Какие журналисты больше всех были в «ДНР», и какие сюжеты выпустили


19:3122.05.2016
Share Button

Аккредитованные в «ДНР» украинские журналисты делали на Донбассе объективные материалы. Кроме тех, кто работает на пророссийские СМИ в Украине. Об этом говорится в расследовании Марты Пугач и Романа Кульчинского, опубликованном на сайте Тексти.org.ua, пишет inforesist.org.

Журналисты 112-го и 17-го каналов пользовались особым доверием боевиков

Факт аккредитации не влиял на тональность публикаций. В «украинской» части списка «Миротворца» известных изданий мало. Журналисты 112-го и 17-го каналов пользовались особым доверием боевиков и получали эксклюзивные кадры.

Обнародование сайтом «Миротворец» списков журналистов с персональными мейлами и мобильными телефонами, которые аккредитовались в так называемой «ДНР», вызвало бурю. Часть общества шокировал факт, что украинские журналисты, обращаясь к «министерствам» на оккупированных территориях, вступили в сотрудничество с террористами. Другие увидели в этой публикации угрозу свободе слова и почувствовали запах репрессий.

1

Напомним, что «Миротворец» специализируется на выявлении людей, которые сотрудничают с террористами или воевали на стороне российских гибридных войск.

Комментаторы с обеих сторон, главным образом, эмоционально описывали свои впечатления, а не обнародованный список. Все обсуждали все. Ведь список чрезвычайно широк и включает фамилии журналистов из России, из другого мира и Украины.

В украинской части списка известных изданий мало, только «Зеркало недели», «MEDIAPORT» (харьковское интернет-издание), СТБ, ICTV, Интер, 112 канал, 17 канал, газета «Вести» и журнал «Вести. Репортер».

Журналистам, которые проходили аккредитацию, «Миротворец» приписал «сотрудничество с террористами». Мол, факт аккредитации означает признание власти оккупантов на этой территории.

Журналисты проанализировали материалы аккредитованных журналистов из известных всеукраинских изданий в период их аккредитации и сразу после ее окончания (кроме газеты «Вести» и родственного с ним журнала «Вести. Репортер»).
И пришли к выводу, что утверждение «Миротворца» ошибочно. Журналисты честно выполняли свою работу. Хотя случаи игры на стороне оккупантов среди украинских журналистов, аккредитованных в «ДНР», случаются.

Общий вывод — факт аккредитации не влиял на тональность публикаций. Материалы периода аккредитации «из-за поребрика» отвечали общей политике медиа.

112 и 17 каналы

Журналисты Дмитрий Филимонов, Андрей Худанин и Роман Гнатюк, о которых мы узнали благодаря списке аккредитации, в разное время появляются на трех каналах, которые связывают с людьми режима Януковича: 112, 17 каналы и Интере. Эти репортеры пользуются особым доверием боевиков и всегда имеют эксклюзивные материалы.

На время аккредитации троица делала репортажи для 17-го и 112-го каналов.

От 17 канала акредитовувались Дмитрий Филимонов и Андрей Худанин (9 января — 9 февраля 2015 года, 22 января — 22 февраля 2015-го). В это время они организовали телемост «Киев-Донецк: ищем общий язык» (9 февраля 2015 года), из донецкой студии вел Дмитрий Филимонов.

На канале есть постоянная передача «Запретный Донбасс», в которой показывают войну под специфическим ракурсом: например, проведение пленных «киборгов» городом и акцент на экзальтированной ненависти местных к пленным.

Или репортажи Романа Гнатюка, (работает также и на 112 канале и аккредитировался от него) «Время с бригадой «Восток».

Оказывается, Гнатюк — известный медиа-персонаж на оккупированных территориях. Он дает интервью «Новороссия ТВ», которое называет его «Единственным работающим на территории ДНР украинским журналистом». Сам Роман в этом же интервью называет оккупацию Донбасса «гражданской войной» и рассказывает о том, насколько «ухудшилась ситуация со свободой слова в Украине».

Интервью с ним опубликовала «Комсомольская правда». Там он долго рассказывает о том, как его задержали на украинском блокпосту за то, что имел записи пресс-конференции Стрелкова и о том, что 112 канал отличается от других объективностью.

На донецком канале «Антимайдан» Роман Гнатюк сообщил, что не увидел российских военных на Донбассе: «Три месяца пытаюсь найти (российских военных — ред.), Как найду — сниму, покажу».

Дмитрий Филимонов же известен тем, что предлагал журналистам помощь в аккредитации в «ДНР» в марте 2015 года: «За все время конфликта в «ДНР» получили аккредитацию менее десяти украинских СМИ. Не было ни одного случая отказа в гражданской аккредитации. Бывают отказы в военной аккредитации. За все время конфликта здесь были: один раз «Интер», один раз «ICTV», два раза СТБ в лице моей обожаемой Алены Шевчук, один раз ТРК «Донбасс», харьковский «Медиапорт» один раз и 112 в лице моего теперь уже друга Романа Гнатюка».

Кроме Романа Гнатюка, от 112 канала аккредитировался также Роман Реведжук — пресс-секретарь Антикоррупционного форума в Киеве.
1
112 канал называл его «первым украинским журналистом, аккредитованным в «ДНР».

«Меня сняли с автобуса на блокпосту. Их смутила моя Ивано-Франковская прописка и удостоверение журналиста. Ко мне нормально относились. Меня привезли в администрацию и благодаря местным донецким журналистам мне выдали аккредитацию», — так 11 ноября 2014 описывает Реведжук момент пересечения фронта. Тогда Украина вела наступление. Его история похожа на чудо, ведь для большинства людей с западноукраинской пропиской встреча с российской гибридной армией означала долгие месяцы плена.

Ранее Реведжук как журналист канала «112» обличал так называемые «финансовые махинации» на Майдане.

СТБ и ICTV

Наибольший интерес у нас вызвали каналы СТБ и ICTV, которые известны своей проукраинской политикой. Принадлежат Виктору Пинчуку.

СТБ

«Гражданская аккредитация позволяла свободно снимать на улице с камерой и микрофоном. Для военной нужно было писать подробную автобиографию», — указывала Елена Шевчук (Лунькова), которая есть в списке аккредитации, в интервью Украинской правде — «Все украинские журналисты проходят аккредитацию в ДНР-овском «МГБ» (Министерство госбезапасносты)».

Сама Елена Шевчук (Лунькова) с СТБ известна своими военными репортажами еще с середины 2014 года. Ее аккредитация с 3 февраля по 12 февраля 2015 года приходится на обмен пленными. Собственно, репортаж именно об этом.

ICTV

Журналист с ICTV тоже имела аккредитацию 3 февраля — 12 февраля 2015-го и освещала этот же обмен заложниками. СТБ и ICTV сделали совместный материал

В сюжете говорится о известной истории, когда отец пленного «киборга» предлагал обменять себя на сына. Условием освобождения пленного боевики назвали присутствие трех телеканалов.

Елена Лунькова (Шевчук) с СТБ также аккредитовалась в «ДНР» в декабре 2014-го. Репортаж с этого периода мы не нашли.

Зеркало недели

Собкор «Зеркала недели» Евгений Шибалов родом из Донецка. В начале оккупации он там жил и тоже аккредитировался. (Первая аккредитация — 8 сентября — 7 октября 2014, последняя — 15 января — 15 февраля 2015), пока не уехал и не оставил журналистику ради волонтерства в группе «Свободные граждане» в марте 2015-го. Он сам написал в ФБ о своем присутствии в списке «Миротворца»:
1
Эссе автора — это материалы о жизни оккупированного Донбасса и размышления о политике Украины в конфликте. Все в стиле «ЗН», много размышлизмы и попыток объяснения текущих событий, мало «жизни» и репортажных моментов. Пропаганды сепаратизма или выгодных оккупантам месседжей мы не заметили. Последний материал автора датируется 19 декабря 2014.

Украинские журналисты из Донецка пытались аккредитоваться, чтобы иметь хоть какую-то защиту до тех пор, пока удастся уехать.

Интер

«Один раз», о котором говорил Дмитрий Филимонов рассказывая о том, кто из украинских журналистов бывал на оккупированных территория, аккредитовался Андрей Лащ (7 марта — 7 апреля 2015-го).

Некоторые материалы за этот период: «Как выжить в Луганске на 500 грн в месяц: эксклюзивный репортаж», «Донецкий аэропорт «ушел» на металлолом». Эти сюжеты объективные, журналист даже отпускает реверанс в сторону Киева.

Вот цитаты из репортажа о том, как Донецкий аэропорт разбирают на металлолом:

«Пенсии не дают, а жить надо», — рассказывают две бабушки, которые на «кравчучках» вывозят частицы металлических конструкций из аэропорта. Во время случайных встреч местные обсуждают статус Донбасса. Большинство тех, кто остался здесь, хотят мира. Уже все забыли о прошлогодних лозунгах «Путин введи войска». Люди фактически молятся на киевскую власть и боятся отделения Донецкой и Луганской областей. Здесь уверены, что людей нужно делить на добрых и злых, а не на западников и восточников».

В некоторых эфирах той же рубрики «Запретный Донбасс» на 17 канале Андрей Лащ отмечается журналистом 17 канала.
Также журналист известен скандальными освещения «батальонов Ляшко»

Мир без «утечек» уже невозможен

Кого считать предателем, а кто честно выполнял свою работу, можно легко выяснить, прочитав репортажи. Остается вопрос, имел ли право «Миротворец» обнародовать эти данные.

Юридическую плоскость оставим юристам. Поговорим об этической.

После того, как все мировые СМИ опубликовали один из первых громких утечек, сделанных через ВикиЛикс с перепиской американских дипломатов и именами информаторов стало понятно: приватности в этом мире конец.

Так же, как и юридическим ограничениям, которые призваны охранять частную информацию. После Викиликс было много разных утечек, и журналисты ни разу не сомневались, публиковать данные или нет. Панамская утечка — тому подтверждение.

С этой точки зрения публикация базы аккредитованных в «ДНР» вполне логична. И самая активная дискуссия вокруг аккредитации подтверждает важность публикации. Публике интересно — значит она имеет право знать. Однако не стоит на всех журналистов из списка вешать ярлык «предателя».

Какой список обсуждать

Мы не принимали во внимание работы журналистов, которые заявляли о своей аккредитации на оккупированных территориях, но которых нет в базе «Миротворцев». К примеру, Настя Станко и Наталью Гуменюк.

Список аккредитованных украинских журналистов без телефонов и мейлов смотрите здесь.

Стоит помнить: гарантии того, что список «Миротворца» исчерпывающий, нет. Вся база — это 7161 строки, но в ней много дублей, поэтому количество журналистов значительно меньше.

Списки датируются от июля 2014 по апрель 2015-го. Они не рассортированы на различные категории, это нужно делать исследователям.

В базе есть несколько типов журналистов. И каждый заслуживает отдельного анализа. Мы сконцентрировались только на журналистах украинских изданий.

1) Иностранные журналисты. От японских до бельгийских, всплеск их поездок наблюдается после падения малазийского боинга MH-17 в июле 2014 года.

Они информируют своих соотечественников о чужой войне, и вопросов их аккредитации нет в принципе. Мы только должны благодарить, что они информируют мир о наших проблемах.

Доказать, что они нарушали украинское законодательство, практически невозможно. Если по мнению нашего СБУ кто-то из этих журналистов играл на руку российским гибридным войскам, то вполне логично не пускать его на нашу территорию.

2) Российские журналисты. От «Russia Today» до «Россия 24», их на оккупированных территориях куда больше, чем всех остальных. Как правило, это пропагандисты, которые являются важной составляющей путинской гибридной войны, то есть враги. Здесь все понятно. Но бывают исключения, и в этой статье мы их коснемся.

3) Журналисты так называемой «ДНР»: «Голос народа», «Новороссия ТВ» и др. Без комментариев.

4) Украинские журналисты. Их тоже можно разделить на четыре группы:

— Собкоры иностранных СМИ в Украине,
— Переводчики и помощники репортеров, то есть так называемые фиксеры и водители. Их присутствие на оккупированных территориях важна хотя бы потому, что они глаза и уши иностранных репортеров. Без наших фиксеров там бы были российские или «Л/ДНРовские».
— Фрилансеры и писатели. До сотни людей, о части из них не знает даже Google. Мы их не изучали.
— Корреспонденты украинских СМИ.

Именно этот список стоит дискуссии в Украине. Ведь общее представление, сформированное лентой новостей, следующее: украинских журналистов, которые пытаются попасть на оккупированные территории, сразу после идентификации берут в плен. Некоторые отчаянные из украинских изданий ездили на оккупированные территории под видом местных и всячески скрывали, что они журналисты.

И тут появляется информация о том, что кто-то сумел аккредитоваться. Это действительно вызывает подозрения о сотрудничестве владельцев издания с руководством российской гибридной армии на Донбассе. Но оказалось, что это далеко не всегда так.

 

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


© Inshe.tv

Share Button