Крымчане разочарованы Россией и не любят «понаехавших», — крымский политолог Горюнова


15:3123.11.2018
Share Button

Появилась тенденция говорить: «Это все из-за вашего Евромайдана у нас тут теперь Россия…». Причем, так могут говорить даже те, кто ходил на «референдум», сообщает УНИАН.
— Пока готовилась к интервью, попала в соцсети на шутку из категории «черного юмора»: «Некоторые места Крыма уже напоминают бермудский треугольник: там постоянно исчезают вода, свет, газ, отопление, и их долго не могут отыскать». На днях в Симферополе проходили очередные плановые отключения воды, света и газа. Дайте оценку реальной ситуации с электрификацией полуострова, проблемой нехватки воды, газом.

— Печальная шутка, да… Давайте начнем с самой сложной проблемы – это водообеспечение. Как ни стараются российские власти Крыма и российские власти в Кремле, без Украины решить эту проблему невозможно. Дело в том, что восемьдесят пять процентов всей необходимой воды Крым получал от материковой Украины и через Северо-Крымский канал. Такое количество воды невозможно просто привезти танкерами, поэтому россияне пошли по самому простому пути – стали бурить подземные скважины и выкачивать воду. И не просто для населения, а в промышленных масштабах (для работы того же «Крымского титана»).

Все это привело к, фактически, экологической катастрофе. И Северный Крым и, в особенности, Восточный Крым уже не имеют запасов пресной воды – из скважин уже начинает потихоньку идти соленая вода. Горные реки Крыма, которые никогда не пересыхали, сегодня пересохли. В Крыму практически не осталось небольших речушек, мелеют водохранилища. Вспомним последнюю карту со спутника (по-моему, сентябрь или даже август этого года), раньше Крым на карте был зелененьким, а сегодня на две третьих стал серо-коричневым. Конечно, лето было жаркое, но о чем это говорит? – Воды не хватает, растительность умирает.

 В определенный момент Крым столкнется с проблемой практически полного отсутствия пресной воды для населения. Безусловно, можно опреснять морскую воду (Израиль так живет), но это очень дорого. Готова ли Россия вкладывать огромные деньги?
 Со светом ситуация попроще. С территории материковой России протянули так называемый энергомост Кубань-Крым. Но здесь возникает проблема в прокладке этого моста: оборудование поставили некачественное. Так что, один день мост работает, два дня – на ремонте. То же касается всех линий электропередач, которые они начали менять. Пошел дождь – света нет – сегодня это нормальная ситуация для Крыма. Помимо энергомоста, решили в обход санкций поставить газовые турбины Siemens. Договорились кое-как с немцами, возможно, те даже обучили российских специалистов, как с турбинами работать… Но, видно, российские специалисты оказались не вполне компетентными. В августе от турбин крыша на этих новых блоках ТЭС в Севастополе прохудилась. Снимки из космоса показывают, что она просто расплавилась. Буквально на днях в Симферополе что-то пошло не так с турбиной… На самом деле, решить проблему так, чтобы крымчане не испытывали дефицит в электричестве, они не могут. Поэтому цены на электроэнергию будут расти, а перебои со светом будут постоянными.

Наиболее благоприятная ситуация с газом. Во-первых, есть «Черноморнефтегаз», нагло аннексированный вместе с территорией украинского полуострова, который фактически сейчас дает газ Крыму. Плюс, Россия проложила газопровод в Крым, ведь собственного газа для этих новопостроенных крымских блоков на ТЭС не хватает. Но здесь технологии более-менее отработанные, поэтому газом пока Крым обеспечен. И, если есть какие-то отключения, то это связано с какими-то техническими недоработками.

— Вы уже коснулись экологических проблем в Крыму, давайте этот вопрос расширим. К примеру, вот, завод «Титан» снова запустили. Как думаете, улучшили ли там что-то или нет? Или угрозы остаются?

— После трагедии в Армянске, говорили, что для погашения кислотонакопителя нужно огромное количество воды. Пресной воды, опять-таки, не хватает, решили тянуть морскую воду за несколько десятков километров. На это должно было уйти около восьми месяцев, а «Титан» открыли через месяц… Мы же понимаем, что ничего не было проложено.

По данным политолога, за четыре года экологическая ситуация в Крыму ухудшилась катастрофически / фото УНИАН

В целом, за четыре года экологическая ситуация в Крыму ухудшилась катастрофически. И дело не только в воде, но и в сумасшедших выбросах от газотурбинных электростанций, которые поставили по всему Крыму, пытаясь решить проблему электричества. Плюс, вспомним, что в России автомобили действительно дешевле. Крымчане накупили, как они сами говорят, «российского металлолома» – теперь выделяется огромное количество копоти и гари. Трасса «Таврида», кстати, принесет еще больше автомобилей, и даже на ее строительство больно смотреть: все лесопосадки, которые росли десятки лет, вырубаются.

— Поговорим о жизненном уровне крымчан. На сегодняшний день он продолжает стремительно падать?

— Я не могу сказать, что уровень жизни крымчан стремительно падал. В принципе, если говорить о пересчете украинских зарплат и пенсий по российским стандартам по курсу, то они выросли. А когда уже в 2014 году были установлены российские зарплаты и пенсии в рублях, то пенсии за четыре года выросли примерно на восемь-десять процентов, зарплаты выросли больше – процентов на двадцать, может быть, даже двадцать пять. Это все хорошо и красиво выглядит на бумаге, но давайте поговорим о реальности.

Допустим, сегодня средняя пенсия в Крыму — 12-13 тысяч рублей, то есть, около 5 тысяч гривен. Но (!) это средняя между минимальной в семь тысяч рублей и в сто тысяч рублей для военного. И большинство крымчан получают, конечно, минимальные пенсии. Пенсия в 10 тысяч рублей (это 4 тысячи гривен) уже считается хорошей. Кроме того, рост зарплат и пенсий несоизмерим с ростом цен, особенно, тарифов на коммунальные услуги. Цены с 2014 года выросли процентов на двести.

С зарплатами ситуация тоже не очень оптимистичная. Когда мы говорим о зарплате в 26, даже 30 тысяч рублей (около 11 тыс грн), она считается средней для отрасли образования. Но нянечка в детском саду получает 7 тысяч рублей (чуть больше 2,5 тыс грн). А допустим, министр образования Крыма может получать 150-200 тысяч рублей (до 73 тыс грн).

Недавно видела прекрасный сюжет, в котором блогер задавала вопросы местным жителям о жизни в Крыму. И один молодой человек ей сказал: «Знаете, странная ситуация: денег, вроде, стало больше, но на самом деле их меньше». И это вполне описывает ситуацию в Крыму.

— Давайте попробуем выделить три социальные сферы, в которых положение дел особенно критическое.

— Безусловно, сегодняшняя медицина в Крыму – это катастрофа. Так совпало, что аннексировав Крым, Россия одновременно проводит оптимизацию системы здравоохранения. Принцип их оптимизации – объединить все мыслимое и немыслимое, создать огромные медицинские агломерации.

Если мы сравним показатели естественной убыли населения (то есть, превышение смертности над рождаемостью), то за четыре года в Крыму он увеличился вдвое. В Украине на полуострове это было минус 1,5, а последние данные примерно такие – минус 3,6, минус 3,7.

Женщины не хотят рожать детей, ведь нет никакой уверенности в завтрашнем дне, а люди умирают катастрофически. Умирают, потому что не оказывается медицинская помощь, очень сложно получать лекарства. В медучреждениях запрещено выдавать рецепты, чтобы люди сами покупали препараты. Можно лечить только тем, что есть (а этих лекарств либо не хватает, либо они неэффективны). Люди не могут даже попасть на прием. Если хочешь попасть к узкопрофильному специалисту, нужно записываться за месяц. Чтобы попасть на УЗИ, нужно потратить от трех месяцев до полугода, но порой человек просто уже не проживет эти полгода.

Раньше в Симферополе можно было спокойно попасть на прием к частному специалисту, а сегодня – только по записи. Ведь частные клиники – единственная альтернатива и возможность вылечиться.

Во-вторых, российское образование. Крымчане от него немножко в шоке. Иногда смеются, а иногда ужасаются от российских учебников и идеологической пропаганды. В России ведь основной упор делается не на то, чтобы научить человека критически мыслить, а на заучивание написанных идей, пусть даже бредовых. Даже сравнивая с далеко не совершенной украинской программой, в Крыму сегодня детям учиться сложно. Учителя тоже страдают. Во-первых, нагрузка резко возросла, количество бумажной работы увеличилось на пятьдесят-семьдесят процентов (как и у врачей, кстати). Когда учителя мечтали о больших российских зарплатах, то не знали, что состоит она из двух частей: небольшая зарплата и так называемые стимулирующие, то есть дополнительные выплаты. Но мы же понимаем, что если зарплату нужно платить всем, то дополнительные выплаты можно платить «за особые заслуги перед Родиной».

«Сегодня в Крыму действительно много людей живут за чертой бедности», — Горюнова / фото УНИАН

Если еще говорить о социальных сферах, можно сказать о пенсионерах. На те «большие пенсии», о которых пенсионеры мечтали, с российскими ценами и тарифами прожить сложно. Хлеб каждый месяц дорожает на пять-семь процентов, то есть через полгода – уже пятьдесят процентов… Сегодня в Крыму действительно много людей живут за чертой бедности.

— За время аннексии наблюдается массовое переселение россиян в Крым. Можем ли мы предположить, на сколько процентов уже поменялся этнический состав населения полуострова?

— О том, что касается этнических моментов, говорить очень сложно. Переписи, которую проводили россияне осенью 2014 года, мы доверять не можем по одному простому маркеру: согласно этой переписи, количество украинцев за полгода сократилось на десять процентов. Вы в это поверите? Ведь масштабного выезда не было… Просто люди стали записывать себя русскими по разным причинам. Может, кто-то действительно перестал себя считать украинцем, а кто-то — из соображений безопасности. Тем не менее, этнические данные здесь совершенно неправильные – это сто процентов.

Зато российская статистика показывает вопросы, связанные вообще с заменой населения в Крыму, которая действительно происходит. За четыре с половиной года на полуостров приехало более двухсот тысяч человек. Причем, процентов семьдесят из России, остальные – это большей частью из оккупированных украинских регионов Донбасса.

Но страшнее всего, что население Крыма за этот период практически не изменилось. Как было где-то 2,3 млн, так и осталась. То есть, примерно 200 тысяч человек уехали, но столько же приехали. Уехали те, кто всю жизнь прожил в Крыму, у кого тут похоронены деды и прадеды. А приехали те, кто не испытывает к Крыму никаких трепетных чувств. Население полуострова быстро меняется и, в частности, в ментальном плане.

Очень много уезжает молодежи. Они не видят себя в Крыму. Сегодня это закрытая подсанкционная территория, поэтому даже не можешь какие-то приложения у себя в смартфоне обновить, программы не работают… Конечно, они привыкли к VPN, но некое ощущение ущербности остается. IT-шники все уехали. А как работать в закрытом пространстве?

Крым превращается в заповедник пенсионеров. Там и так было большое количество людей пенсионного возраста, а сегодня работающее население сокращается, молодежи не остается, и пенсионеров, в силу естественных причин, с каждым годом все больше. На самом деле, это печальная тенденция для полуострова, который стал зоной особого режима цвета хаки с социальными и политическими проблемами, милитаризацией сознания и так далее.

— Вам известно о случаях, когда, условно, в многоквартирном доме осталось всего несколько местных семей, а остальные – прибывшие русские…?

— Таких примеров у меня нет. Крымчане просто говорят, что очень много стало понаехавших. Но эта замена населения очень ощущается не столько в домах, сколько на улицах, в магазинах. Это ведь совершенно другая речь, поведение. Крым всегда был открытым курортным регионом, туда всегда много людей приезжало. Но одно дело, когда приезжают в гости, а другое дело – когда приехавшие гости начинают вести себя, как хозяева. В данном случае, если мы говорим о 2,3 млн населения Крыма, то количество приехавших – это десять процентов. Это очень большие показатели за четыре года.

— В СМИ сообщают, что крымчан призывного возраста оккупационная власть привлекает к уголовной ответственности за уклонение от призыва в ряды Вооруженных сил РФ (уже известны три десятка случаев). Стоит ли ждать волны переселения на фоне этого?

— Я не думаю. Хотя, часть молодых ребят действительно приезжают на материковую Украину. У них есть еще одна уловка для уклонения от службы в армии: поступают на дневное отделение в украинские ВУЗы на территории материковой Украины. Россия в данном случае признает факт того, что человек учится и не подлежит призыву.

— Севастополь занял предпоследнее место в недавнем российском рейтинге городов по уровню зарплат. В прошлом году вы писали о том, что крымчанам, в принципе, проблематично устроиться на работу. Тенденция не поменялась?

— Она только увеличивается. Посмотрим на тот же Севастополь: если мы говорим об органах управления города (где более-менее хорошие зарплаты), то при Меняйло (Сергей Меняйло, – «экс-губернатор» Севастополя, – УНИАН) в местном правительстве было процентов тридцать россиян. Сегодня – девяносто девять. Только уборщицы остались севастопольские.

Или, вот, сегодня в Крыму происходит мощное дорожное строительство, при этом, почему-то налоги поступают не большие. А все очень просто: все тендера выиграли российские фирмы, которые налоги платят по месту регистрации. Эти фирмы привозят гастрабайтеров, причем, оформляют их таким образом, что человек работает месяц-два, что позволяет не платить налоги здесь, на месте. То есть, получается, что Крым налоги не получает. Плюс, гастрабайтеров проще взять: привезли, поселили в общежитие, заплатили или нет, на билет денег дали – уже счастливы, что хоть домой уехали. Крымчане же не будут работать по 18-20 часов в сутки. Им домой нужно, они о КЗоТе знают, вы же понимаете?

Крымчан сегодня вытесняют на периферию, они становятся маргиналами в собственном доме и найти нормальное место работы очень сложно. Вообще сейчас в Крыму очень интересная ситуация: крымчане перестали любить россиян. Идут негласные, но сложные отношения между прибывшими и крымчанами. Отношение россиян к крымчанам несколько снисходительно-пренебрежительное… Это очень хорошо на форумах видно, россияне постоянно упрекают крымчан: «Это ваше прошлое украинское…», «мы вас взяли, столько для вас делаем, а вы — неблагодарные…». И тут же крымчане пишут на форумах (понятно, что под псевдонимами): «А зачем вы нас брали? Вы же рассказывали, что мы братья, а сегодня вы нас унижаете». Также крымчане стали часто употреблять украинские слова и какие-то фразочки.

— Когда-то писала материал о Крыме, общалась с местными жительницами. Так вот в память въелась цитата одной из героинь: «Только «понаехавшие» из России довольны положением дел и говорят: «Мы так всегда жили, только у вас еще море и солнце. А у нас-то люди помнят другую жизнь…». Так ли это? Действительно ли понаехавшие всем довольны?

— Давайте представим себе сибирскую глубинку: вечная мерзлота, бездорожье, большой вопрос – есть ли работа, кругом сплошное пьянство. И, вот, по какой-то счастливой случайности, человек оказался в Крыму. Конечно, для него это – рай на земле. Погодные условия, фрукты на деревьях растут. Поэтому им все нравится, а стоны местных непонятны. Мол, что вам может не нравиться, чего вы хотели, Россия – она вот такая, а вы какой Россию видели? Как на картинке в телевизоре? Ну, простите, телевизор и реальность – вещи совершенно разные. А местные ведь, правда, помнят другую жизнь. Они ведь, фактически, в Европе жили.

— Какие сегодня настроения у жителей полуострова, кого больше ругают за происходящее: Москву или Киев?

— Появилась тенденция говорить: «Это все из-за вашего Евромайдана у нас тут теперь Россия…». Причем, так могут говорить даже те, кто ходил на «референдум». Однако, в основном, местные больше всего ругают крымскую власть, считая, что в Москве о проблемах Крыма не знают. Там, мол, сидит добрый царь, которому не рассказывает о происходящем, а нехорошие бояре беспредел творят. Поэтому регулярно, вот уже четыре года, пишут письма в Кремль. Естественно, получают отписки…

В целом, крымчане очень разочарованы тем, что получили. Жизнь лучше не становится, и сейчас уже наблюдается появление фрустрации: когда вообще уже все равно. Они понимают, что лучше не будет…

По словам политолога, в Крыму считают Евромайдан главной причиной оккупации Крыма / фото УНИАН

Взять тот же крымский мост – обещали, что после его открытия моментально упадут цены. Мост построили, а цены выросли. Например, дорожает бензин, хотя логистика есть (говорят, по мосту разрешили провозить и топливо, и дизтопливо, и та же переправа есть). Почему же бензин такой дорогой? – А потому, что так выгодно российским нефтетрейдерам. Кто же будет отказываться от своей прибыли ради Крыма? Поэтому в Крыму уже появился такой вид бизнеса: крымчане ездят в краснодарский край заправляться, чтобы сэкономить какие-то копейки.

— Видела сюжет, в котором «казак» Сергей Акимов, который в 2014 поддерживал аннексию Крыма, жалуется, что цены выше, чем в России, конфликтует с местными чиновниками и признается, что ему при Украине жилось лучше, призывает крымчан объединяться… Могут ли местные взбунтоваться?

— Понимаете, протестный потенциал есть, но по разным причинам не вырывается наружу. Во-первых, реальных политических сил, которые могли бы возглавить протест, нет. Коммунисты – хорошо известная прикормленная партия, которая работает тогда, когда выгодно. Если даже посмотреть на митинги против пенсионной реформы, прокатившиеся по всей России, в Крыму они были крайне малочисленны, вышло несколько бабушек, которым абсолютно все равно… Все остальные крымчане не вышли – коммунистов не воспринимают, как силу, способную защитить их права. Это уже маргинальный отработанный политический вариант.

Но других политических оппозиционных сил, к сожалению, в Крыму нет. Крымское политическое поле сильно зачищено под «Единую Россию» и вот эту карманную оппозицию. Поэтому выйти на акцию протеста с каким-то плакатом, допустим, «Я — за Навального» или даже «Я — за Собчак» – это уже, по меньшей мере, административный протокол. Тебе позволят простоять пять-десять минут, до первого полицейского…

Во-вторых, в Крыму создана атмосфера зоны особого режима, и люди действительно боятся оказаться за решеткой. Возьмем тот же Армянск, там есть такая девушка Екатерина Пивовар, которая пыталась организовать далеко не политический флеш-моб, собрать мамочек на протест, выйти в защиту детей, которые дышат гадостью с завода. Вышло человек двадцать… Люди боятся.

— В украинском информационном пространстве существует твердая убежденность, что уровень пропаганды в Крыму намного выше, чем на территории России. Это так?

— Да. Мне кажется, они пытаются наверстать упущенное, чтобы целиком и полностью погрузить крымчан в мир России. Пропаганда здесь ориентирована на несколько вещей. Конечно, это культ Путина, культ войны и катастрофическая милитаризация сознания. Не говорю уже о «бессмертных полках». Детей максимально используют во всех этих военных игрищах. Сегодня в Крыму популярны так называемые марши мам с колясками. Представьте себе: малышу полгода, а он в колясочке в гимнастерке, мамы тоже — с пилоткой на голове и с «георгиевской ленточкой» — маршируют с этими детьми. То есть, уже грудного ребенка приучают к этим милитарным навыкам.

Накануне девятого мая ужасно популярны фотосессии детей в гимнастерках, с автоматами, люди записываются в очереди сделать эти фотографии в стиле «дедывоевали». Более взрослых детей и подростков привлекают во всевозможные юные армии, военные конкурсы. Крымские школы превращаются, в некоторой степени, в филиалы военных училищ. Уже не говорю о том, что открываются военизированные школы, лицеи кадетские и прочее. Дети живут в постоянной атмосфере культа войны, и это сказывается на их психике, которая только формируется. Это очень страшно, на самом деле.

Я все жизнь прожила в Крыму, никогда раньше такого не было.

— Читала колонку крымского блогера под псевдонимом Зарема Сеитаблаева, которая пишет, что сейчас в Крыму все меньше портретов Путина, крымчане клеймят его, не стесняясь. Плюс, стало легче проходить админграницу между Крымом и материковой Украиной. Блогер предполагает, что «все это косвенные признаки, но они очень четко демонстрируют, что хватка «геостратега» на горле Крыма слабеет». Вы согласны?

— Такие моменты есть не только в Крыму, думаю, что по всей России. Просто Крым, в данном случае, как лакмусовая бумажка. Если мы говорим вообще о российской символике, то ее действительно стало меньше. Я прекрасно помню весну 2014 года, когда мне казалось, что мир сошел с ума – все было в этих «аквафрешах». Была в шоке от того, что среди людей, с которыми жил рядом, оказались такие любители России. Сегодня, конечно, эйфория прошла, но не могу сказать, что сильно ругают Путина. Скорее, говорят: «Россия идет не туда, политика неправильная». Но ругают все-таки местные власти.

А вот админграницу, действительно, стало проще проходить. Если раньше ФСБ-шники на админгранице демонстрировали свое пренебрежение к тем, кто выезжает на материковую Украину: «Зачем вы туда едете, в несуществующее государство…». То сейчас, учитывая, что Украина продолжает существовать, более того, получила безвиз, а ФСБ-шникам даже за границу выезжать запрещено, в голове, видимо, начинает что-то «щелкать». Но нельзя сказать, что это общая тенденция или приказ от руководства быть лояльнее – нет.

— В Крыму сменили руководителя управления ФСБ России. Вместо Виктора Палагина его возглавил российский генерал-лейтенант Леонид Михайлюк. Как думаете, что-то изменится? Можно ли ждать послабления репрессий?

В биографии нового руководителя меня смущает Северный Кавказ времен чеченских войн. А если человек прошел тот период, то говорить о какой-то мягкости не приходится. Хотя, мягкость и ФСБ – вообще несовместимые вещи. Думаю, что преследования будут продолжаться. России ведь нужно держать крымчан в страхе. Ведь на фоне ослабления можно ожидать социальных протестов и тому подобное, а этого им нельзя допустить.

Сегодня в Крыму очень многие люди, которые хоть как-то где-то засветились, находятся в зоне риска – их могут привлечь по самым надуманным обвинениям. Вполне могут быть какие-то новые дела против «диверсантов». Быстренько состряпать уголовное дело эти ребята еще со времен Берии научились.

— Также недавно мэр Симферополя Игорь Лукашев со своей командой ушел в отставку по просьбе Аксенова. Что в целом значат эти кадровые перемены и будут ли они продолжаться и дальше?

— Ситуацию в Крыму хорошо объясняет строчка из басни: «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Колоду местных чиновников меняют постоянно (она-то небольшая, на самом деле), пытаются кого-то нового вытащить. Делается это от безысходности. Поскольку решить проблемы в Крыму невозможно, начинаем искать крайних, «козлов отпущения». Аксенов еще пытается показать себя авторитарным лидером. Мол, со всеми разберусь, всех уволю… Ну, уволю, а дальше что?

Мне, в данном случае, интересна позиция России. То ли у них все так плохо, что все равно на события в Крыму, то ли это какой-то последний тест Аксенову.

— Частенько можно услышать рассуждения, мол, «Россия разменяла бы Донбасс на Крым». Вы как думаете?

— Безусловно. Россия, в принципе, и затевала Донбасскую авантюру, как разменную карту. Неофициально Россия постоянно говорит, мол, давайте менять Крым на Донбасс, а Сирию – на Украину, в таком контексте. Но здесь, прежде всего, вопрос не столько к России с ее агрессивной политикой. Вопрос в том, готова ли Украина обменять Крым на Донбасс? Мне кажется, что, по крайней мере, нынешняя власть, к такому решению не готова. Ведь, для государства – это не просто имиджевая потеря, это частично утрата государственности.

Также важен вопрос, а какова позиция Запада? Если сегодня Запад официально дает «добро» на то, чтобы Россия оставила за собой Крым, получается, что он официально разрешает дерибан вообще всех государств. Мы открываем ящик Пандоры. Ведь так можно возвращаться даже к событиям 13-14 века, к переделу границ…

Существуют сегодняшние границы, признанные договорами. На этом основывается международное право. Начинаете трогать – будет мировая катастрофа.

Для цивилизованного мира, который живет по международно-правовым канонам, это смерти подобно. Поэтому, думаю, Запад на такое признание тоже не пойдет. Хотя Россия, конечно, будет предпринимать попытки. Впрочем, они становятся все менее активными, ведь и сил нет, и для покупки лоббистов за границей денег все меньше.

— Более трети украинцев — 38,8% — разделяют мнение, что Крым можно вернуть в состав Украины после смены власти в РФ. Вы в их числе?

— Знаете, раньше говорили, что либеральная Россия заканчивается на украинском вопросе. Сегодня же она заканчивается на вопросе Крыма. Если смотреть на сегодняшних российских политиков, которые могли бы стать приемниками Путина или, через оппонирование ему, возглавить Россию, то я не вижу людей, готовых вернуть Украине Крым. В России был один политик, готовый сказать: «Мы обязаны вернуть Крым, иначе не сможем никогда вернуться в цивилизованный мир» – это был Борис Немцов. Наверное, эта честность – одна из причин, почему его, к сожалению, сегодня уже нет.

Горюнова считает, что Борис Немцов был единственным в России политиком, который открыто призывал вернуть Крым Украине / фото УНИАН

Те, кто сегодня на политической арене в РФ, несмотря на самые либеральные взгляды, вообще не готовы говорить о возвращении Крыма. Тот политик, который хочет, чтобы Россия действительно стала другой, должен четко сказать: «Первое, что я сделаю, когда приду к власти, сяду за стол переговоров с Украиной по возвращению Крыма». Сейчас я таких в России не вижу. Поэтому не отношусь к этим почти сорока процентам украинцев, которые верят в какого-то «российского Кеннеди» (смеется, – УНИАН).

— Вы как-то писали, что для россиян гордость – захват чужих территорий. Что около сорока процентов граждан РФ считают возвращение Крыма поводом для гордости, наряду с победой в ВОВ. Сегодня что-то изменилось? Ведь, судя по всему, рейтинги Путина и особенно Медведева падают.

— Вы знаете, недавно прочла о результатах интересного исследования о будущем России, проводимого в трех городах – Москве, Владимире и Гусь-Хрустальном. Жителей спрашивали, чего вы хотите вообще в будущем, какие у вас надежды на государство, и прочее. Абсолютное большинство россиян во всех трех городах сказали, что недовольны нынешней политикой, а особенно, внешней политикой России. То есть, они недовольны вот этими авантюрами в Украине, в Сирии (про Крым не говорили, мы понимаем, тут немножко другая ситуация). Это, конечно, очень маленькое исследование, которое не дает показательной картины по всей России, но это уже маркер.

Да, безусловно, чем хуже будет экономическое положение россиян, тем меньше их будет интересовать внешняя политика. Мы очень долго ждали, когда же эта ситуация начнет меняться. И мне кажется, что наступает период, когда она будет меняться гораздо быстрее, чем до этого. Запас прочности заканчивается. Нефть колеблется. Российские фонды, которые накапливались за период нефтяного благополучия, опустели, а пенсии, зарплаты бюджетникам и силовикам платить нужно. В России повышаются налоги, акцизы повышаются. Первого января россияне и крымчане, в том числе, увидят совершенно новые цены.

Естественно, рано или поздно, российский народ не выдержит давления. И, увы, не думаю, что смена власти в России может произойти мирным путем. Это будет не мирный протест, а кровавый российский бунт, страшный и для нас. Потому что неизвестно, как он на нас отразится. Но процесс пошел, и остановить его невозможно. Тем более, что российская власть даже не прикладывает усилий, чтобы хоть попытаться это сделать. Они живут по принципу, который мне напоминает ситуацию Европы 16-18 века – полный абсолютизм: после нас – хоть потоп…

— Относительно скоро Новый год. Оккупационная власть в Крыму в поздравительной речи, наверняка, будет хвалиться успехами…. А есть ли хоть какие-то успехи реально? В какой-то сфере можно говорить об улучшении?

— Конечно, они будут хвалиться мостом. Но толку от этого моста для крымчан, если цены не упали? Да, можно съездить в краснодарский край за бензином, но это так себе успех. Если говорить о решении проблемы с энергообеспечением Крыма, да, турбины завезли, но будут ли они нормально работать – вопрос второй.

На бумаге улучшений будет много. Безусловно, покажут рост зарплат и пенсий, процентное соотношение, покажут, сколько денег выделяется. Но как это отразится на реальной жизни?

— Проект изменений в Основной закон Украины относительно статуса Крымского полуострова вот-вот рассмотрит Конституционная комиссия. Вы поддерживаете внесение изменений в Конституцию относительно крымскотатарского народа? Это необходимо?

Честно говоря, сколько не анализирую эти все документы, не могу для себя четко дать ответ – а действительно ли это поможет деоккупации Крыма? Я разговаривала с представителями Меджлиса, задавала им вопросы (ведь я прагматик и люблю, чтобы мне по полочкам разложили). Все говорят, что будет легче защищать права Крыма в международных организациях и прочее. Да, может быть. Но пока не вижу четкой дорожной карты для деоккупации полуострова именно через эти изменения. С другой стороны, не станут ли эти изменения какой-то разменной картой для парламента и президента, для своеобразного пинг-понга? Насколько украинский политикум сегодня сможет с этим справиться, не станет ли это яблоком раздора, которых у нас и так хватает?

В целом, когда мы говорим о каких-то таких вещах в вопросе Крыма, нужно быть очень осторожными. Меня очень беспокоит этот момент: не станут ли изменения проблемой для украинских крымчан на полуострове. Ведь любое наше действие может вызвать совершенно неадекватную реакцию России по отношению к тем, кто там. Если, не дай Бог, мы как-то ее спровоцируем – вина будет лежать на украинских политиках.

Поэтому, когда звучат какие-то радикальные вещи или вещи, призванные что-то кардинально изменить, нужно не семь раз отмерить, a сто семь. Нужно крайне осторожно подходить к таким вопросам. Ни в коем случае не делать их предметом политических торгов, манипуляций и так далее. Политики могут «поиграть», но в Крыму ведь живые люди, которым нужно как-то жить там дальше.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:5,00- 2 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Оставьте первый комментарий!

чтобы оставить комментарий

wpDiscuz

© Inshe.tv

Share Button