После выборов. Квантовый прыжок – в ПоЗе шпагат


20:3004.05.2019
Share Button

В день второго тура президентских выборов Николаев ликовал. В моем дворе дети пели гимн, взрослые расслабленно пересказывали друг другу последние ТВ-новости – кто, как и кого во время дебатов на стадионе. Общее ощущение того, что вот завтра, наконец, все будет, как надо, объединяло и пьянило уставших и разочарованных людей близостью новой, другой жизни. В Николаеве за Зеленского проголосовало около 85% избирателей.

Никто пока не вычленял, да и вряд ли это удастся сделать с аптекарской точностью, сколько из этих голосов были реально за Зе, а сколько против По. Но штабам нового и бывшего президента этим стоило бы заняться. Хотя бы для того, чтобы понимать свое ближайшее будущее. Завтра или послезавтра парламентские выборы – хотя и победитель, и проигравший хотят, чтобы они были завтра. Во-первых, так дешевле – штабы еще на марше, а электорат еще тепленький и в экзальтированном состоянии. Но для Зеленского досрочные парламентские выборы важнее – он перестал быть молчаливой галлюцинацией и вынужден произносить то, что может лишить его части сторонников. Золотое молчание собрало под его крыльями и «русскоязычных патриотов», как выразился Аваков, и сторонников сближения с Россией, которых в течение всей кампании никто не разочаровывал, и тех, кто наивно, но искренне надеется на прорыв. Пробные покусывания между Зеленским и Путиным восточноустремленных уже разочаровали, и то ли еще будет. А время идет. Вот уже и Новинский требует от него выполнения Минских соглашений, и Медведчук пальчиком грозит за «общее у нас с Россией – только государственная граница».

Субботний наскок Зеленского на парламент победным не стал. С датой инаугурации он определился – 19 мая. Парламент – нет. Нардепы вернутся к этому вопросу 14 мая. И за эти 10 дней состоится еще не одна встреча – публичная и не публичная. У нового президента и старого парламента пока взаимный интерес. Но он хочет, чтобы они сами себе отсекли голову, потому что многие из них в ВР нового созыва не попадут. Хотя – полгода туда, полгода сюда – казалось бы, какая разница? Да нет, разница как раз есть, и она очень ощутима.

Старожилы украинской политики не простили и не простят Зеленскому его сокрушительной победы. Поэтому они, во-первых, рассчитывают, что до осени проголосовавшие за него разочаруются-одумаются и вернутся под их партийные знамена. Во-вторых, надо что-то делать с партийными пиар-службами, переписывать и переделывать информконцепции, чтобы на волне несистемного успеха не выглядеть в глазах электората бесполезными ископаемыми.

Ну, и самое главное, обещанное переформатирование некоторых партий под выборы тоже требует времени. Гройсман, который заявил о совместном проекте с частью НФ, вряд ли успеет в случае досрочных, Самопомич с Гриценко, Вакарчук, обездоленный Ляшко…Всем им нужно время. И деньги. При нынешних раскладах холодность спонсоров вполне объяснима, а до осени – кто знает.

Но Зеленскому очень нужны досрочные выборы. С нынешней ВР он связан по рукам и ногам и к реальному выполнению своих полномочий тоже, скорее всего, сможет приступить только после парламентских выборов. Поэтому чем раньше, тем лучше. Конечно, можно пофантазировать и представить, что нынешний состав ВР, приняв во внимание ошеломляющее доверие избирателей к новому президенту, сочтет нужным вспомнить, что они таки народные депутаты и учтет выбор народа. Но это вряд ли, потому что сложившийся в Украине парламентский язык – торги и шантаж. Многие годы запугивание и подкуп были основой отношений парламента и президента. О том, что может быть по-другому, уже забыли и не верят. Потому что в нашей политике слово сказанное и дело сделанное – это всегда две большие разницы. Рулящие в парламенте и сегодня уверены, что Зеленский побесится, сломает об них зубы и придет поникший и покорный – с прошением.

Но может случиться иначе. И если парламент, назначив не ту дату инаугурации, останется еще на полгода, он за эти полгода отгребет по полной, поскольку вынужден будет голосовать за законопроекты-маркеры. Не только за импичмент, но и за снятие депутатской и судейской неприкосновенности и т.д. И любое не голосование будет публично обставлено как похороны партий, чьи нардепы не явились, проигнорировали или голосовали против. Перед парламентскими выборами это будет не лучшая реклама.

По большому счету, они не оставляют Зеленскому выбора, хотя это, конечно, тоже шантаж. Обоюдный.

Многообещающее молчание Зеленского во время выборов, давшее всем возможность дорисовать и допридумывать каждому «своего» президента, сформировало настолько разносторонний и многоплановый, но архимасштабный запрос общества на перемены, который может морально уничтожить и раздавить победителя президентской гонки. Несмотря на разность понимания и оценки проистекающей действительности, значительная часть избирателей ждет от президента Зеленского «квантового скачка», мгновенного перемещения на другой качественный уровень, и не для отдельных групп граждан, для страны.

Все, или почти все, стали умными и понимают: сегодня восстанавливать старое – напрасно терять время. Мир меняется так стремительно, мир порядка и миры беспорядка несутся навстречу друг другу со скоростью света, и никто не может сегодня просчитать, чем это закончится, что возникнет на обломках старых политических цивилизаций, и возникнет ли вообще. Чем обернутся для Украины тектонические сдвиги в глобальном политическом и экономическом климате? Скептики настоящего и романтики будущего твердят, что разрушение – не всегда крах, но только умные, сильные, самоотверженные и не жадные могут использовать его для расчистки от обломков старого и отжившего. И эта часть сторонников Зеленского тоже ждет от него чуда, и побыстрее.

Понимает ли сам Зеленский, что он сел на шпагат между русофилами и устремленными в будущее? Едва ли. Но ему еще придется осознать и прочувствовать всю боль от такой растяжки.

Однако и Порошенко не в лучшей позиции. Украинцы как политическая нация уверены, что «демонтировать лучше, чем перестраивать» – это и есть та идея, которая стала у нас двигателем прогресса. Демонтаж – это не совсем разрушение. Точнее, это лучше, чем просто разрушение, это разрушение со смыслом и перспективой. В общем, увлекательный процесс – как люстрация с мусорными баками и зеленкой.

По сути, Порошенко в 2014 году был так же немногословен, как Зеленский сегодня. В его «жити по-новому» вложили все постреволюционные ожидания на жизнь без коррупции, олигархов, честно и по справедливости. Бизнесу, особенно среднему и малому, обещали свободу и вменяемые налоги, правоохранительной системе, особенно после Врадиевки, очистку и перезагрузку, судам – реформу, чтобы каждый, а особенно иностранные инвесторы, не боялись работать и быть собственниками. И конечно – армия, которую в 2014-м буквально на помойке нашли и отмыли до чистых, хотя не сразу, и не без помощи волонтеров и неравнодушных граждан. Однако, если посмотреть, как голосовали военные, и в армии не все согласны с тем, что ее уже возродили. Или больше нашего знают об особенностях восстановления. Что касается других надежд на новую жизнь, они так и остались надеждами и…торжественно будут переданы в момент инаугурации новому президенту.

Порошенко в первом туре в 2014 году выбрали снова-таки как меньшее из зол – тогда нужно было срочно легитимизировать власть в стране, что и было сделано. Более-менее вменяемая экономическая программа появилась позже, как коалиционная стратегия 2020. Хорошая, кстати, была программа. Впрочем, почему была? Она до сих пор есть– как программа.

С ней и собирается идти на парламентские выборы Порошенко? Об этом ничего неизвестно. Об экономической программе Порошенко не было известно и на прошедших президентских. Даже после первого тура, когда уже было понятно, что «Армія, мова, віра» – «не зашло», потому что это не о будущем, не о перспективе, не о мечте. «Я вас услышал», – сказал Порошенко тем, кто голосовал не за него. А услышал ли?

Нет, не услышал. Да, признал, что есть проблема в кадровой политике и коммуникации. Но разве только в этом? Все, что было сказано после разгромного поражения, свидетельствует о том, что глобального понимания произошедшего нет.

Кононенко уже заявил: БПП будут переформатировать, оставят в названии только «Солидарность», обновят партийную вертикаль, избавятся от токсичных личностей, введут праймериз. Кто будет определять токсичных и чистить ряды? Кононенко?! Праймериз по каким критериям, и кто их сформулирует? Тоже Кононенко? Нельзя начинать жизнь с чистого листа, вытираясь старым.

Искренне голосовавшие за Порошенко до сих пор находятся в состоянии глубокой политической депрессии. «Популист Зеленский», пришедший к власти, пугает их очень. Но при этом они не отрицают: вся президентская кампания Порошенко – отстойный отстой по форме и по смыслу. Правда, они уверены, что виноват в этом не Порошенко, а его команда. Ну, может быть, и так. Хотя команду подбирает командир, определяет цели и ставит задачи он же. Пиар-стратегия во время президентских выборов не может разрабатываться без участия или одобрения кандидата. И то, что даже после столь сокрушительного и позорного поражения выводы не сделаны, говорит о многом. А о том, что выводы не сделаны, свидетельствует то, что в команде Порошенко и сегодня главный прокол объясняют так: мы недостаточно много рассказывали о тех победах и свершениях, которые произошли в Украине за последние 5 лет…

Если это позиция самого Порошенко, то ему, скорее всего, предопределено так и остаться в шпагате – между идейными разочарованными сторонниками, искренне переживающими за будущее страны, и группой своих верных, но устаревших соратников, которые с восторгами и благодарностями ведут его к новому проигрышу – уже парламентскому.

Ну, и напоследок о николаевских делах. Их уже и пока нет, Савченко сложил с себя полномочия, хотя официально отставка не принята, но все основные службы работают, пока без хаоса. Зато активизировались нетерпеливые «дети лейтенанта Шмидта». Они от имени Зеленского уже делят должности и объявляют себя близкими, ближайшими и самыми что ни на есть стоящими рядом.  Даже пометившие свой жизненный путь членством в нескольких партиях, готовы снова стать новыми лицами. Например, один нынешний нардеп заявляет о своем возможном губернаторстве, другой намекает, что может стать министром экологии. Конечно, может. По принципу “Павел может лететь в Ленинград? Может. А Женя? Тоже может. Они оба могут. Кинем жребий”?

Будет ли полагаться на случай Зе-команда, мы еще увидим, но и без нардепов желающих запечатлеть и зафиксировать почтение новой власти и предложить свои услуги более чем достаточно. В чем-то они правы – у Зеленского мало людей, несмотря на большую поддержку. А впереди – парламентские, а потом и местные выборы. Поэтому количество ходоков с предложением «может, и я на что сгожусь» будет только увеличиваться.

Оксана Тихончук.

 

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:4,88- 8 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button