), а НЕ дорогой … Он не водитель! Для вменяемого секьюрити – это прописные, азбучные истины, которые при поездке в Берислав были грубо нарушены!

–  не говорю уже об иностранных сим-картах в телефонах французов, которые могли быть распознаны войсками РФ при подъезде к “зоне” и в последующем стать предметом отслеживания и идентификации (достаточно глупая, но все-таки версия секьюрити ООН); не говорю об опасности радио-связи (портативных раций) в машинах при передвижении в конвое и необходимости соблюдения при приближении к линии соприкосновения режима радио-молчания; не говорю также о том, что поездка в Берислав никак не сопровождалась анализом, рекомендациями и пожеланиями экспертов из INSO, что является нарушением всех мыслимых и немыслимых протоколов безопасности.

Учитывая перечисленное, команда секьюрити умышленно и добровольно подвергала всех участником миссии смертельному риску!

Таким образом, события 1 февраля можно назвать классической смертельной авантюрой! А действия Анатолия Каримова как секьюрити-менеджера- Юга Украины, отвечающего за мониторинг ситуации на предмет безопасности, организацию и сопровождение поездок в “красные” зоны Херсонской, Одесской и Николаевской областях можно квалифицировать как служебную халатность, которая привела к гибели и ранениям людей (сотрудников HEKS/EPER Ukraine)!

Степень его виновности, а также является ли он преступником, пусть установит следствие в рамках уголовного дела, в последующем суд. С этим я обратился в Генеральную прокуратуру Украины.

Напоминаю, что нарушения требований и протоколов безопасности были настолько ВОПИЮЩИМИ, что военная администрация Херсонской области 2 февраля 2024 года ввела длительный запрет на въезд иностранных граждан в города Берислав, Херсон и другие населенные пункты Херсонской области на расстоянии 15-20 км. от линии военного соприкосновения (по реке Днепр).

“Героизация” Анатолия Каримова, как человека, помогавшего раненным коллегам-французам во время обстрела миссии мною не комментируется. Да, здесь он справился. Удивительно, что не убежал! Это, пожалуй, единственный фрагмент соблюдения им во время миссии должностной инструкции. Замечу, на фоне общей картины экстремального похождения французов под названием “туристическая поездка в Берислав”, “геройство” Каримова следует квалифицировать как проявление слишком позднего прозрения.

Цена исхода высока!

Не лишним будет еще раз упомянуть: мышцы и умение бегать физкультурника-секьюрити- это не мозги, которые действительно ценятся и нужны команде во время подготовки и проведения миссии. Мышцы, спасибо, пригодились, а вот мозги, ЕСЛИ Б ОНИ БЫЛИ, следовало “включать” значительно раньше.

С большим удивлением читал в описаниях события мировых информагенств о якобы пятерых французских волонтерах и одном украинском активисте, подвергнувшихся нападению российской военщины в составе гуманитарной миссии в Бериславе. Как по мне, хорошо продуманная Цюрихом легенда и “лапша на уши” для дилетантов. Слова “волонтеры”, “волонтер”, “активист” следовало бы взять в огромные кавычки, поскольку в HEKS/EPER Ukraine “волонтеров” и “активистов” никогда не было, нет и не может быть. Все члены миссии в Берислав находились в штате украинской организации со статусом полноценного юридического лица, за свою работу они получали деньги, и немалые. Это работники и сотрудники, но никак не “волонтеры и активисты”.

Факт гибели двух французов и ранений остальных на территории Украины, действия и бездействия всех участников события, тем более украинца Каримова, должны и будут оценены с позиции оценки их как должностных лиц в украинском правовом поле с точки зрения украинского законодательства.

Пропетлять “под дурачка” под маской “волонтера” или “активиста” не получится!

Абсолютной деградацией HEKS/EPER Ukraine как гуманитарной организации, является тот факт, что бывший секьюрити-менеджер Юга Украины до сегодняшнего дня работает практически на той же должности секьюрити, но уже team leader. Продолжает курировать Юг Украины.

Его благодарят за работу, с ним продлевают контракты …

Вас это удивляет, меня – НЕТ!

Если вы зададитесь вопросом: знал ли Центральный Офис HEKS/EPER в Цюрихе “Фонд помощи Євангельсько-Реформаторськой церкви Швейцарии”о намечавшейся поездке в Берислав? Думаю – знал, более того – БЛАГОСЛОВИЛ! Как не знать Центральному Офису, куда перемещается кантри-директор подразделения, работающего в Украине. Директор может быть сумасшедшим, но не настолько, чтобы не согласовывать подобные поездки с группой секьюрити и куратором Украины в Центральном Офисе. То есть, главные “экспериментаторы” действа и одновременно гадания под названием “выживут – не выживут” находились в Цюрихе. Они ж, возбуждаясь от возможности продолжать зарабатывать в Украине, подогрели ситуацию до градуса безрассудства.

Именно этим, как по мне, объясняется факт отсутствия жесткой, непредвзятой, объективной оценки событий 1 февраля в Бериславе.

По-сути, Центральный Офис HEKS/EPER в Цюрихе, украинское руководство HEKS/EPER Ukraine, бывший  секьюрити-менеджер в силу случившегося есть СВЯЗАННЫЕ ЛИЦА заинтересованные в утаивании правдивой информации и таким образом уклонении от ответственности.

Во всем мире подобные расклады называются коррупцией внутри организации или попросту – “круговая порука”.

Она кричащая! Это прекрасно понимает Каримов. Ведь если Анатолий начнет давать ЧЕСТНЫЕ показания: “адреса”, “явки”, “звонки”, указания “свыше” – гуманитарное поле Европы взорвется! Тогда HEKS/EPER Ukraine точно придется собирать чемоданы.

Невооруженным глазом заметно, всеми силами, всеми правдами и неправдами этого стараются избежать. Цена вопроса высока! Гуманитарный бизнес в Украине весьма и весьма прибыльный, примерно до 20% от того, что дает мировой донор, как правило, остается на развитие и зарплаты в центральных европейских офисах и не пересекает границу Украины. Зарплаты экспатам и украинской части команды идут с оставшихся 80%. С них же закупается и гуманитарная продукция, содержатся местные офисы, формируется логистика. Конкуренция на гуманитарном поле Украины сумасшедшая, борьба за донора такая же.

Вы много знаете организаций или предприятий на Западе с фантастическими 20% рентабельности? Вот вам и ответ.

Поэтому секьюрити по сей день чувствует себя прекрасно, весьма уверенно крепкими руками “держит за яйца” целую международную организацию. Давайте поаплодируем ему стоя и выразим свое восхищение. Воистину, кто владеет информацией, тот владеет миром. Аминь!

О подробностях события1 февраля 2024 года в Бериславе в СМИ вы мало что найдете. До сегодняшнего дня все детали максимально шифруются. Правду никто не говорит. Руководство как украинского подразделения HEKS/EPER, так и центрального офиса не провело объективного расследования, до сих пор детально не рассказало о случившемся работникам этой организации, родственникам погибших. Тем более европейской общественности, включая публичное поле Украины. Все информационные каналы закрыты наглухо. В чем боязнь? В том, что даже при поверхностном анализе обстоятельств и событий, руководствуясь логикой и элементарной причинно-следственной связью, данными опросов и пояснений участников – можно при поиске виновных в допущенной преступной халатности выйти … на себя.

Ступор и молчание HEKS/EPER в первые две недели после трагедии подчеркивает эту версию. Тогда, в начале февраля, прямая трусость и созданный искусственно “информационный вакуум” создали уродливую атмосферу домыслов. Из-за отсутствия информации и абсолютного незнания того, что произошло в Бериславе, кем были погибшие и чем занимались в Украине, подогреваемые русской пропагандой, французские паблики называли моих павших коллег-гуманитариев не иначе, как “солдатами удачи” из Франции”, “французскими наемниками”, “убийцами мирных граждан России”, “военными преступниками”, “террористами из Франции” … Каково было всю эту информационную грязь читать родственникам погибших, друзьям, знакомым, нам – украинцам? От такого негативного контента прежде всего пострадал имидж Франции.  

Последние месяцы HEKS/EPER проходил унизительную, но вполне справедливую процедуру работы исключительно в “зеленых” зонах (часть Николаевской и Одесская области). Организацию не пускают раздавать гуманитарную продукцию ближе 20-25 км от линии соприкосновения. Шарлатанство от секьюрити не прощается, никто не рискует снова доверять ребенку гранату. И это правильно!

О чем эта статья? О том, что:

-любое преступление должно быть наказуемо, в том числе и по причине допущенной халатности должностных лиц;

–  нельзя ни под какими предлогами приближаться к вулкану, если он находится в фазе активного извержения. Если у “экскурсовода” сильно свербит в одном месте, то пусть в качестве туристов, образно говоря, берет свою семью и сам везет к жерлу вулкана;

–  неизвестно сколько надо времени HEKS/EPER для осознания, что если бы не маленькая мужественная украинская женщина из Берислава Лариса Дамаскина, то трупов среди граждан Франции было бы ТРИ. По ходу трагических событий того дня именно Лариса в подвале своего дома оказывала первую медицинскую помощь (бандаж, перевязка, тампование) тяжело раненой француженке Sophie Ait Belaid с перебитыми венами и растрощенной осколками ногой. С небольшой зарплатой местного самоуправления и копеечной пенсией пожилой мамы после визита “непрошенных гостей” она самостоятельно в третий раз за два года войны восстанавливала свой дом после прицельной бомбежки. Как вы думаете, HEKS/EPER принял в этом участие, вообще поинтересовался этим моментом, проявил эмпатию, сострадание, помог хотя бы добрым словом?

Ага, держи карман шире!

Надо ли в таком случае ездить в Берислав и другие города правобережья Днепра? Конечно же надо, там живут наши украинские граждане, которые нуждаются в неотложной гуманитарной помощи. Однако для таких поездок существуют протоколы безопасности,  написанные уже кровью.

В прошлом году, летом, в довольно сложной ситуации продолжавшихся постоянных бомбежек КАБами, я четыре раза бывал в Бериславе, тогда HEKS/EPER Ukraine привез 3286 продовольственных набора для жителей города, каждому человеку по набору. Это была инициатива экспата, француженки Лесли Моулен, подхваченная и осуществленная мною. Активно помог на последнем этапе покойный Геннадий Германович, спасибо ему! К той миссии готовился два месяца, практически каждый день. Поездка откладывалась четыре раза. Знаю руководство Берислава, абсолютно все нюансы, сложности подобных перемещений. Иначе эту статью не писал бы.

Видя полный бардак в ХЕКСе, еще в июле прошлого года осознано пошел против течения. Открыто по внутренней служебной почте попросил группу секьюрити не саботировать работу Программы, не лезть грязными лапами в чужую компетенцию. Доказывал, что Программа должна работать первым номером в любой гуманитарной организации, иначе организация теряет свою идентичность. Надеялся помочь ХЕКСу сохранить своё  гуманитарное лицо. Бесполезно!

После трагедии, которой посвящена эта статья, мой голос на проводимых митингах звучал втрое громче и тверже. Я ОТКРЫТО заявлял, что имею ПРЕТЕНЗИИ к команде секьюрити!

В этом случае обезличенная система, жестко построенная на бизнесе и получении  прибыли, стремясь сохранить целостность и статус-кво, попытается “выплюнуть” любое инородное бунтарское тело. Мой случай не исключение. В феврале-марте этого года, когда не поднимая головы, исполняя в одном лице функции Team Leader и Area Manager, не вылазил из “полей”, организовывал и занимался дистрибуциями; другие люди в тиши кабинетов, томясь от безделья, окончательно потеряв офицерскую честь и достоинство, строчили доносы с подключением к этому процессу разного рода не отягощенных моралью и принципами лиц. Абсолютно не имея ни единого доказательства, кривым почерком и такими же мозгами уже известного вам охранника, мне наконец-то сфабриковали “приговор”. Помог надуманный случай. Две другие HR-дамы, коряво исполнявшие в этом спектакле роль “подтанцовщиц”, его озвучили. Встретившись с низостью, видя бесполезность диалога с умственной отсталостью и откровенным хамством, дорожа репутацией, пришлось уйти из HEKS/EPER Ukraine по согласию сторон. Обязательно опишу эти события. Будет интересно!  

Больно за погибших французов, моих коллег, об этом мною достаточно написано на “стене плача” в память о погибших.

К тому же страшно! Знаете, возможно завтра “на убой” из карьерных соображений секьюрити Анатолий Каримов поведет еще большее количество украинской молодежи. Кто за это ответит? Единожды солгав перед собой и обстоятельствами в момент принятия судьбоносных решений, он может совершить подлость еще не раз …

Кто защитит в HEKS/EPER Ukraine право сотрудников на жизнь?

Валентин Бойко, депутат Николаевского областного совета.

PS. Я готов вступить в диалог с HEKS/EPER, а если понадобится, то и в полемику. В Украине свобода слова, если она основана на достоверной информации, не отменена. Оценочные суждения и мнения о событиях тоже.  

13 мая этого года с подчеркнутым уважением и вежливостью направил на почту Головного Офиса HEKS/EPER в Цюрих heks.integrityline.org письмо апеляционного содержания. В нем описал все, что изложено в этой статье и высказал свои опасения на будущее. На следующий день получил ответ от Керстин Гёллер: мы свяжемся с Вами и поделимся своими выводами.

Полтора месяца как жду ответа. Это вместо 10 обещанных рабочих дней. HEKS/EPER “подвис” и красиво “висит” на 05:30 до сегодняшнего дня. У меня ж нет времени ждать. Поэтому статья вышла острой и хлесткой ровно настолько, насколько адресат моей апелляции этого заслуживает.

Мяч давно на стороне HEKS/EPER! Готов выслушать организацию, интересно ознакомиться с внутренним расследованием и сопоставить с тем, что знаю я! Украинцы заслуживают знать правду о происшедшем в Бериславе. Если HEKS/EPER заигрался в гуманитарный принцип под названием – независимость, то это на Луне пожалуйста. В добрый космический путь! Не забудьте захватить с собой кого-то из секьюрити … даже знаю кого. На Земле же с железной настойчивостью будем вытаскивать любую информацию о событиях происшедших на украинской территории и касающуюся  Украины.

Мною также написано большое письмо Господину Послу Франции в Украине Гаель Вейсьєр с описанием Бериславской трагедии. Высказано несколько просьб к нему и Прокурору Франции.

Готовится еще ряд писем донорам, с которыми работал HEKS/EPER. Грантодатели  должны знать, какой ценой и с какими рисками распространялась гуманитарная продукция с их рекламой. И это не все … О реакции украинских и не только адресатов, полученных мною ответах, постараюсь, снабдив своими комментариями, проинформировать жителей Украины в следующих частях статьи.  



© Inshe.tv

Share Button
Twitter Facebook Google Plus Youtube