«Нужно учиться работать консолидировано для принятия нужных городу решений» – глава фракции «Самопомич» в Николаевском горсовете Исаков


20:0020.06.2016

Share Button

Предлагаем вашему вниманию интервью с депутатом Николаевского городского совета Сергеем Исаковым, который также возглавляет фракцию «Самопомич».

В беседе с ним Inshe.tv ставило задачу получить из первых уст информацию о том, какие процессы происходят в городском совете.

– Сергей Михайлович, уже прошло более полугода с момента выборов депутатского корпуса городского совета. Сейчас уже можно подвести какие-то промежуточные итоги и сложить картинку нынешнего горсовета? Вот в прошлом созыве было 90 депутатов, сейчас – 54. Что-то кардинальным образом изменилось?

– Кардинальным образом изменилось! Прежде всего, то, что раньше 60 депутатов были от одной политической силы, плюс коммунисты… Тогда были одни подходы и правила принятия решений в совете. Сейчас, когда депутатов стало 54, эти правила поменялись, потому что ни одна фракция в городском совете, ни одна партия не имеет при принятии решений необходимого большинства. Нужно учиться работать консолидировано для принятия нужных городу решений. Это накладывает определённый отпечаток. Очевидно, несмотря на то, что несколько голосований было консолидированных, фракции не научились эффективно взаимодействовать. На самом деле, уверен, что у депутатов, которые смогли объединить усилия во время таких голосований, интересы разные, они (интересы) таковыми и остаются. Поэтому сказать, что для города стало лучше, я не могу. Конечно хорошо, что нет явной доминанты одной из партий, но с другой стороны – принятие важных и нужных городу решений становится более сложным, в разы растёт значение голоса каждого депутата городского совета.

– Вот вы сказали, что фракции не умеют между собой договариваться. Вы имели в виду три фракции, или с «Оппозиционным блоком» тоже пытаетесь наладить рабочие отношения?

– Конечно, речь идёт о четырёх фракциях, потому что по важным для города вопросам важно иметь общую позицию всех фракций. Главное – понять, вокруг чего договариваться. Для вопросов сиюминутных или принимаемых в интересах кого-то из депутатов, или в корпоративных интересах – это одно. А если речь идёт об  интересах города и горожан, договариваться нужно всем четырём фракциям, потому что уж очень шаткое большинство трёх фракций, тем более, что для некоторых депутатов т.н. большинства интересы города не всегда являются главенствующими при подготовке и принятии решений.

Потому нормальным является консолидация всех четырёх фракций городского совета. В том же ОБ больше половины депутатов никогда не имели отношения к Партии регионов. Так сложилось, что они сегодня во фракции ОБ. Даже самые радикальные члены нашей фракции, которые категорически не приемлют ничего, связанного с последователями Партии регионов, к некоторым членам фракции ОБ относятся нормально. Всё познаётся в совместной работе. Надеюсь, что депутаты найдут задачи, которые они совместно должны решить в интересах города и горожан, и эти задачи объединят депутатов. Что касается политиканов, для которых «мутные» процессы важнее интересов города, то они всегда были, есть  и будут.

– Но иногда складывается впечатление, что эти политиканы задают тон во фракции ОБ, а остальные члены голосуют по их указке. Взять те же заседания постоянных комиссий…

– Я хожу на многие комиссии и вижу, что происходит. Могу судить на примере той комиссии, в которой работаю я  (по вопросам промышленности, транспорта, энергосбережения, связи, сферы услуг, предпринимательства и защиты прав потребителей – прим.). У нас такого нет, может быть потому, что у нас комиссия самая маленькая, и никто из депутатов не позволяет себе забирать время на тупое противостояние.

– У вас там нет большинства у «оппозиции». Из пяти членов комиссии только двое – из «Оппозиционного блока».

– Занимаясь вопросами спортивной школы «Коммунаровец», часто бывал на заседаниях комиссии по социальным вопросам, там достаточно всё взвешенно, хотя нотки «это – вы, а это – мы» присутствуют. Тем не менее, как по мне, всё достаточно уравновешено и во многом конструктивно.  Что касается комиссии по ЖКХ, понятно, что это цирк. Такое количество непревзойденных личностей… Очень интересно смотреть или читать их перлы. Жванецкий отдыхает.

– Уже не один депутат намекал на то, что в скором времени может быть поднят вопрос о переформатировании состава постоянных комиссий. Тот же Владислав Ентин на комиссии ЖКХ. Тут возникает два вопроса. Первый – насколько это реально, как этот процесс будет проходить, если всё-таки будет решено изменить состав комиссий? Второй вопрос – как получилось, что при номинальном меньшинстве в городском совете «Оппозиционный блок» имеет большинство в трёх постоянных комиссиях?

– Начну со второго. Есть Закон Украины «О местном самоуправлении», и там написано, что не позже чем на второй сессии городского совета должны быть приняты Регламент, созданы комиссии и всё прочее. Вторая сессия, если память не изменяет, прошла в январе, и связано это не только с тем, что мэр тянул, а больше с тем, что фракции не могли договориться по основным моментам на рабочей группе.

– Рабочей группе, которая готовила проекты решений ко второй сессии…

– Да, в работе этой группы не было единства и большинства для принятия решений по ключевым вопросам. По регламенту у представителей «Нашего края» было предложение оставить всё, как было в прошлом созыве. У фракции БПП, в силу отсутствия опыта депутатской работы, особого мнения не было, поэтому они занимали больше созерцательную позицию. Фракция ОБ в тот момент играла в свою игру, не без оснований считая, что в рабочей группе от их мнения зависит практически все… В результате всё это длилось очень долго. Когда мы зашли в тупик, то поняли, что без внешнего (по отношению к рабочей группе) участника мы эту проблему не решим. Таким третейским судьёй стал мэр. Мы его пригласили на заседание рабочей группы, тем более, что были спорные вопросы, связанные с попыткой представителей ОБ «узурпировать» полномочия мэра. Для того, чтобы ОБ поддержал те или иные наработки группы, мэру нужно было немного поступиться своими правами, и он с этим согласился. Кроме того, был сложный процесс формирования комиссий, потому что законом предусмотрено право депутата самостоятельно выбирать комиссию. А с другой стороны, в законе написано, что комиссии формируются по пропорциональному принципу. После того, как определились с количеством комиссий, стали определять из численный состав. К примеру, во фракции ОБ 26 депутатов. Комиссий шесть. По пропорциональному принципу в каждой комиссии должно быть 4,33 депутата от ОБ. Но нельзя у человека отрезать руку (соответствует дробной части результата деления) и передать ее в состав другой комиссии. Вот и получается, что в одной комиссии от ОБ 4 депутата, а в другой 5. То же самое происходило и в других фракциях. Практически невозможно было сформировать комиссии, в которых было бы большинство представителей трех фракций.

В результате такого деления получается, что у ОБ в силу того, что нельзя кратно поделить, где-то будет больше, а где-то – меньше. При этом они довольно жёстко стояли на позиции, что за ними бюджетная комиссия и комиссия по гласности. В конечном счёте мы с этим согласились, дабы разблокировать работу, потому что эта дискуссия могла длиться бесконечно, а без сформированных комиссий совет не дееспособен. Поэтому и было принято компромиссное решение, которое мы сегодня имеем. Я с самого начала понимал, что в любом случае проблемы будут, но та же бюджетная комиссия – это проблема при принятии бюджета и его пересмотре. Делайте все по закону, и проблем не будет.

– Менять эту конфигурацию комиссий будете?

– По большому счёту, это трудно реализовать. Вернее, реализовать это возможно, сложно представить последствия такого решения. Был уже момент, когда после первого пленарного заседания 4-й сессии, когда ОБ не явился, и нам «попёрло»  (в сессионном зале было 28 депутатов трех фракций плюс мэр). Мы успешно проголосовали за то и за это. Потом был небольшой перерыв, и было предложение коллег: а давайте мы переголосуем состав комиссий. Тогда удалось удержать коллег от ошибки. Ведь мы в свое время договорились о конфигурации комиссий, достигли компромисса, ударили по рукам, всем составом горсовета проголосовали принятое решение, а теперь готовы «кинуть» партнеров по горсовету, как бы мы к некоторым из них не относились? Кто в будущем будет иметь дело с такими «кидалами»?

1-174

– А за этот промежуток времени не звучало предложение проголосовать за секретаря горсовета, утвердить новых заместителей мэра?

– По заместителям точно не было разговора. Что касается секретаря, мэр упустил свою возможность вынести кандидатуру на голосование, и теперь такое право есть у 27 депутатов, а для того, чтобы секретаря избрать, надо 28 голосов. Насколько я знаю, сегодня имеется только 26 подписей…

– За кандидатуру Омельчука?

– Знаю, что есть и другие кандидатуры.

– А вторую фамилию можете озвучить?

– Вторая фамилия – депутат Киселёва. 26 подписей есть реально – я видел подписной лист. По Александру Омельчуку не видел, но думаю, это само собой разумеется. Даже если такого листа нет, то 26 подписей можно собрать быстро.

– Появилось даже мнение, что незачем мэру секретарь, чтоб не было лишнего «контролёра»…

– Есть Закон «О местном самоуправлении», где прописана должность секретаря совета, прописана процедура его избрания, предусмотрены определённые полномочия секретаря совета. Поэтому просто игнорировать это нельзя. Плохо, что городской голова не воспользовался своим правом и не выдвинул кандидатуру секретаря совета без сбора каких-либо подписей.

– Недавно Николаев посещал нардеп Кривенко, который утверждал, что в Николаеве кто-то собирает подписи за отставку мэра. Знаете что-либо о таких процессах?

– Я знаю точно, что таких процессов в совете нет. Разговоры об импичменте начал сам мэр, говоря о том, что это вообще-то возможно. Ни от кого, с кем я общаюсь, не слышал о сборе подписей.

– Для импичмента нужно 36 голосов. «Оппозиционный блок» и какая-то фракция

— Если предположить маловероятное, то без третьей фракции никак не обойтись. Фракция «Самопомич» отставку мэра не поддержит, а БПП и «Наш край» имеют в своем составе по 9 депутатов.

– Перейдём к власти исполнительной. Как вам кажется, за полгода что-то в исполнительном комитете поменялось? Новых лиц мало. Сам мэр пытался донести мысль о том, что главную роль в таком механизме играет менеджер, который даст чиновникам правильный импульс…

– Ответ содержится в самом вопросе. Если не поменялись руководители, то не поменялась и политика, я имею в виду руководителей, которые находятся в подчинении мэра и курируют то или иное направление. Люди умеют делать то, что умеют. Я не вижу, чтобы кто-то из кожи лез и пытался измениться сам и что-то изменить в городе.

– Вам не кажется, что тут в некоторой степени есть вина мэра, что эти процессы медленно идут, что обновлений в исполкоме очень мало?

– Я думаю, что это вызвано боязнью мэра сломать работающий механизм. При этом складывается ощущение, что этот механизм овладевает мэром. Боязнь потерять незаменимых людей очень опасна. Знаю это по собственному опыту. Не раз попадал в ситуации, когда уход знаковых для меня личностей вызывал шок. Но шло время, на место ушедшего приходил другой специалист, и все возвращалось на круги своя. При этом, как правило, жизнь у меня становилась менее нервной, решения принимались без надрыва и были не менее эффективными, чем раньше. Незаменимых людей нет!

– То есть, это вопрос воли?

Это вопрос воли, вопрос расстановки приоритетов и вопрос постановки задач. Если в городе что-то серьёзно менять, то без замены людей это невозможно. Это аксиома!

– От вашего коллеги по фракции Ростислава Филевского поступило предложение относительно новой структуры исполкома, которая предлагает довольно существенное сокращение штатов. Вместе с этим мэр выступил резко против такой идеи…

-Это – продолжение предыдущего вопроса. Не стоит задача: давайте сократим 30% работников исполнительных органов городского совета. Задача стоит изменить наш город.

Для этого, прежде всего, необходимо разорвать существующие коррупционные связи. Предлагается ликвидировать все структуры исполнительной власти, кроме Департамента соцзащиты, и вместо них создать новые структуры с новыми людьми. Уверен, они в нашем городе есть!

Еще необходимо было определить, а сколько реально нашему городу нужно исполнителей для исполнения собственных и делегированных полномочий. Набор функций и полномочий горсовета и его исполнительных органов определены законом. Не сложно подсчитать необходимое количество сотрудников, необходимых для выполнения этих функций и полномочий, что и было сделано.

Кроме того, мы предложили оптимизировать функции вспомогательных подразделений, создав департамент обеспечения деятельности всех исполнительных органов городского совета.

isakov

– Своеобразное управление делами?

– Сегодня в Николаеве у каждого распорядителя средств в структуре есть своя бухгалтерия, свои экономисты, свой автопарк, своя обслуга, ремонтные службы и так далее. Даже если чиновник никуда не выходит из офиса, его авто с водителем стоит и ждёт, пока его (чиновника) куда-нибудь не вызовут.

Каждое управление и департамент сегодня самостоятельно определяет для себя огромное количество политики в разных направлениях, к примеру, политику в сфере IT-технологий. В результате мы имеем набор не стыкуемых программных решений и бесполезного «железа» и продолжаем все это закупать. Должна быть единая политика в каждом направлении деятельности горсовета.

– Рано или поздно мэр может предложить проект своей структуры с прежним количеством чиновников. Вы за этот проект голосовать не будете?

– Мы предложили мэру свой вариант структуры, разработанный рабочей группой нашей фракции под руководством Ростислава Филевского. Предложенная структура рассмотрена и поддержана на заседании фракции «Самопомочи». Не вижу причин менять принятое решение. Мы будем настаивать на рассмотрении предложенного проекта решения на сессии. (Проект решения  «Про затвердження структури виконавчих органів Миколаївської міської ради VII скликання, апарату ради, їх штатів» официально подан в совет депутатом Филевским).

– То есть, ему при желании утвердить «свою» структуру нужно будет договариваться с «ОппоБлоком»?

– Давайте доживем до вынесения вопроса структуры на обсуждение депутатов, ведь этот вопрос из того же ряда, что и секретарь совета, исполком, замы, и т.д.

– Может сложиться впечатление, что в горсовете между фракциями и мэром есть какие-то договорённости. Что при его желании получить нужное количество голосов депутатов он должен идти на какие-то уступки. Что именно поэтому никто не меняет заместителей городского головы, что вообще изменения идут не так быстро, как хотелось бы. Взять то же Агентство развития города Николаева, которое было одним из проектов мэра. На комиссиях вопрос продвигался туго, а на сессии всё было гладко. И так по другим вопросам подобная ситуация.

– При таком раскладе сил в городском совете без договоренностей невозможно принять ни одного сколько-нибудь значимого решения, ни хорошего, ни плохого. Я уже говорил о том, как принималось решение по формированию депутатских комиссий. Кстати, результат встреч на «Экваторе» – чистой воды договоренности, которые привели к разрешению проблемы принятия городского бюджета. В вопросе создания Агентства развития без договоренностей тоже не обошлось.  Договоренности, конечно, есть и будут, другое дело, какая от них польза городу, и как они выполняются.

– До сих пор нигде не изложена информация по тем 200 млн.грн., которые выделяются в бюджете развития на отрасль ЖКХ. Как я понимаю, объекты, которые будут финансироваться, должны утвердить члены бюджетной комиссии…

– Бюджет принят, суммы и направления финансирования определены. Их можно найти в решениях бюджетной сессии, в т.ч. и по 200 млн.грн. на ЖКХ. Открыт вопрос в объектном распределении средств, направляемых на ремонт крыш, внутридворовых проездов и тротуаров. Принято решение, что список ремонтируемых объектов будет формироваться с участием депутатов. Т.е. депутат по округу, а не департамент ЖКХ, будет формировать список объектов, которые необходимо ремонтировать в этом году, при этом в вопросах аварийных ремонтов решение будет приниматься с учетом мнения экспертов.

– Давайте вернёмся к событиям, которые произошли до трёх пленарных заседаний, прошедших без «ОппоБлока». Оказалось, что депутаты трёх фракций встречались на заводе «Экватор» депутата горсовета Кантора. Это дало повод для громких заявлений – «сходняк», «теневое правительство», «приняли в узком кругу» и так далее. Что там на самом деле было, на заводе у Кантора?

– Мэр участвует в бюджетном процессе первый раз. Формированием городского бюджета он никогда до этого не занимался. Мы пришли в городской совет, грубо говоря, в конце года, и тут же надо было принимать бюджет, который готовил «под себя» предыдущий мэр и его команда.

Естественно, интересы «разработчиков» были учтены в проекте бюджета, который предложили принять вновь избранным депутатам и вновь избранному мэру.

– То есть, бюджет был свёрстан под то, что Гранатуров останется в кресле мэра?

– По сути, так и было. И этот бюджет необходимо было срочно принимать, потому что, как всегда, если мы не примем бюджет — произойдет «катастрофа».

Когда мы начали изучать документы, увидели эту особенность… Катализатором процесса стала «ошибка» Андрея Палько. Мы попросили его дать пообъектную раскладку, и он нам её дал. Только по недосмотру в примечаниях к документу была указана информация, в интересах какого депутата включен тот или иной объект. Тенденция была очевидна. К примеру, в Заводском районе ремонт внутридворовых проездов планировался, в основном, на округе депутата Кантора, а в Корабельном районе – в основном, на округе депутата Петрова. Был явный приоритет в пользу отдельных знаковых депутатов. Причём, некоторые депутаты из ОБ тоже не были забыты. Стало понятно, что в таком виде мы за такой бюджет голосовать не будем. Мной было предложено разработать правила, по которым должен формироваться перечень объектов, которые будут финансироваться за счет бюджета. И тогда Сергей Кантор, понимая тупиковость ситуации, взял на себя труд организовать выработку этих правил.

– Насколько я помню по заседаниям бюджетной комиссии, он и представителей «Оппозиционного блока» к себе приглашал…

– Я не знаю, приглашал он их или нет, так как сам был приглашённым, но видя необходимость решения проблемы, я принимал в этом участие и нисколько об это не жалею, потому что считаю, что то распределение, которое произошло, оно конечно же не идеальное, но оно более справедливо, чем то, которое было изначально. В новом распределении есть логика, а в предыдущем её не было, главное — нужно было быть поближе к телу. У Сергея Анатольевича, надо отдать ему должное, на предприятии хорошо оборудован зал совещаний. В нем есть все необходимое для продуктивной работы, как результат – принятие бюджета.

isakov

– То есть, нельзя утверждать, что у ОппоБлока «увели» бюджетные деньги?

– Я считаю, что повод и возможность пошуметь мы конечно им дали, но я не вижу ничего предосудительного, а тем более криминального в том, что происходило на «Экваторе». Приглашали ли ОБ – я не знаю, но если бы мы там не собрались, то бюджет города бы до сих пор не принят.

– Вас обвиняли, что в едином порыве три фракции проголосовали за документы, которые были подготовлены кулуарно…

– Вы имеете ввиду городские программы? Никто не мешал ОБ принимать участие в обсуждении этих программ на сессии. Я уверен, что если бы дискуссия была с участим представителей ОБ, то ряд программ «одобрямсом» приняты бы не были. Мы, что могли, в программах исправили. Но нет у нас депутата, который знает всё. Если бы кто-то на сессии указал на существующие  в программе «проколы», то я бы за такую программу не проголосовал, по крайней мере, такая программа была бы отправлена на доработку. Но ОБ просто не пришел на сессию, хотя у них в названии партии написано, что они в оппозиции, поэтому именно их аргументы, а не наши, при принятии программ должны были бы быть самыми весомыми.

– «Оппозиционеры» после тех трёх пропущенных ими пленарных заседаний также упрекали коллег из других фракций, что они сами не поняли, за какие программы проголосовали. Ведь по каждой программе были предложения постоянных комиссий и так далее.

– В процессе этой работы программы изменялись, а те замечания, которые давались на комиссиях, в той или иной степени учитывались. Что такое программа? Это перечень того, что мы планируем сделать за бюджетные деньги в обозримом будущем. То, что ОБ принял решение бойкотировать сессию, это политическая ошибка. Они должны были присутствовать на всех пленарных заседаниях и отстаивать свою позицию. Причины бойкотировать пленарные заседания бюджетной сессии не было.

– У нас идёт реформа, направленная на то, чтобы более эффективно управлялись многоквартирные дома. Всячески поддерживается идея создания ОСМД, но некоторые эксперты утверждают, что это один из вариантов скинуть проблемы горожан на их же плечи…

– Прежде всего нужно ответить на вопрос, кому по закону принадлежит многоквартирный дом? Ответ — самим владельцам квартир этого дома. Другое дело, что дом незаконно отдан в управление ЖЭКу, но ни ЖЭК, ни городская власть не являются собственниками дома. А если жильцы являются собственниками дома, то кто, в конечном счете, должен отвечать за его состояние? У нас половина населения живёт в многоэтажных домах, а половина – в частном секторе. Вы слышали, чтобы житель частного сектора пришёл и сказал «У меня течёт крыша». Кроме того, большинство жителей многоквартирного дома требуют капитальный ремонт и здания, и крыш, и подвалов, и лифтов и т.д. А в структуре тарифа нет ни слова о капитальном ремонте. Капитальный ремонт всегда выполнялся за счет городского бюджета, а в  тарифе предусмотрены деньги на текущий ремонт. Именно патерналистский подход наших граждан станет камнем преткновения при реализации реформы ЖКХ.

Еще одна проблема, с которой столкнется наше общество, это отсутствие заинтересованности городских властей в проведении реформы. Добровольно отказаться от «освоения» сотни миллионов гривен на ремонтах жилищного хозяйства власть сегодня не готова. Отсюда такая слабая разъяснительная работа с населением по вопросу создания ОСМД, управляющих компаний, реформирования ЖКХ.

Я не верю, что за полгода удастся отдать в руки людей или управляющих компаний имущество многоквартирных домов, а их в городе более трех тысяч. Это быстро сделать нереально. Закон о реформировании будет буксовать, и нужно искать реальные пути решения этой проблемы.

– На базе ЖЭКов создадут управляющие компании…

– Управляющая компания – это не ЖЭК, это уже другая организация. Использование материальной базы ЖЭКа для создания управляющей компании – вариант, но можно управлять домом, имея компьютер, интернет, стол и стул. А можно обойтись одним смартфоном.

– Допустим, горожане побегут создавать ОСМД. Они что, смогут вернуть свои подвалы, которые были проданы много лет назад, хотя это собственность жильцов дома?

– Как ни прискорбно, скорее всего, не смогут. Это можно сделать только через суд, но все сроки исковой давности прошли. Я думаю, что без решения этого вопроса на уровне государства – принятия закона о возвращении реальным владельцам украденного у них имущества – ничего не будет.

– Хотелось бы также получить ваш комментарий по поводу слухов о конфликте между мэром и фракцией «Самопомич». Это соответствует действительности?

–  Есть проблема с коммуникацией. За всё время мэр был на заседаниях фракции раза три, причём, были случаи, когда мы его приглашали, а он… Всё это объясняется занятостью, загруженностью. И это действительно так.

Для меня очевидно, что у мэра есть проблема. Нельзя заниматься всем. Есть кривая восприятия человеком информации, которую он получает. В начале восприятие растёт, однако с ростом объема поступающей информации ее восприятие уменьшается. Всему есть предел. Так и здесь. Нельзя натянуть на себя всё. Понимание этого приходит с опытом. Когда человек управляет большими компаниями с большими массивами информации, он это правило усваивает. Собственно, его жизнь этому учит.

Я мэру неоднократно говорил, что главная проблема — это неумение определять приоритеты и делегировать полномочия. Но с полномочиями делегируется и ответственность, потому что если человек не отвечает за свою работу, то результата не будет. Это процесс роста, но проблема есть. Она постепенно накапливается. У некоторых депутатов уже появился комплекс неуслышанности, «меншовартости», в следствие чего накапливаются обиды.

В частности, о проблеме коммуникации мэра и фракции был разговор с Андреем Ивановичем Садовым. Андрей Иванович сказал, что он рекомендовал Александру Сенкевичу больше общаться с фракцией…

– А можно конкретнее об этой беседе?

– Инициатором беседы был я. Возникла необходимость уточнить, о ком шла речь в его заявление о предстоящем изгнании депутатов нашей фракции. Андрей Иванович сказал, что в «Самопомочи» более 400 депутатов разных уровней. К сожалению, в этой команде есть люди, которые не соответствуют принципам, которые исповедует партия  «Самопомич», и партия будет избавляться от таких людей. Как сказал лидер партии, он не имел в виду николаевских депутатов. Это общий посыл. Когда он давал этот комментарий николаевскому журналисту, то не связывал его с ситуацией в нашем городе.

– Дальнейшие перспективы не обсуждались? Парламентские выборы?

– Мы говорили только о текущей ситуации в Николаеве. Обсудили существующие проблемы. Думаю, разговор был полезным.

Беседовал Дмитрий Шварц.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button



Loading...

© Inshe.tv

Share Button