Шесть признаков того, почему Голодомор действительно был геноцидом


20:1124.11.2018
Share Button

Одно из мемориальных мероприятий по чествованию памяти жертв Голодомора состоялось на днях в Венском университете в Австрии. На вечере-реквиеме украинские и австрийские ученые выступили с докладами. Среди них был и профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко Владимир Сергийчук. В своих работах он систематизировал множество данных о тех событиях и выделил 6 признаков, согласно которым Голодомор 1932-1933 годов надо расценивать именно как геноцид украинской нации, пишет Укринформ

Что же это за признаки?

1. ИЗЪЯТИЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

Принудительное и тотальное изъятие продовольствия является первым признаком геноцида.

21 июня 1932 года Сталин и Молотов направили в ЦК КП(б)У и Совнарком УССР телеграмму, в которой требовали выполнения плана хлебозаготовок при любых условиях.

Тех, кто не сдавал хлеб, вызывали в сельсовет и наносили им тяжкие побои, заставляли стоять на коленях, наклеивали на грудь плакаты с оскорбительными надписями и водили по селу, раздевали догола женщин, выводили раздетых на мороз в степь, держали по несколько дней в холодных ямах, не давали есть и спать, били револьверами, разрушали здания, хаты, печи, расшивали крыши домов, организовывали сквозняки и другие нечеловеческие пытки.

Российские большевики окружали целые поселения, внесенные в систему так называемых «черных досок», и вывозили оттуда все продовольственные продукты, непокорных – арестовывали.

Окончательный удар Сталин нанес 1 января 1933 года телеграммой в ЦК КП(б)У относительно «добровольной сдачи скрытого хлеба». С этого момента из хат украинских селян будут выметать уже просто все съедобное. Они будут обречены на голодную смерть.


Кусочки хлеба времен Голодомора 1932-1933 годов

2. ЗАПРЕТ ВЫЕЗДА ЗА ХЛЕБОМ

Вторым признаком геноцида является строгое ограничение свободы передвижения.

Советская власть не только силой лишила украинских селян еды, но и строго ограничила свободу передвижения, чтобы они не могли найти спасение в других регионах СССР. Выезд был запрещен постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 22 января 1933 года за подписями Сталина и Молотова. Ограничения касались именно селян Украины, а также Кубани, где, согласно переписи 1926 года, украинцев насчитывалось 915 450 человек – более двух третей от всего населения.

Все селяне Украины и Северного Кавказа, которые пробирались на Север, должны были быть арестованы. После отбора «контрреволюционных элементов», всех остальных предписывалось возвращать в места их проживания.

По состоянию уже на 14 февраля 1933 года было задержано 31 783 человека, из которых 28 351 возвращены в места их проживания, 3 434 привлечены к ответственности, а 579 отобраны для направления в Казахскую АССР.

В это же время от голода страдали и в Казахстане. Однако в архивах не обнаружено постановлений о насильственном возвращении казахов, которые бежали от голода в районы Западной Сибири. К концу 1932 года таких насчитывалось 150 тысяч.


Женщина убежала в Киев от Голодомора 1932-1933 годов

3. ЗАМАЛЧИВАНИЕ ПРАВДЫ О ГОЛОДОМОРЕ

Это – третий признак геноцида.

Мировая общественность могла оказать продовольственную помощь голодающему населению. Но советская власть приложила все усилия, чтобы о голоде не знал никто. Большевистские вожди прибегли к широкомасштабной дезинформации, вовлекли в нее даже выдающихся деятелей мировой культуры – Ромена Роллана, Бернарда Шоу, премьер-министра Франции Эррио. Иностранцы осматривали специально подготовленные объекты, а потом убеждали мир, что голода в Украине нет. Сталин подкупил американского журналиста Уолтера Дюранти, который рассказывал миру со страниц «Нью-Йорк Таймс», что голод в Украине – это выдумки.

4. ОТКАЗ ОТ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПОМОЩИ ЗАПАДА

Четвертым признаком геноцида является блокирование попыток внешней помощи.

Украинская эмиграция прилагала усилия, чтобы доставить материальную помощь голодающим жителям Украины, однако организаторы голодомора сделали все, чтобы ни крошки не дошло до пострадавших сел. Они забирали денежную помощь себе, обрекая тех, кому адресовались средства, умирать.

«Сообразительные» большевики придумали способ нагреть руки на трагедии, создав систему так называемых «торгсинов». Туда шли голодные люди, которые от отчаяния продавали за бесценок золото, серебро и другие драгоценности. Общее количество сданного достигло 33 тонн золота и 1420 тонн серебра.

5. ДОПРИСЕЛЕНИЕ В ВЫМЕРШИЕ УКРАИНСКИЕ СЕЛА

Еще один признак геноцида – это принудительная смена демографической ситуации в Украине.

Организаторы голодомора сознательно переселяли на место вымерших украинцев жителей России и Беларуси. Так они пытались размыть целостность украинской этнической территории, особенно в юго-восточных областях Украины.

Впервые такая политика была опробована в кубанской станице Полтавская. Ее население вывезли в Казахстан, а на его место в начале 1933 года начали прибывать уволенные в запас красноармейцы и ветераны ОГПУ. По 350 человек из Ленинградского, Белорусского и Московского, 250 человек – из Украинского, 200 человек – из Приволжского военных округов.

Как свидетельствует российский исследователь В.Чуркин, эта операция планировалась заранее и разрабатывалась до мелочей. Один из организаторов голодомора, заместитель наркома по военным и морским делам СССР Михаил Тухачевский за неделю до переселения станицы Полтавской подписал секретную директиву. Он требовал до 10 января 1933 года осуществить набор «особенно надежных в политическом отношении» из армейских рядов для заселения опустевших хат. «Уроженцы Северного Кавказа и Украины вербовке не подлежат», – отмечал он.

Пустых хат хватало и на территории УССР. Уже с весны 1933 года Украина была сплошной пусткой. К осени ситуация ухудшилась, особенно в степной части, где существовали целые села, в которых не осталось ни одного живого человека.

6. ПРЕКРАЩЕНИЕ УКРАИНИЗАЦИИ

Наконец, откровенным признаком геноцида является антиукраинская политика, которой он сопровождался.

Москва недвусмысленно обозначила свое отношение к украинизации в Постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР от 14 декабря 1932 года «О хлебозаготовках на Украине, Северном Кавказе и в Западной области»: «…вместо правильного большевистского проведения национальной политики в ряде районов Украины, украинизация проводилась механически, без учета конкретных особенностей каждого района, без тщательного подбора большевистских украинских кадров, что облегчило буржуазно-националистическим элементам, петлюровцам и проч. создание своих легальных прикрытий, своих контрреволюционных ячеек и организаций… Предложить ЦК КП(б)У и СНК Украины обратить серьезное внимание на правильное проведение украинизации, устранить механическое проведение ее, изгнать петлюровские и другие буржуазно-националистические элементы из партийных и советских организаций, тщательно подбирать и воспитывать украинские большевистские кадры, обеспечить систематическое партийное руководство и контроль за проведением украинизации».

Это касалось и территорий вне пределов УССР: «…легкомысленная, не вытекающая из культурных интересов населения, не большевистская «украинизация» почти половины районов Северного Кавказа при полном отсутствии контроля за украинизацией школы и печати со стороны краевых органов, дала легальную форму врагам Советской власти для организации сопротивления мероприятиям и заданиям Советской власти со стороны кулаков, офицерства, реэмигрантов-казаков, участников Кубанской Рады и т.д.»

Основываясь именно на этой логике, партийное руководство поставило себе целью «разгром сопротивления хлебозаготовкам кулацких элементов и их «партийных» и беспартийных прислужников». Для ее достижения были внедрены ряд жестоких репрессий. Среди них – принудительное переселение, в частности, станицы Полтавской, о которой уже говорилось, и заселение освободившихся мест «добросовестными колхозниками-красноармейцами». Принудительный перевод всего делопроизводства, газет и журналов, школьного образования в «украинских» районах на русский язык.

Уже 15 декабря 1932 года Сталин и Молотов подписали постановление о прекращении украинизации на Дальнем Востоке, в Казахстане, Сибири, Поволжье, Центрально-Черноземной области – везде, где жили украинцы.

Такого комплекса репрессивных мер, как в отношении украинцев во время Голодомора 1932-1933 годов и после него, Москва не применяла ни к одной другой нации. Хотя в целом репрессии касались и других, в частности немцев и поляков, за которых большевики «взялись» в конце 1934 года.

ПОТЕРИ УКРАИНСКОЙ НАЦИИ ВО ВРЕМЯ ГОЛОДОМОРА-ГЕНОЦИДА В 1932-1933 ГОДАХ

В 1926 году в СССР проживало около 31,2 миллиона украинцев, а в 1937-м – уже лишь 26,4 миллиона. Для сравнения: количество россиян за это время увеличилось с 77,8 миллиона до почти 94-х миллионов человек, белорусов – с 4,74 миллиона до 4,87 миллиона человек.

Профессор Сергийчук убежден, что цифра прямых потерь от Голодомора-геноцида составляет по меньшей мере 7 миллионов человек. «Однако и до установления конкретной цифры путем тщательной проверки всех обстоятельств этой трагедии, по нашему мнению, оправданным является сегодня утверждать о минимальной цифре потерь в 7 миллионов и продолжать кропотливую работу по выявлению, прежде всего, в украинских архивах, первичных материалов, которые помогут установить наиболее близкую к реальной цифру. И речь идет не только о тех, кто погиб от голодной смерти на украинском черноземе, а и о тех жертвах, которые вызваны Голодомором и до сих пор не учитываются нашими демографами», – заявил он.

Как сообщалось, “Сегодня твое окно не останется пустым” — выпущен социальный ролик о Голодоморе

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Оставьте первый комментарий!

чтобы оставить комментарий

wpDiscuz

© Inshe.tv

Share Button