День волонтера — не чужой праздник. Волонтерское движение на предприятии «Зоря»-«Машпроект»


11:5305.12.2018
Share Button

Волонтерское движение получило наибольшую активность в 2014 году. Тремя годами ранее в Украине вступил в действие закон «О волонтерской деятельности», регулирующий деятельность волонтеров, где четко давалось определение: «Волонтерская деятельность – добровольная, бескорыстная, социально направленная, неприбыльная деятельность, осуществляемая волонтерами и волонтерскими организациями путем предоставления волонтерской помощи».
Как ни странно, но именно кровавые события 2014 года ускорили развитие волонтерского движения не только в стране, но и на предприятии «Зоря»-«Машпроект». И пока грузная, неповоротливая государственная система сопротивлялась здравому смыслу, а чиновники разводили руками, пытаясь оправдать свою беспомощность, на линию соприкосновения, благодаря волонтерам, уже отправлялся транспорт с предметами первой необходимости, питанием, медикаментами, оборудованием, всем тем, без чего наша армия вряд ли бы выстояла на тот момент. Массовое волонтерское движение вызвало живой отклик у большинства украинского народа.

Волонтеры стали крепким тылом для наших бойцов

У каждого волонтёра своя история, свой жизненный опыт, своя точка зрения, свои ресурсы. Но всех их объединили высочайший уровень патриотизма и обострённое чувство справедливости. Будучи от природы активными людьми, они самостоятельно организовали процессы, систематизировали информацию, чтобы работать на результат. Именно в критические для страны дни волонтеры стали крепким тылом для армии нашей страны. В процессе работы каждый из них нашел свою нишу: одни возили еду и одежду, другие вооружали, снабжали аптечками, а также были те, кто искал убитых и раненых и вывозил их из оккупированных территорий. Кто-то занялся оказанием юридических услуг. Работы хватало на всех.

Андрей Переяславский — инженер 1-й категории, работает в Конструкторском отделе. Сначала участвовал в протестах Николаевского Евромайдана, а потом и киевского, куда ездил в выходные дни. После разгона и избиения студентов один из теле-каналов даже включил высказывание Андрея в свой сюжет:«Раніше ми стояли на нашому миколаївському Майдані, щоб підтримати Європу, але зараз мова вже йде про зміну влади, якщо вона не хоче прислуховуватись до людей».

У меня не было цели что-то организовывать. Просто когда я узнал про переезд в Николаев Сакских военных из Крыма, которые смогли вернуть Украине военную технику, не успев забрать из дома свои личные вещи, я решил помочь им обустроиться: передать два утюга и другие бытовые вещи. Но поскольку к ним сложно было добираться, я спросил, не хочет ли кто-то еще передать им вещи через меня. Результат был для меня неожиданным, многие в КО поддержали такую идею, особенно Марина Чернова, и помогли организовать сбор денег и вещей для военных. Дальше была и помощь военным Мамчура. Потом собирали деньги на помощь аптечками добровольцам на передовой. Помогали также и ребятам из КО, которые пошли служить в армию. За пределами завода участвовал в разных волонтерских организациях, например, в такой как «Допомога 79»: за один год работы ей удалось собрать около миллиона гривен для военных, прежде всего для 79-й аэромобильной бригады.

Первый год выдался очень сложным, но и отклик населения был высоким. Нужны были деньги на покупку еды, одежды – люди не были равнодушными. Мы передавали тушёнку для 79-й бригады тогда, когда они попали под обстрелы в Илловайском котле, оказывали поддержку раненым. Сейчас, слава Богу, уровень потребностей понизился. И это очень хорошо, потому что, наконец, заработала неповоротливая государственная система.

В настоящее время продолжаю дежурить на волонтерском посту. Поначалу у нас ночевали по 20 и более человек, сегодня количество ночующих военных значительно сократилось: по два, три человека в сутки. Когда мы встречали наших военных после возвращения из зоны АТО, иной раз доходило до того, что уже не мы поздравляли их, а они подходили к нам и выражали слова благодарности. «Спасибо, что вы нас ждете, — говорили они, – мы видим, для кого там воюем». Помощь на посту – это только 50 %, а остальные 50 % – это демонстрация людям того, что о них помнят, их ждут, ими гордятся, их труд необходим. А когда у военного человека есть свой тыл, то и работу свою он делает хорошо. Создание тыла – основная наша задача на сегодняшний день.

Совет от Андрея: Если тебе плохо, и нет сил терпеть агрессию против Украины на Востоке, просто приди на волонтерский пост, возьми веник и подмети. Видишь незаконную застройку, мирно выскажи несогласие сначала строителям, а потом, пожалуйся, и в горсовет — вместо того, чтобы нервно курить или есть валидол. Если видя несправедливость в обществе (хоть в военной ситуации, хоть в управлении городом), каждый человек сделает совсем небольшое мирное и не тяжелое для него действие в направлении решения проблемы, это может изменить ситуацию к лучшему. Большая дорога начинается с одного маленького шага. Каждый человек сам нуждается в том, чтобы бескорыстно что-то делать на пользу другим, даже если сам помогающий этого и не осознает, это ему нужно не меньше, чем тому, кому он помогает.

Становление государства начинается с взаимодействия активных и думающих людей

Если государство не будет прислушиваться к волонтерам, велик риск оказаться всем нам в большой беде. Волонтеры – люди с обостренным чувством справедливости, иногда граничащей с фанатизмом. Порой они бывают несговорчивыми, но они смогли найти в себе силы не сидеть сложа руки, а действовать.

Анастасія Щербініна – волонтер з 2014 року, інженер з організації експлуатації і ремонту устаткування 1 категорії, працює в Теплоенергетичному бюро:

— Дуже чудово, що в нашій країні почали святкувати день волонтера і говорити про це, я вважаю. Тому що це показник того, що країна цінує прояви свідомості, жертовності і небайдужості. Звісно, цьому передували непрості події… Революція Гідності, як приклад об’єднання і самопожертви людей задля відстоювання своїх прав і захисту своєї гідності, розбудила це масове підсвідоме в українцях… Звісно, не у всіх, поки… нажаль… і війна з про- і російськими елементами на сході підняла хвилю дуже великої громадської підтримки тих, хто знайшов в собі сили і відповідальність піти і стати живим кордоном між мирними містами та агресивним і озброєним наступом за визволення України від міфічного фашизму…

Саме ці приклади надали мені особисто розуміння, що я не можу стояти осторонь… Тим більше, що це наша спільна країна, і її доля стосується кожного… Тому докладання зусиль на підтримку захисників стало приоритетом на деякий час. Коли забезпечення армії відбудувалось заново (і кожний з нас вніс в це свою частку — в тому числі тим, що називають військовий податок), волонтерство для армії стало для мене менш актуальним…

Потім діяльність перейшла в громадсько-політичну площину, з перемінним успіхом пройшли місцеві вибори, в які теж доклали своїх безкорисних зусиль люди, що прагнуть змін на краще… Тому що розуміють важливість зміни підходу до влади, як до інструмента розподілення коштів на благо громади, а не як до годівниці «обраних»… і контролю будь-якої поточної влади на предмет розпорядження бюджетними (тобто, суспільними) коштами…

Зараз, на мою думку, і для мене особисто, і в суспільстві актуальні маленькі кроки по зміненню себе, свого застарілого, законсервованого в минулому мислення, негативних проявів претензій та хронічного невдоволення, небажання власного росту і розвитку, байдужості до близьких та надмірного бездумного споживання без віддачі. Можливо, з цього потрібно було починати, але історичні події не дали довго розгойдуватись і стали каталізатором суспільних процесів… В будь-якому випадку цей етап неминучий… Бо якщо розвалюються вагони, то ніякий новий технологічний локомотив не врятує цей потяг…

І це теж, на мій погляд, прояви внутрішнього волонтерства, згоди на роботу над собою і віддачу себе для поступової зміни оточуючого простору.

Ирина Абрамова родом из Горловки долго не считала себя волонтером: ни тогда, когда приезжала на майдан, ни когда возила оборудование и провиант к границе с Крымом и помогала 79-й бригаде в начале военных событий.

— Самое малое, что мы можем сделать – это просто перечислить деньги. Это тоже помощь, но ни в коем случае не волонтерство. Настоящим волонтером называется тот, кто вкладывает свою душу в благие дела. Впервые таких людей я встретила в израильской клинике задолго до войны. В свободное от основной работы время волонтеры морально поддерживают онкобольных: тихонько играют на музыкальных инструментах, поют, рисуют картины, кормят бутербродами или просто разговаривают с больными. В общем, не дают впадать в уныние отчаявшимся пациентам. Наверное, мне нужно было там оказаться, чтобы это понять, и когда в моей стране стали происходить тревожные события, я поняла, что стоять в стороне не хочу. За пять лет деятельности (а ведь некоторые до сих пор ее не афишируют) мы научились многому: собирать и обрабатывать полученную информацию, разумно мыслить и подвергать сомнению непроверенные слухи, работать в тесной связке с другими подобными организациями, особенно в юридических вопросах. Ведь в 14-м году вся наша деятельность была стихийной. Сегодня мы все структурировали и уже видим картину помощи тем или иным частям целиком. И когда начинаются жалобы типа: «Мы голодаем», мы уже в них не верим, потому что время караванов с теплыми носками, картошкой и капустой давно в прошлом. Если случаи перебоев с поставками продуктов и бывают, так это только потому, что служба тыла не выполняет свою работу. Только слепой не может видеть того, насколько изменилась наша армия. Раньше это напоминало какие-то махновские группы. Сейчас у нас настоящая серьезная украинская армия. Да, есть какие-то недостатки, провалы, но уже не в таких масштабах. Человек должен всегда оставаться человеком, а военнослужащий (который находится не в тепличных условиях, а под открытым небом практически круглосуточно) должен чувствовать нашу поддержку.

Только ограниченный человек может жаловаться на то, что он потерял заработки. В воюющей разграбленной стране, в стране коррупционных схем, в стране, где уже мог начаться дефолт, ожидать быстрых позитивных изменений способен только глупец. У всех упал уровень заработков, и это понятно. Волонтерство – это не возможность получить дивиденды, это шанс доказать, в первую очередь самому себе, что ты – настоящий человек и гражданин свободной страны. Да, нам еще много предстоит пройти, в том числе и научиться жить по законам.

Взаимодействие волонтеров и государства

События 2014 года наглядно показали, что возможности власти и государства ограничены, существует явная нехватка квалифицированных кадров. Именно поэтому особо ценным являются мнения общественных организаций и волонтерских движений. Мало того, многим госслужащим не хватает истинного патриотизма, а в некоторых навечно вшит ген советского чиновника. От таких следует избавляться, и чем быстрее, тем лучше, и заменять их на более активных и адекватных общественников. Также власть обязана нормально относиться и к «неудобным», по ее мнению, волонтерам. Потому что эти общественные объединения имеют колоссальный потенциал в дальнейшем стать здоровой проукраинской патриотической оппозицией, формирующей государственную идентичность. Ведь для любого народа государственная идентичность — главное условие развития, это бренд государства, который играет главную роль в определении внешней и внутренней политики государства.

Волонтёрское движение — это сообщество людей с критическим складом ума. Да, они могут кричать «Всё пропало!», но они же и предлагают готовые решения. Меньше слов и больше дела – вот главный девиз настоящего волонтера. Такое движение можно смело назвать действующей оппозицией, которую следует ценить, а не игнорировать.

Что же касается волонтерских рейдов, то они должны быть уменьшены в разы, только в этом случае бюрократическая система станет более мобильной.

 

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично Рейтинг:5,00- 1 голоса
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Оставьте первый комментарий!

чтобы оставить комментарий

wpDiscuz

© Inshe.tv

Share Button