Легкие после ковида поражены на 90%: молодой женщине из Николаева не могут провести трансплантацию почки


17:1621.07.2021
Share Button

Героям публикации «ФАКТОВ» — супругам из Николаева Елене и Артуру Олейник — государство оплатило трансплантацию почки в Беларуси. Мужчине четыре месяца назад операцию уже выполнили. У Елены надежда только на украинских специалистов.

Дома от кислородного концентратора Лена отходит буквально на 10 минут. Затем вновь надевает маску, потому что сатурация падает. Чтобы жена смогла выйти во двор, увидеть цветы, траву, деревья, Артур берет с собой кислородную подушку.

— А я мечтаю о портативном кислородном концентраторе, который весит лишь три килограмма, — говорит Елена. — Он помещается в сумочке, и с ним можно передвигаться по городу, поехать на консультацию в Киев. Но стоит прибор почти 100 тысяч гривен! Друзья настояли, чтобы мы начали собирать деньги на концентратор. Для меня это жизненно необходимо: три раза в неделю надо проходить очистку крови — гемодиализ, так как почки не работают уже четыре года. К сожалению, без кислорода мне на процедуру не доехать, поэтому приходится вызывать скорую: в карете есть дыхательный аппарат, в отделении гемодиализа — тоже.

Но каждый раз «кататься» туда и обратно в скорой неправильно: врачей ждут срочные вызовы. Кроме того, надеюсь, что специалисты столичного Института пульмонологии мне помогут: чтобы дождаться пересадки почки, нужно спасти легкие, которые ковид поразил на 90 (!) процентов. Мы с мужем оптимисты, так что продолжаем бороться.

…Лена и Артур познакомились в закрытой группе в Facebook: в ней общаются те, кто из-за проблем с почками нуждается в гемодиализе.

— Лена задала вопрос по поводу лечения, я ответил, мы стали переписываться, а затем созвонились и почувствовали, что очень близки друг другу по духу, — рассказывает Артур. — Наше телефонное общение с каждым днем длилось все дольше. Так хотелось поговорить обо всем и очень хотелось увидеться. Но я жил в Киеве, Лена — в Николаеве, мы оба были привязаны к процедуре гемодиализа, так что просто взять билет и приехать я не мог.

Но нет ничего невозможного! Однажды спросил у Лены, можно ли мне встретиться с ней, и получил согласие. Созвонился с николаевским Центром нефрологии и договорился, что мне проведут гемодиализ там. Наша с Леной встреча была замечательной! Я сразу понял, что она — человек, которого я искал всю жизнь.

«Я загадала желание, чтобы Артура вызвали на пересадку почки, и через два дня оно сбылось! — говорит Елена. — А муж хотел отказаться, потому что я была в тяжелом состоянии. Удалось его убедить, что такой шанс терять нельзя»

Лена и Артур поженились. Об истории их любви два года назад я написала материал «Нашей семье нужны две донорские почки»: молодожены из Николаева надеются дождаться трансплантации” (на сайте «ФАКТОВ» он вышел 8 марта 2019 года). Читатели очень поддержали эту семейную пару, а через некоторое время государство оплатило и Елене, и Артуру пересадку почки в Беларуси. Но для того, чтобы не потерять этот шанс, каждому из них надо было раз в три месяца сдавать специальные дорогостоящие анализы — отправлять кровь в Минск.

— Мы старались так и делать, хотя денег на анализы порой не хватало, а тут еще в мае прошлого года я подхватила ковид, — вспоминает Елена. — Перенесла болезнь не очень тяжело. Казалось, организм справился. Но через некоторое время началась одышка. Оказалось, что у меня двусторонняя пневмония, фиброз.

Я попала в больницу, где меня усиленно, но не очень успешно лечили, затем выписали домой. Большой кислородный концентратор предоставил фонд «СВОЇ», которым руководит известный волонтер Леся Литвинова. Кроме того, и без гемодиализа я обходиться не могла. Трижды в неделю мы с Артуром вместе отправлялись на процедуру. Помню, как в феврале этого года загадала желание: хочу, чтобы мужа вызвали на пересадку почки. И все сложилось удивительным образом! Через два дня поступил вызов.

— Это был драматический момент, — продолжает Артур. — Вечером 23 февраля мы с Леной лежим под аппаратами, наши кровати рядом. У меня звонит телефон, номер незнакомый, код Минска. Мне говорят: «Есть подходящая почка. Сможете добраться завтра до 13:00?» Я даже сказать ничего не успел. Только вижу, что Лена отключается, теряет сознание, и врачи вокруг нее суетятся. Первая мысль: я же не могу ее оставить!

«На гемодиализе я жил 17 лет, а теперь привыкаю к свободе»

Как только врачи привели Елену в сознание и она узнала о звонке из Минска, тут же сказала, что Артур обязательно должен лететь на пересадку почки. На все возражения отвечала: «Такой шанс терять нельзя, он может оказаться единственным в жизни!» Артур отказывался: «Как я тебя брошу сейчас в таком состоянии? Не могу!»

— Я находилась в реанимации, мне было очень плохо, но собрала все силы и заявила: «Не полетишь, собирай свои вещи и уезжай в Киев», — говорит Елена. — Это был мой последний аргумент. Но он сработал. Меня же грело чувство, что мечта о трансплантации сбудется хотя бы для одного из нас.

— А для меня все происходило, как во сне, — продолжает Артур. — Времени было в обрез, и я не представлял, как смогу добраться сначала в Киев, затем в Минск и успеть к 13:00 следующего дня. Ведь орган ждать не может.

— Но вы успели…

— Да. Сестра купила билет на самолет из Борисполя, мне подсказали, в какой лаборатории можно быстро получить результат теста на коронавирус (без него меня не приняли бы в Минске). Я быстро добрался в аэропорт. Все шло, как по нотам, как будто судьба меня вела. В Центре трансплантации в Минске я оказался ровно в 13:00. Людей было много. Но мне сделали все анализы, забрали в палату.

Пришел врач и сообщил: «Я ваш хирург». А через 15 минут я уже был в операционной. Потом узнал, что трансплантация длилась шесть часов. Как только открыл глаза и понял, что жив, сразу сказал: «Мне надо позвонить жене». Медсестра набрала номер, и я услышал голос Лены. Она обрадовалась, что я уже очнулся. Очень переживала за меня.

— Лена была в больнице?

— Да. Под присмотром врачей. Это немного успокаивало.

— А вы сами сразу почувствовали результат операции?

— Нет. Но вселяла надежду сказанная доктором фраза: «Почка розовая». Это означает, что орган включился в кровоток, хотя заработал он не сразу, а только на пятый день. Я прошел еще три процедуры гемодиализа. Да это и не удивительно: мои почки отказали 17 (!) лет назад, и все это время мне нужен был гемодиализ. Я приспособился так жить, организм тоже приспособился, и теперь ему пришлось «переучиваться». Это было болезненно: под капельницами находился почти круглосуточно. Еще понадобилось устанавливать стент в один из сосудов, питающих почку: он был сужен на 70 процентов, и орган из-за этого мог отторгнуться. Мне подбирали дозировку препаратов для иммуносупрессии: организм надо «обмануть», чтобы новый орган он воспринимал как собственный. Но когда почка заработала, это означало, что качество жизни стало другим: ты не привязан к гемодиализу, это забытая степень свободы!

— Когда вы смогли вернуться домой?

— Через три недели. У меня появилось больше времени, чтобы заботиться о Лене. Но новым стало то, что мы уже не проходим вместе гемодиализ, не лежим на процедуре по четыре часа на соседних кроватях. И в это время меня не покидает чувство тревоги: «Как она там? Не стало ли плохо?» Пока жду ее, занимаюсь подработкой: чиню старые коллекционные игрушки. Ведь с деньгами у нас туго.

По стажу уже вполне могу считаться медбратом — и уколы умею делать, и капельницы ставить. У Лены теперь проблемы не только с почками, но и с легкими. Ей назначили лечение, и я его провожу. Слежу за тем, чтобы Лена не пропускала прием лекарств, контролирую ее дыхание. И еще моя прямая обязанность радовать жену — готовить вкусности, дарить цветы.

На свадебном фото Елена и Артур выглядят счастливыми. Сейчас, спустя два года, в семье по-прежнему царит любовь

— А какие цветы Лена любит?

— Весной — тюльпаны, сейчас — полевые. Они всегда у нас стоят в вазочке на столе.

«После трансплантации категорически запрещены грейпфрутовый сок и чай со зверобоем»

И Лена, и Артур люди улыбчивые, жизнерадостные, активные. А все трудности считают временными. Такой настрой возможен, если в семье царит любовь.

Именно Артур вытянул Лену из тяжелейшей депрессии в самом начале их знакомства. Тогда Лена во время беременности потеряла ребенка, у нее отказали почки, муж оставил. Женщина не знала, как жить дальше. Знакомство с Артуром изменило многое. Теперь она по-настоящему любима. Вместе они строят планы на будущее.

— До того как у меня появилась одышка и выяснилось, что врачи пропустили обширную пневмонию, мы с Артуром ездили на прогулки на мопеде, ходили по городу, и это было здорово! — рассказывает Елена. — Артур научил меня не опускать руки, радоваться каждому мгновению. Но есть проблемы, которые нам самим не решить. Речь о грамотных и неравнодушных врачах. Нам очень помогает заведующая Центром нефрологии и диализа Татьяна Владимировна Костыненко. Знаем и других отличных специалистов.

— Вы стоите в листе ожидания трансплантации?

— Да. И во Львовской больнице скорой помощи, и в Институте хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова. Поэтому так важно в первую очередь восстановить, насколько возможно, легкие. Очень хотелось бы побывать на консультации в Институте пульмонологии. Надеюсь, там мне помогут.

— Деньги на портативный кислородный концентратор поступают на счет?

— Да. За неделю удалось собрать приблизительно пятую часть. Но чем быстрее мы купим прибор, тем раньше я попаду на консультацию в столицу. Номер моей карты в «ПриватБанке» 5 168 742 228 257 998, Елена Олейник.

— У Артура изменился образ жизни после пересадки?

— Да. Ощущаю это особенно остро, когда отправляюсь на гемодиализ. Ему это уже не нужно.

— Есть новые ограничения в питании?

— Питание должно быть здоровым: блюда из овощей, мясо запеченное. Нельзя ничего копченого, соленого, острого, газированных напитков. Категорически запрещены грейпфрутовый сок и травяной чай со зверобоем. Они меняют концентрацию иммуносупрессанта. После пересадки можно пить больше воды — полтора литра. А на диализе себя очень ограничиваешь. Но Артур говорит, что теперь пить ему не очень хочется. А я бы после трансплантации с удовольствием пила воду. Во всяком случае пока мне так кажется.

Напомним, сотрудники николаевского Центра нефрологии и диализа добиваются выделения из состава областной клинической больницы в самостоятельное юрлицо.

Дело в том. что пакет оплаты услуг гемодиализа самый дорогой из тех, которые Николаевская областная больница подписала с НСЗУ. Татьяна Костыненко не раз заявляла, что главврач областной больницы Петр Рымарь направляет средства, заработанные Центром гемодиализа на нужды, не связанные с его работой.

Сегодня она вновь заявила, что Центр недополучил 20 млн.грн., поступивших от НСЗУ на его работу.

Кроме того, медики центра нефрологии и диализа Николаевской областной больницы заявляют, что им не выплатили “ковидную” доплату, несмотря на то, что они ежедневно проводят процедуры для больных ковидом.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:4,00- 1 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button