После COVID: что делать, если выписывают больного в тяжелом состоянии?


14:5403.03.2021
Share Button

Попытка медиков в Николаеве выписать из больницы кислородозависимую женщину тяжело перенесшую COVID-19, привела к общеукраинскому скандалу. И в очередной раз показала крайнюю необходимость организации системы реабилитации больных после тяжелого протекания коронавирусной инфекцией.

1 марта Оксана Лютова из Николаева обратилась в соцсети Facebook к начальнице горздрава Ирине Шамрай: ее маму, которая тяжело трудно переболела ковидом, и до сих пор зависит от кислородной поддержки, пытаются принудительно выписать из городской больницы №4.

Дочь была не согласна с позицией медиков и пожаловалась на действия врачей в Минздрав и полиции.

“Я обращалась за помощью к начальнику медчасти Николаевской городской больницы № 4 – Татьяны Михайловой. Но мне отказали в вопросе продолжения стационарного лечения матери – Ерохиной Валентины, которая перенесла в тяжелой форме коронавирусной болезни”, – рассказала женщина.

Говорит: мама полтора месяца была в реанимационном отделении Николаевской городской больницы №5 с диагнозом COVID-19. В середине февраля ее перевели для продолжения лечения и реабилитации в больницу №4, однако через 15 дней ее решили выписать домой.

“1 марта маму и меня поставили перед фактом, что мы должны покинуть больницу. Предоставили выписку с целью дальнейшего лечения у семейного врача.
За 1,5 месяца в реанимации у мамы атрофировались мышцы, в связи с чем она не может передвигаться и стоять на ногах, является кислородозависимой, зависимой от физнагрузок, которые влияют на уровень ее сатурации”, – рассказывает Оксана Лютова.

Она отмечает, что пока маму возили на УЗИ сердца, сатурация упала до 69%, но несмотря на это им, якобы, сообщили, что не могут держать женщину дольше в больнице. Добавляет: мама отказалась от амбулаторного лечения, поскольку состояние здоровья не позволяет успешно долечиться дома.

Оксана Лютова обратилась на горячую линию МОЗ и пообщалась с заместительнице министра.

Вчера, 2 марта, она сообщила что в больнице приняли решение оставить маму на стационарном лечении.

Что говорят в больнице

В комментарии LIGA.Life  заместитель главного врача Николаевской городской больницы №4 Татьяна Михайлова сказала, что конфликт возник на пустом месте, а действия врачей были правильными.

“Мы всегда стараемся оказать помощь в полном объеме. Это касается всех пациентов, поступающих к нам в больницу.
Пациентка Ерохина поступила к нам в очень тяжелом состоянии. Она перенесла коронавирусной инфекции, имела тяжелую пневмонию и выраженный постковидний синдром. Мы проводили медикаментозное лечение и оказывали кислородную поддержку. Также проводили массажи, лечебную физкультуру, учили родственников, как все это проводить в домашних условиях “, – рассказала Татьяна Михайлова.

По ее словам, по состоянию на 1 марта сатурация у пациентки держалась на минимальном потоке кислородного концентратора 95-98%.

“Это практически норма. Учитывая тяжелое течение пневмонии, который у нее был, то сейчас, используя лекарственное срок, у нее стадия” разрешения “, переходит в фиброз. Без кислорода, когда производится отключение (а оно проводится для тренировки дыхательных функций) сатурация снижается в 80-88%. При фиброзе легких это не критические значения “, – объясняет заместитель главного врача.

Татьяна Михайлова добавила, что родственникам пациентки все объяснили, но возник скандал.

Сейчас маму Оксаны Лютов оставили в больнице на паллиативном лечении. “Сегодня у нее сатурация 95-98% на концентраторе кислорода с минимальным потоком (2 литра в минуту) и продолжаем ЛФК, массажи”, – говорит врач.

Ранее заместитель министра здравоохранения Ирина Микичак, в эфире программы “Обратный отсчет” на Суспільном выразила сомнение, что подобные случаи могут быть системной практикой и призвала разбираться с каждым таким случаем отдельно.

“Если пациент нуждается в дополнительной кислородной помощи, его должны выписывать из больницы с такими показателями.
Значит врачи, которые так поступили, поступили против здоровья пациента. Поэтому во всех этих случаях надо разбираться “, – сказала Микитчак.

По ее словам, пациент должен быть выписан из больницы в состоянии, в котором может продолжать амбулаторное лечение.

“Я точно знаю, что кислородная поддержка на многие месяцы, пациенту, который адекватно пролеченный, не будет нужно”, – сказала заместитель министра.

Что говорят волонтеры

Сопредседатель ОО “Свои”, волонтер Леся Литвинова говорит, что к ней часто обращаются за помощью родственники кислородозависимых пациентов, которых пытаются выписать из больницы.

Обычно родные не понимают, что происходит и забирают пациентов в тяжелом состоянии домой. Иногда это заканчивается летально.

“Ковид дает осложнения на легкие и лечиться нужно долго. У меня есть те, кто по полгода не может слезть с кислорода. Больница не хочет накапливать таких пациентов”, – объясняет Леся Литвинова.
Одним из рисков пребывания кислородозависимого пациента дома, волонтер называет отключения электроэнергии – ведь если в доме исчезнет электроэнергия, а пациент не может дышать без кислородного концентратора, то он просто умрет.

Она считает, что в больницах, вместо того, чтобы надеяться, что все пациенты найдут себе кислородные концентраторы, генераторы и домашнего врача, надо открывать отделения для реабилитации.

“В инфекционных больницах есть “ковидные” кровати, функция которых справиться с коронавирусом. Поэтому у нас считают, что как только пациент преодолел COVID-19 и тест нормальный, то инфекционное отделение справилось со своей задачей.

То что пациент остается кислородозависимым, плохо ходит, имеет кучу проблем с тромбозами и другим – это вопрос длительной реабилитации. А где и как пациент имеет ее проходить, у нас никто не знает “, – рассказывает волонтер.

По ее словам, теоретически пациентов надо переводить в другое место, но куда – непонятно. Сейчас весь кислород сконцентрировали в ковидных отделениях, в терапевтических отделениях его нет.

Добавляет: также никто не знает, как ставить на ноги тяжелого пациента после коронавируса, а это “веселая” задача.

“Я уже четвертый месяц пытаюсь поставить на ноги свекровь после коронавируса. Пока она научилась только сидеть. Забирать пациентов с тяжелой дыхательной недостаточностью домой теоретически можно, но если со всех сторон продумано, как это сделать эффективно. То есть, если что-то происходит с техникой или электричеством, надо понимать, как действовать, чтобы спасти пациента. С ним кто-то должен быть круглосуточно. Также дома должно быть альтернативный источник кислорода, если мы говорим о чистой кислородной зависимости. Это может быть или кислородная подушка, или баллончик с кислородом на 80 вдохов. должно быть понимание, в какую больницу ехать, есть ли там места и т.д. “, – рассказывает Литвинова

Подчеркивает: в любой больнице есть дублирующие системы электроэнергии и кислорода и там умереть не дадут.

“Будут лечить и реабилитировать – еще вопрос, но умереть не дадут. Но дома у пациента есть все шансы умереть.

Поэтому когда врачи говорят: “Езжайте домой, вам все равно кроме кислорода ничего не нужно”, то они забывают рассказать, что будет с пациентом, если он вдруг дома останется без кислорода”, – добавляет волонтер.

Литвинова отмечает МЗ и местные власти сейчас должны подумать об открытии реабилитационных отделений для людей, которые переболели коронавирусной инфекцией. Родственников же призывает не соглашаться на выписку, когда это угрожает жизни пациентов.

Напомним: За сутки в Николаевской области – 194 новых больных коронавирусом, 8 человек умерло

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:5,00- 1 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button