Человек со “смещенным чувством справедливости” Геннадий Корбан – о Коломойском, Порошенко, Вилкуле и Найеме с Лещенко


17:5521.03.2015
Share Button

Заметитель губернатора Днепропетровской области Геннадий Корбан в интервью Наталье Влащенко о Коломойском, конфликте в “Укртранснафте”, Вилкуле, своей охране и многом другом.

Знаковые события этой недели – голосование за известный закон, события в “Укртранснафте”, вчера – призыв некоторых депутатов сместить с должности главу Днепропетровской ОГА Коломойского, и многое другое мы сегодня будем обсуждать с нашим гостем, замглавы Днепропетровской ОГА – Геннадием Корбаном.

Здравствуйте, Геннадий Олегович. Вы несколько дней в Киеве. Чем вы здесь занимаетесь? Говорят, что вы сопровождали Коломойского в офис “Укртранснафты”. Что вы там делали?

Корбан: Я не сопровождал его в офис, но я вчера посетил офис “Укртранснафты”, дабы убедиться лично, что происходит, увидеть глазами. Где батальоны, где захваты, кто с какой стороны, и кто кого представляет. Мне было любопытно, как человеку, который имеет активную позицию в этой жизни, в этой стране. Я хотел посмотреть – я посмотрел и уехал.

Вы осознаете, что это для многих удивительно, потому что, где Днепропетровская ОГА, а где офис государственного учреждения? И многим, кто не очень понимает в этом, трудно сшить это.

– Согласен. Но я, вообще-то, приехал в Киев в командировку, по своим делам. И узнал, что в этот момент Игорь Валерьевич Коломойский приехал в “Укртранснафту” защищать интересы госкомпании. Я решил на всякий случай, поскольку мы достаточно близкие друзья, не оставлять друга в беде.

– Игорь Валерьевич сказал, что там были какие-то русские диверсанты. Удалось кого-то захватить, сдать в СБУ?

– Для того, чтоб их захватить и сдать в СБУ, там должны были быть какие-то правоохранительные органы. Я не знаю насчет диверсантов, может быть, он имел кого-то в переносном смысле этого слова, но, в переносном смысле этого слова это была диверсия.

  – Некоторые эксперты утверждают, что вдохновителем этого захвата был российский гражданин и бизнесмен Григоришин, который хорошо известен у нас здесь. А сам Коломойский обвинил депутата Игоря Кононенко в незаконной попытке сместить старого директора и поставить нового. Что вы знаете об этом?

– Всегда нужно смотреть, кому выгодно. Я не знаю, с точки зрения бизнесмена, о том, чтобы у Григоришина были интересы в нефтяной отрасли. У него основные интересы, как у бизнесмена, лежат в отрасли машиностроения и электроэнергетики. Я же знаю человека, в чьих интересах это могло осуществляться. Таким является лидер депутатской группы г-н Еремеев, его же люди сегодня контролируют НАК “Нефтегаз”, и вполне возможно, поскольку Еремеев имеет интересы в нефтяном бизнесе, сеть заправок, переработку и т.д., покусился на этот лакомый кусок государственной собственности.

Должна сказать, что мне, как журналисту, не очень приятно было смотреть ролик, в котором фигурировали Коломойский и журналист “Радио”Свобода”, который сегодня все увидели. Что вы можете сказать по этому брутальному спичу вашего давнего друга, коллеги?

– Я давно знаком с Коломойским. Могу сказать одно – говорил он в сердцах. Вполне возможно, не совсем это корректно, я имею тоже свое мнение на этот счет. Может быть, не нужно было так, но, скорее всего, этот брутальный спич, как выговорите, был адресован не столько корреспонденту “Радио Свобода”, сколько непосредственно народному депутату г-ну Лещенко, который стоял и прятался под стенами “Укртранснафты” и провоцировал фейсбучную публику на абсолютно другие вещи. Наверное, был перебор.

– Наверное или точно?

– Где-то перебор, согласен. Это журналисты, нужно вести себя корректно. Но, тем не менее, Коломойский достаточно много сделал для этой страны. Достаточно для того, чтобы хотя бы рассчитывать на элементарную благодарность в отношении себя и в отношении к себе. А сегодня создается такой контент, который провоцирует ситуацию. И человек иногда, бывает, может не сдержать эмоции.

– Сегодня это послужило поводом депутатам из “Оппозиционного блока” и депутату Найему для инициативы снятия с главы ОГА Коломойского. Как вы можете это прокомментировать?

– Депутат Лещенко и депутат Найем вместе с “Оппозиционным блоком” инициируют отставку Коломойского! Это очень патриотично. Это интересная конструкция. Новая конструкция, я сказал бы. Если уже говорить об отставке, то пусть тогда г-да депутаты, которые играют сегодня на руку “Оппозиционному блоку”, который этого добивается и ждет с нетерпением, дабы возродить свое влияние в регионе и свою мощь, то пусть и они покажут, на что они способны. Сегодня Коломойский показал всей стране, что Днепропетровская область  -это крепость, которая защищает страну, защищает Днепропетровскую область, защищает людей. А когда делаются подобные провокации, я считаю, это идет не на пользу ни обществу, ни стране. Я сегодня получил тысячи звонков от своих земляков, которые были просто возмущены подобными инициативами. И я надеюсь, что те, кто принимает решения в этой стране, они никогда не позволят спилить сук, на котором они сидят.

– В этом ночном репортаже Коломойский сказал, что он сейчас едет к президенту и будет с ним разговаривать. Наша камера дежурила возле Администрации целую ночь и не видела ни подъезжающего Коломойского, ни кого-то, кто выходит из АП. Была встреча или нет?

– Раз Коломойский сказал, что едет к президенту, очевидно, это так и есть. Очевидно, он был у президента. Я не присутствовал на этой встрече. Вообще, они регулярно встречаются по разным вопросам. Вполне возможно, что была встреча и после вчерашней конфликтной ситуации.

– Вы сказали, что закон, который был принят – выгоден г-ну Еремееву. Но дело в том, что Кононенко – это депутат из БПП. Означает ли это, что есть некий конфликт между Коломойским и Порошенко?

– Это сложный вопрос и несколько провокационный. Я не думаю, что есть конфликт или что эти отношения можно представить, как конфликт. На некоторые вопросы, очевидно, есть разные взгляды. Но это полемика. Это дискуссия. Очевидно, губернатор позволяет себе иногда дискутировать с президентом. И президент нормально реагирует на дискуссию с губернатором. И это нормально в демократической стране.

– Т.е., у ОГА нормальные рабочие отношения с АП и президентом?

– Нормальные. Они деловые и конструктивные. У нас нет конфетно-буфетных отношений, но они деловые и конструктивные.

– Буквально перед эфиром на официальном портале ВР я увидела проект постановления “Про скасування рішення ВРУ від 19 березня закону України про акціонерні товариства”. Он был инициирован одним из депутатов. Это фейк или это действительно так?

– Я не знаю. Я депутатами не командую. Депутаты – это, вообще, самостоятельные люди, а я далек от этого. Я работаю в области, поэтому с ВР пересекаюсь немного реже.

– Представим себе, теоретически, что Коломойского уволили с должности губернатора. Уйдет вся команда?

– Безусловно. Коломойский нас пригласил, мы ему помогаем, мы пришли вместе с ним, мы выполняем свой долг, и мы это делаем абсолютно искренне, абсолютно честно. Мы сегодня, фактически, не чиновники, мы сегодня больше даже меценаты, находящиеся на этих должностях. Поэтому, безусловно, мы работаем в его команде. Мы являемся командой Коломойского.

– На какой стадии находится сегодня ваше противостояние с Вилкулом? И как вы считаете, инициатива “Оппозиционного блока” сместить Коломойского имеет какое-то отношение к этой войне?

– В бизнесе есть такая фраза – “Ничего личного”. Тоже самое я могу сказать о Вилкуле. Вилкул – это человек, который себя уже записал в преемники, в любимчики Януковича, и он, в общем-то, видел себя в качестве премьер-министра. Потом произошли известные события, и ему пришлось сейчас отрастить бороду. Но его влияние в регионе остается, и влияние его в Днепропетровской области достаточно большое, это надо признать. Но это влияние уменьшается с каждым днем, потому что мы можем себе позволить достаточно детально разобраться в его делах или делишках, для того, чтобы уменьшить, как минимум, его влияние и вспомнить ему, найти все то, чем он так хвастался. На самом деле хвастаться- то нечем. Поэтому, безусловно, то, что именно “Оппозиционный блок” поддержал эту инициативу Лещенко и Найема – это даже не только Вилкул. Это в целом ситуация в “Оппозиционном блоке”, который боится увеличения влияния Коломойского. Это связано и с конфликтом по “Укррудпрому”, и с конфликтом вокруг “Укрнефти”, которые были раньше на самом деле. Поэтому любое увеличение влияния Коломойского – это угроза для этих людей.

– Сегодня “ТСН” давали информацию о том, что якобы к Днепропетровску стягиваются части Нацгвардии. Нацгвардия это уже опровергла. А вы что скажете?

– Я не реагирую на фейки. Я думаю, что это была легкая провокация – проверить, а что ж будет со стороны тех военнослужащих, которые находятся в Днепропетровской области. Я скажу откровенно – реакция была. Мне звонили добровольцы, очень возмущались, но я объяснил, что это фейк, и ничего собственно не случилось. Им нужно продолжать выполнять свой долг и заниматься тем, чем они занимаются, и не обращать внимания на провокационное информационное пространство.

– Официально считается, что у нас перемирие. Что происходит в городе в связи с этим? Потому что понятно, что и Днепропетровск, и Харьков, и Мариуполь, и некоторые другие города находятся в зоне интересов России.

– Сегодня действительно есть некая пауза. Слава Богу, людей гибнет меньше. Но они гибнут, продолжают гибнуть. Я считаю, что диалог нужно поддерживать постоянно. Минские соглашения, которые были заключены, мы их увидели в виде 14 или 15 пунктов, но в моем понимании эти вещи нужно алгоритмировать четко и самое главное – каждый день нужно поддерживать контакт. Потому что происходит масса провокаций, накопление сил, передислокация сил в разных регионах. Как с той стороны, так и с нашей стороны. Поэтому для того, чтобы стороны не нервничали, не приводили себя опять в какое-то состояние движения, их нужно все время диспетчерить и алгоритмировать.

– Вот эта логистика войны, она стала качественнее, понятнее, эффективнее за последние девять месяцев?

– В этом плане мне пришлось разобраться. Недавно я присутствовал на совещании в АП, которое было посвящено строительству оборонных рубежей, так я могу сказать одно, констатировать факт – что центральная власть отстает от нас ровно на полгода. То, что мы сделали в сентябре и в октябре и построили за свой счет оборонительные рубежи, эшелонированную оборону и т.д., – только сейчас пошла речь о строительстве эшелонированной обороны. Почему этого не сделали сразу? Почему это не начали делать после Иловайска? Это было очевидно, что преимущество, при наличии поддержки РФ, террористов на Донбассе – силы неравны. Что в этом случае нужно делать? Занимать оборону, строить оборону и наполнять эту оборону – самое главное. Но то, что я увидел, и то, как себя ведет Генеральный штаб – это верх некомпетентности.

– Вы хотите сказать, что ничего не меняется?

– Меняется. Поменялся украинский солдат. Если раньше я смотрел на мобилизованных людей, и, в основном, это люди, которые были вырваны из мирной жизни, они не то, что не хотели воевать, они не понимали, за что они воюют, то сегодня есть осознание того, что люди защищают свою Родину, что люди защищают мир на своей Родине. И единственное, что мы должны понять, что мир придется защищать с оружием в руках. И это осознание сегодня пришло в украинскую армию, к украинскому солдату.

– Профессиональные военные говорили о том, что проблема начала войны была в том, что не было эффективных офицеров, людей, которые чувствуют себя офицерами. А сегодня появился средний командный состав?

– Да. Такой командный состав есть. Я его видел, я с ним общаюсь. Я могу сказать, что Генеральный штаб на подобное общение реагирует крайне ревностно и нервно, и я считаю, что сегодня нужно дать дорогу молодым. У главнокомандующего есть все возможности для этого. Ему, безусловно, принимать решения. Но сегодня есть в армии люди с серьезным образованием, с серьезными взглядами.

– Про группу “Приват” говорят, что они много сделали для Днепропетровской области, что они проукраински настроены, но они же при этом решают свои задачи. “ПриватБанк” только раздувается и т.д. Что вы можете сказать по этому поводу? Это такой коварный план?

– Нет никакого коварного плана. Когда мы шли туда, где мы сейчас находимся, мы не думали совсем о расширении бизнеса. И не думаем об этом и сейчас. Бизнесом руководят менеджеры. Я лично в своем офисе последний раз был полгода назад. Это спекуляции, они есть, они будут, мы к ним готовы. Но мы люди мотивированные, мы должны быть мотивированные, и мы надеемся, что когда закончится этот кошмар…

– Очень часто упрекают группу “Приват” в том, что она свои медиа использует не по назначению. Война между двумя известными телеканалами… Вы подтверждаете эту войну? И скажите, правильно ли использовать свой медийный ресурс в таких целях?

– Я не управляю медийным ресурсом группы. Я считаю, что если одна медийная группа вскрывает очень преступные вещи людей, которым принадлежат другие медийные группы… т.е., если одна медийная группа говорит то, что думает, и говорит правду, а другие медиагруппы объявляют ей войну – можно ж на вещи посмотреть немножко под другим углом? Т.е., Левочкин, имея канал “Интер”, прикрывает преступления Фирташа и компании, и собственные в том числе. Пинчук прикрывает свои вопросы, используя, опять же, свои медийные возможности.

– А Коломойский ничего не прикрывает, используя свой ресурс?

– Давайте посмотрим, есть ли какая-то тематика, которая запрещена на “1+1”? Я этого не вижу. Есть ли подбор людей в студии, которые не конкурируют между собой?

– Ходят слухи, что на следующие выборы Коломойский выходит со своей партией. Формируется ли у вас новый партийный проект?

– Лично я задавал ему неоднократно этот вопрос. Я думаю, что пока Игорь Валерьевич не сделал для себя окончательно выбор между бизнесом и политикой. У меня есть такое ощущение, что пока он остается глубоко бизнесменом и его не сильно интересует политика. Она его занимает. Но нельзя сказать, что он нацелился на профессиональную политику.

– Вы хотите быть депутатом ВР?

– Нет. Не хочу. Я человек, который занимается абсолютно прикладными вещами. Я считаю, что я буду полезен на ответственных должностях, на любых ответственных должностях в исполнительной власти. Я могу свои возможности применить на благо этой страны достаточно эффективно.

– Что вас заставило нарушить свой мир, в котором вы пребывали, такой замкнутый, и стать, фактически, публичным человеком? Стать заместителем Коломойского, человека, который привык нарушать все границы, особенно в эмоциональном смысле этого слова. Как вы сосуществуете вместе?

– Мы редко видимся. Контактируем мы каждый день по всем вопросам. У каждого свои задачи и своя сфера ответственности. Игорь Валерьевич человек глобальный, он занимается глобальными вещами. Мы много лет вместе в бизнесе, мы ведем какие-то совместные проекты и параллельные проекты. Мы всегда сосуществовали очень дружественно и мирно. То, что касается того, почему пришлось поменять образ жизни? У меня со школьных лет было смещенное чувство справедливости. Когда все это начало происходить – начали меняться ценности. Кроме того, у меня в Днепропетровске живут больные родители. Вот я об этом сказал и Порошенко – “нам ничего не надо. Я думаю только об одном. Я не могу себе представить, что эти орки с оружием будут бегать по Днепропетровску. У меня от этого волосы дыбом встают”. Вот и все. Это единственный стимул. Это защита близких, защита дома, защита своих друзей и людей, которые живут рядом с тобой.

– Правда ли, что у вас большая коллекция живописи? Там какие-то цифры называют – чуть ли не 60 млн.

– Да, у меня есть коллекция живописи.

– Какая у вас любимая работа?

– Я люблю Климта, люблю Явленского. У меня есть хорошая работа “Лола” – это женский портрет. Модернисты в основном. А любимая работа “Лола” Явленского.

– Какие обстоятельства могут вас заставить покинуть страну?

– Думаю, травля, уголовное дело.

По-моему, у вас уже сейчас есть уголовное дело?

– Да, у меня много уголовных дел. Но я достаточно чувствую за собой сил и правоты.

– С каким количеством охраны вы приехали на канал?

– 2 человека.

– А по Днепропетровску вы с каким количеством ходите?

– Порядка 6-7, иногда 8 человек, в зависимости от маршрута.

– Вы учились в Литературном институте, но его не закончили?

– Да, я поступал туда, бросил его, были творческие порывы.

Кто ваш любимый литературный герой?

– Воланд из “Мастера и Маргариты”, Мефистофель.

– Бывает у вас чувство, когда вы просыпаетесь в очередной раз для славных дел, что вы проводите со страной одновременный сеанс, какой проводил Воланд?

– Бывает.

В свою коллекцию картин вы вложили очень много денег. Это бизнес или любовь к живописи?

– Это любовь к искусству. Я люблю искусство, но оно должно быть достаточно прагматичным и ликвидным. Я не покупаю молодых художников, о которых говорят, что они безумно талантливы и их ждет большое будущее. Я покупаю то, что устойчиво, то, что действительно имеет стоимость, представляет ценность.

– Для вас это делают эксперты или вы сами, ориентируясь на собственные вкусы?

– Я сам хорошо разбираюсь в искусстве. Я имею собственный вкус и я давно уже не пользуюсь услугами экспертов в этом деле.

Но с таким количеством фейков и подделок высококачественных самому покупать картины?

– Есть рынки, достаточно квалифицированные и институциональные, где нужно покупать эти вещи.

– Что в людях может вызвать ваш острый интерес?

– Ум, проницательность, умение владеть разговорным жанром.

– Вы когда-то сказали, что боитесь красивых женщин и им не доверяете.

– Скорее, второе.

– С кем из известных людей прошлого или настоящего вы хотели бы встретиться и побеседовать?

– С Геннадием Аксельродом. Это мой друг, который погиб. Ближайший друг.

– Три самые большие проблемы Украины на сегодняшний день?

– Первая – очень мало качественных людей. Вторая – четкое отсутствие управляемости в стране – нет управляемости, она потеряна. И третья – это армия. Украинская армия должна быть достаточной, сильной, и мощной. Со своим концептом и со своей доктриной. – Спасибо большое, Геннадий Олегович.

Источник: 112.ua

 

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


© Inshe.tv

Share Button