Шмыгаль рассказал об экономическом национализме в Украине. Только подключение к электросетям у нас “хромает”


16:0425.05.2020
Share Button

-Мы сейчас работаем с Министерством иностранных дел, чтобы немного изменить направления работы дипломатической службы Украины за рубежом. Мы будем ориентировать наших дипломатов на продвижение украинского экспорта. Это такая своеобразная реформа. Продвижение украинского экспорта на мировые рынки станет одним из КРИ украинских дипломатов, – сообщил премьер-министр Денис Шмыгаль в интервью Интерфакс-Украина.

-Еще одним КРИ может стать привлечение инвестиций в Украину. Отсюда экспорт, сюда инвестиции, а импорт в Украину и так зайдет силами дипломатов иностранных государств.

Инвестиции из Украины – это прекрасная тема, но я бы сегодня локализовался и занялся экономическим и инвестиционным национализмом, в хорошем смысле этого слова, и инвестировал бы в Украине. Здесь очень хорошие условия, очень хорошая маржа в отдельных отраслях, с точки зрения экономических возможностей. Поэтому инвестировать нужно дома, развивать локальное производство, повышать качество и затем выходить с экспортом наружу.

Есть ли сейчас возможность, с учетом всех факторов,перенести часть предприятий по сборке различных товаров, работающих на Европу, из азиатского региона в Украину?

-Мы сегодня смотрим, как выиграть региональную конкуренцию, потому что Украина сегодня имеет целый ряд преимуществ. Здесь я обращусь к рейтингу Doing Business. В 2012 году мы стартовали со 150-х позиций, затем постепенно двигались к 71-й, а сегодня мы на 64-й позиции в мире из почти 190 стран. Наше цель – ТОП-30. Это будет не просто брендовая статусная вещь, что мы в топе – это будет означать, что мы выполняем определенные показатели для инвесторов. Сегодня они говорят, что Украина очень классная для инвестиций, но им мешает буквально несколько параметров. Ключевой такой параметр – это подключение к электросетям. По подключению к сетям мы находимся между 120 и 130 местом. Если по этому показателю мы улучшим позиции, то автоматически, без других усилий, заходим в ТОП-30 общего рейтинга. На практике это будет означать, что мы выиграем региональную конкуренцию у соседей – Польши, Венгрии, Румынии.

Второй параметр – это доступ к финансовым ресурсам. Вы видите, что мы сотрудничаем с НБУ, ставка уже 8%, и у нас есть видение, как мы будем двигаться дальше. Мы хотим со второго полугодия сделать привлекательную по процентным параметрам ипотеку. Для этого надо еще поработать в части снижения учетной ставки, в части создания особых инструментов для нашей банковской системы. Сейчас банковская система стабильна, но у нас инфляция в макропрогнозе правительства 11,6%, а по факту мы получили за первый квартал менее 3%, и это осуществляет колоссальное давление на экспортеров.

Мы не можем разогреть экономику, а это сделать нужно. Малый и средний бизнес должен создавать большое количество рабочих мест, а большая экономика должна разогреваться с госзаказов и строительства. Это те драйверы, которые мультипликативно будут иметь очень хороший эффект. Его нужно будет усиливать различными инструментами: инфляционными, курсовыми и кредитными.

Но вы понимаете, что это должен быть контролируемый процесс, а как говорят, можно начать печатать деньги, но трудно закончить это делать?

-Речь о печатании денег, даже условном, не идет. С точки зрения макроэкономики остановить инфляцию легче, чем ее разогнать, когда это нужно. За исключением, когда действительно печатаешь деньги и всем раздаешь, но тогда это просто преступление. А здоровая инфляция в 2-3 процента – это постепенный рост экономики, и это надо запускать. Это сложно. Сейчас большинство предприятий сокращают свое производство, у них падает заказ. Поэтому в потреблении нужно создать немного больший спрос, чем есть в производстве, и постоянно контролировать этот рост.

МВФ понимает эти ваши доводы?

-МВФ хорошо это понимает. Мы с ними вышли фактически на финишную прямую. Условия понятны, мы ждем транш ориентировочно на следующей неделе. С точки зрения понимания ситуации, МВФ приняло соответствующие решения, а мы выполнили все договоренности, которые у нас были, несмотря на некоторый скептицизм отдельных экспертов.

А что со структурными реформами?

-Это важная дискуссия и в контексте МВФ, и в сотрудничестве с нашими международными партнерами. Мы точно не собираемся отказываться от реформирования тех отраслей, где это началось.

В частности, мы активно завершаем реформу децентрализации. На сегодняшний день принят 21 перспективный план областей. В ближайшее время будет сформирован весь перспективный план государства, что позволит нам переходить к следующему этапу, а именно избирательного процесса.

На местах не все довольны решениями, которые принимаются правительством, и публично об этом заявляют. Насколько это критично?

На сегодняшний день у нас создано 1029 общин. Общее количество общин, которые должны образоваться – 1 300. Конфликтных – порядка 110, то есть в 8% общин есть напряжение. Большинство этих конфликтных случаев было создано через местные элиты. Для такой глобальной реформы 8% напряжение в общинах – это приемлемый показатель. Хотя, конечно, каждый из этих случаев для нас важен, и мы работаем над взаимовыгодным решением. При этом в целом общество эту реформу воспринимает как одну из самых понятных, прозрачных, успешных и нужных.

Еще предстоят конституционные изменения и изменения в субрегиональном уровне. По моему мнению, субрегиональные образования нужны, потому что 1300 общинам будет трудно договариваться и принимать совместные решения. Бюджетов в районе не должно быть, но этот объединительный и координационный элемент должен остаться.

Уже есть понимание, как будет выглядеть субрегиональный уровень?

Мы начали эту дискуссию, фактически провели ее от областей до экспертного уровня в Киеве. Сейчас в связи с карантином экспертная группа перешла в дистанционный режим работы. Результатом должны стать три варианта, которые будут переданы в комитеты и парламентский зал для принятия решения, какой из них должен быть закреплен конституционно.

Когда будут готовы изменения в Конституцию в части децентрализации? Ранее вы прогнозировали завершения подготовки в марте.

Коронакризис внесл свои коррективы во все планы, которые у нас были. В идеале, хотелось бы это сделать к избирательному процессу, до июля.

Ранее вы говорили, что созданные за пределами перспективных планов общины смогут себя реализовать, но профильные ассоциации говорят, что после утверждения на правительстве исчезнет более сотни уже сложившихся общин. Почему так?

Все не совсем так. Статья 5 Европейской конвенции о местном самоуправлении запрещает ликвидировать общины, которые уже созданы. То есть общины, которые образованы путем выборов, сохранены почти все. У нас есть несколько случаев, когда с согласия общин было принято решение о присоединении к образованным общинам, чтобы не было белых пятен. Определенное напряжение есть, но оно не в законодательном поле.

Что будет происходить с приватизацией?

-Мы хотим приватизировать все, что можно отдать эффективным собственникам. Это ключевой предвыборный тезис, это внесено в программу деятельности правительства. Фонд госимущества сегодня структурно разложил все предприятия. Но мы понимаем, что во время кризиса выставлять на конкурс большие “вкусные” предприятия за копейки не хочется. Если будет возможность выходить и продавать дорого, будем это делать. Сейчас мы наблюдаем.

На малой приватизации состояние общемирового кризиса не влияет, потому что это малые объекты регионального значения, к которым давно присматривается местный малый и средний бизнес. Это надо раздать эффективным собственникам.

Напомним также: В Украине может появиться отдельное аграрное министерство и усилят промышленный блок — Шмыгаль

Очень плохоПлохоХорошоНормальноОтлично (Нет голосов)
Загрузка...
Понравилась статья? Расскажите друзьям!
Share Button


Обсуждение

Пожалуйста, чтобы добавить комментарий.

© Inshe.tv

Share Button