“Спадкоємець”: что рассказал сын убитого Щербаня о рождении бизнес-империи Ахметова (ВИДЕО)


15:3704.12.2020
Share Button

3 декабря Hromadske опубликовало фильм о жизни, убийстве и наследстве самого богатого человека Украины 90-х Евгение Щербане. Главный герой фильма – его старший сын Евгений Щербань. Авторы фильма – журналисты Максим Каменев и Александр Кохан.

С 2013 года Евгений Щербань проводит собственное расследование. Он разобрался, как и каким образом исчезло наследство отца – его доля в корпорации Индустриальный союз Донбасса (ИСД).

LIGA.net опубликовало главное из резонансного фильма.

КОНТЕКСТ: Евгений Щербань – украинский бизнесмен и народный депутат второго созыва Верховной Рады. Он был акционером более 150 компаний в Украине, среди крупнейших – Индустриальный союз Донбасса (ИСД), Атон, Гефест, Финансист.

3 ноября 1996 года Щербаня расстреляли киллеры в аэропорту Донецка, когда он с семьей спускался с трапа чартерного самолета, возвращаясь из Москвы, с юбилея певца Иосифа Кобзона. Жертвами также стали супруга Щербаня Надежда, бортмеханик, авиатехник и инспектор таможни.

Организатором убийства Генпрокуратура в 2004 году назвала экс-премьера Павла Лазаренко. Тот отрицал причастность.

В 2013 году фигурантом дела об убийстве Щербаня стала Юлия Тимошенко. Следствие тогда утверждало, что она – один из заказчиков убийства конкурента вместе с Лазаренко. Но все обвинения с Тимошенко впоследствии сняли.

Создание Индустриального союза Донбасса

Корпорация Индустриальный союз Донбасса была создана в середине девяностых годов. Среди идеологов создания был Евгений Щербань-старший, который на тот момент уже был народным депутатом и хотел объединить в одну структуру энергетические, металлургические и машиностроительные предприятия Донбасса. Компания поставляла сырье, электроэнергию и газ на предприятия и занималось сбытом их продукции.

Депутатство не мешало бизнесу. Чтобы обойти законодательные ограничения, Щербань или члены семьи числились собственниками, но управляли его компаниями наемные менеджеры. Таким управленцем в ИСД стал Сергей Тарута (на слушании по делу об убийстве Щербаня в 2013 году Тарута рассказывал, что у Щербаня в Азовинтексе, который непосредственно владел его долей в ИСД было 80 или 85%, у него – остальной пакет. – Ред.).

Среди основателей ИСД также были компании Александра Момота (убит в 2016 году. – Ред.) и Рината Ахметова.

Как Ринат Ахметов стал бизнес-партнером Щербаня

В 1991 году ресторан Щербаня “Ретро” расстреляли неизвестные из автоматов, рассказывает один из первых бизнес-партнеров Щербаня-старшего Юрий Дедух (в 1995 уехал из Украины). Они занялись поиском защиты.

Так среди их партнеров оказался тандем Ахатя Брагина и Рината Ахметова. Дедух утверждает, что Брагин и Ахметов стали отвечать за ликеро-водочный бизнес Щербаня и Дедуха, поставлять алкоголь из Украины в Россию и обеспечивать защиту бизнеса. “Но это была не “крыша”, а партнерство”, – уверяет Дедух.

Когда Брагина взорвали в 1995 году на стадионе Шахтер, остался только Ахметов. Он производил на Щербаня хорошее впечатление: считал, что Ахметов “далеко пойдет”, вспоминает другой бывший бизнес-партнер Щербаня Владимир Шевчук.

Как ИСД зарабатывала на металле

ИСД, по словам Щербаня-младшего, в девяностых контролировала множество “промышленных программ” в разных отраслях, в том числе в металлургии.

Одной из самых доходных была программа “штрипс-труба-газ”. Вот пример: корпорация получала газ от днепропетровской компании Единые энергетические системы Украины (ЕЭСУ), которая покупала топливо у российского Газпрома и поставляла в Украину.

Полученный газ ИСД поставлял на металлургические госпредприятия Донецкой области, которые производили продукцию.

По такому принципу, например, Азовсталь производила штрипс (заготовка для труб большого диаметра – Ред.), который потом использовал Харцызский трубный завод для производства труб. Далее часть труб уходила ЕЭСУ и российскому Газпрому в качестве оплаты за потребленный газ, другая – продавалась через ИСД за границу. Только на продаже труб, по словам Щербаня, корпорация получила в 1996 году $60 млн, прибыль от продажи слябов (заготовка для металлопроката. – Ред) – $160 на тонне.

Вырученные деньги, отмечается в фильме, дали возможность ИСД потом приватизировать ряд крупных металлургических предприятий Донбасса, в том числе Азовсталь и Харцызский трубный завод. (сейчас оба предприятия входят в СКМ Рината Ахметова. – Ред.)

В 1996 году оборот ИСД превышал $1 млрд

На момент убийства Щербаня в 1996 года оборот ИСД достигал 2 млрд при курсе гривни 1,76 – 1,8 грн за доллар, вспоминает экс-директор ИСД Тамара Дорофеева. Это – более $5 млрд, если привести цифры к нынешним реалиям, говорит Щербань.

Вырученную прибыль, по его информации, Щербань-старший делил вместе с партнерами по квотном принципу. Например, Тарута как исполнительный директор и миноритарный акционер ИСД якобы получал всего 2%. Основная доля – Щербаню и его партнерам.

У ИСД в те времена не было промышленных активов, приводятся в фильме слова Таруты. “ИСД стала такой [крупной] с 2002 года, – заявил Тарута на одном из форумов. – До того ИСД была только мечтой”.

Первая встреча с Ахметовым и “фиктивный долг”

Щербань говорит, что через три месяца после убийства отца Ахметов на встрече в своей резиденции “Люкс” предъявил ему и его брату Руслану некий “долг”. Речь шла о сумме, которой якобы недоставало в общем металлургическом бизнесе после смерти их отца. Щербань-младший говорит, что не был готов к разговору и признал “долг”. Сейчас он уверен: “долг – это фикция”. Лист с расчетами формата А4, который ему предъявил Ахметов, сохранился у него с братом.

В счет погашения, по словам Щербаня-младшего, Ахметов получил от семьи бизнесмена телеком-компанию DCC (позже реорганизовалась в оператора Life и продана турецкой Turkcell – Ред.) и компанию Гефест (владела одноименной сетью АЗС, позже была переименована в сеть Параллель). Гефест, как позже выяснилось, также владел долями Щербаня в других бизнесах, включая опосредованную долю в ИСД, компаниях Азовинтекс, Азовимпэкс, Азов-трейд и других.

“Долг, который нам предъявили (даже если принять его во внимание), был явно меньше того, что было передано нами”, – уверен Щербань.

Как Тарута стал акционером ИСД после смерти Евгения Щербаня-старшего

Сергей Тарута стал крупным акционером ИСД незаконно, утверждает Щербань-младший. Его отец опосредовано владел долей в ИСД через компанию Гефест. После смерти Щербаня, на учредительном собрании Гефеста, со слов Таруты, было принято решение безоплатно передать 80%-ную долю в ИСД, решение подписал [экс-директор Гефеста Виктор] Котельников.

Передача этой доли незаконна, утверждает Щербань. По его словам, учредителем Гефеста была американская компания Overseas, акционером которой была покойная жена Щербаня-старшего Надежда. Поэтому без вступления в наследство его младшего сводного брата-наследника и без его разрешения, ИСД не могла перейти к Таруте законным способом.

Его версию косвенно подтвердил человек, которого в фильме называют бывшим директором Гефеста Виктором Котельниковым (съемка велась со спины, лица в кадре не показали. – Ред.). Тот признал на одной из встреч со Щербанем-младшим, что пошел на этот шаг под давлением.

По информации Щербаня-младшего, он минимум дважды вместе с братом Русланом обсуждал с Тарутой эту историю. В ходе одной из встреч, по его словам, бизнесмен якобы намекнул, что передача ИСД Таруте может быть идеей Рината Ахметова.

Несостоявшийся суд Кобзона на $1 млрд

Щербань-младший говорит, что в 2013 году у него состоялся еще один разговор с Ахметовым. Он потребовали от Ахметова $1 млрд в качестве доли от бизнеса отца. Тот в резкой форме отказал и предложил пойти в суд. Затем озвучил еще одно предложение: найти человека, который устроит обе стороны и может выступить третейским судьей.

Выбрали Иосифа Кобзона, говорит Щербань. При выборе исходили из простой логики: он – общий знакомый.

Исход оказался неожиданным: через некоторое время после предложения Кобзон сказал, что не хочет ругаться с олигархом.

Брат Евгения Руслан позже также “занял нейтральную позицию” и решил не участвовать в расследовании. Он также отказался от комментариев для фильма.

Реакция Ахметова

Авторы фильма утверждают, что Ахметов отказался от личной встречи. “Все активы, принадлежащие Ринату Ахметову и группе СКМ, были приобретены законно, добросовестно и без нарушения прав каких-либо третьих лиц. Сыновья Е.А. Щербаня ранее публично заявляли об отсутствии каких-либо претензий к Ринату Ахметову в отношении бизнес-активов их отца”, – заявили “Громадському” в пресс-службе компании СКМ, которая управляет бизнесом Ахметова.

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button